Не мобильником единым…

28 сентября 2017
0
1410

В век компьютеров, баз данных и электроники современному человеку, особенно молодому, трудно представить, как раньше люди обходились без высоких технологий. Особенно там, где от этого зависит очень многое. Например, в работе правоохранительных органов.

Гению не повезло

Ранней весной 1879 года в закутке Парижской префектуры полиции за столом работал молодой человек. Подышав на замерзшие руки, он вновь брался за перо – заполнял карточки на задержанных преступников: рост, вес, особые приметы… А теперь надо приклеить фотографию задержанного. И так каждый день кропотливой и рутинной работы.

Звали молодого чиновника Альфонс Бертильон. Сын уважаемого врача и вице-президента Парижского антропологического общества, внук известного учёного-естествоиспытателя и математика Ахилла Гийара, Альфонс являлся прямой противоположностью своим предкам.

Он был трижды исключён из элитных школ за неуспеваемость и плохое поведение. По причине его скверного характера Бертильона попросили из банка уже через месяц работы в нём. Не удалось ему поработать и домашним учителем. Лишь благодаря протекции отца парня взяли на службу в полицейское ведомство «Сюртеженераль».

Науки давались Альфонсу с большим трудом. Но всё, что касалось вопросов систематизации и статистики, он знал в совершенстве: от теории Чарльза Дарвина до детальной классификации человеческих черепов различных рас. И вот однажды во время заполнения карточек Бертильон вдруг вспомнил о теории учёного Кетле, согласно которой в мире нет двух человек с совершенно одинаковым строением тела.

Но Кетле в своих исследованиях остановился на том, что совпадение двух одинаковых по росту людей равняется соотношению 1:4. Если же дополнить ещё одним измерением – длиной верхней части туловища, то совпадение составляет уже 1:16. Если замерить ещё 14 единиц (длину стопы, окружность головы, длину предплечий, пальцев и т.д.), то шансы совпадений размеров частей тела задержанного с размерами другого преступника уже будут 1: 286 435456…

«Это был я!»

Бертильон вместе с ассистентами почти круглые сутки занимался измерениями арестованных. К середине февраля 1883 года они составили уже 1800 карточек. Но не было главного – результатов. А до окончания измерений оставалось десять дней.

И вдруг перед обмерщиками предстал очередной арестованный, представившийся Дюпоном. Бертильону показалось, что черты лица ему знакомы. Едва процедура закончилась, Бертильон, сгорая от нетерпения, бросился к своей картотеке: «Вы 15 декабря прошлого года уже задерживались за кражу пустых бутылок. Но тогда вы назвались Мартином!»

Воришка был потрясён: «Ну и ладно. Это был я…»

В течение следующего года Бертильону и его помощникам удалось опознать личности более 300 преступников. После этого в метод Бертильона специалисты поверили, и «полицейская антропометрия» получила прописку в тюрьмах Франции, а затем и всей Европы.

Пик славы нового метода пришёлся на 1892 год, когда «Полицейской службе идентификации», возглавляемой Альфонсом Бертильоном, удалось установить личность уголовника, убитого своими подельниками. Вскоре они назвали настоящее имя анархиста Равашоля (Кенигштейна), взорвавшего дом судьи.

Но почти одновременно началось вытеснение «полицейской антропологии» дактилоскопией. В 1877 году (по другим данным, в 1897-м) английский чиновник в Индии Уильям Гершель написал письмо генеральному инспектору тюрем Бенгалии: «При этом направляю Вам работу, содержащую описание нового метода идентификации личности. Он заключается в штемпелеподобном оттиске указательного и среднего пальцев правой руки…»

Спустя два года к такому же открытию придёт врач-преподаватель токийской больницы Генри Фолдс, заинтересовавшийся отпечатками пальцев на древних глиняных черепках. Как утверждают Л. Лужков и некоторые другие историки науки, сам Бертильон, ослепший и прикованный к постели, поражение так и не признал вплоть до своей кончины 13 февраля 1914 года. После этого перестала применяться устаревшая система установления преступников.

Так или иначе, но в ту эпоху методов, подобных «полицейской антропометрии», и быть не могло: как говорится, всему своё время…

Современной молодёжи тоже непонятно, как можно было их папам и мамам, дедушкам и бабушкам жить без мобильных телефонов. Писатель и сатирик Михаил Задорнов рассказал со cцены о любопытном письме, разумеется, отправленном по электронной почте. Одна девушка с удивлением пишет:

«Михаил Николаевич, я не понимаю, как в ваши годы могла произойти Октябрьская революция, ведь тогда не было Интернета…» В «ваши годы», так как Задорнов родился в 1948 году, а 19… – это, как думают молодые, означает 19-й век… «Непонятно также, как без использования мобильной связи могли произойти Ледовое побоище в 1242 году или Куликовская битва в 1380-м». Что тут особо комментировать? Смех сквозь слёзы: у молодых ну прямо белый свет сошёлся клином на этих «мобилах»…

А вот Глеб Жеглов и Володя Шарапов не посчитали зазорным использовать что-то из методов своих далёких предшественников. Помните, как тщательно перебирал объёмистую (ну прямо в духе Бертильона!) картотеку на уголовников со всеми данными, в том числе антропометрическими, Жеглов, и запоминал данные из неё Шарапов? Кропотливая, нудная, но, как оказалось, тоже нужная работа. Недаром говорят, что новое – это хорошо забытое старое…

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top