«Наехали» на… патруль

14 апреля 2016
0
1679

В любой стране неповиновение, а тем более оскорбление и нападение на сотрудников полиции при исполнении ими служебных обязанностей, расценивается как уголовное преступление в отношении представителя государственной власти. Чаще всего такое неповиновение проявляют лица, находящиеся в нетрезвом состоянии. Но алкогольное опьянение является не оправданием, а отягчающим обстоятельством при совершении подобного правонарушения.

Тот теплый августовский вечер десять приятелей (всем не более тридцати лет) из Уральска решили отметить на берегу Урала. На берег в районе завода ЗКМК отправились на трех машинах марок «Ларгус», «Тойота Камри» и «ВАЗ-2110».

С пяти часов вечера друзья наслаждались приятным времяпрепровождением – выпивали, закусывали шашлычком, купались. Солнце уже давно клонилось к закату, но расходиться не хотелось. Только ближе к одиннадцати вечера компания отправилась в город. То, что все, включая водителей машин, были, мягко говоря, «выпимши», не смущало: авось обойдется.

В общем-то, и обошлось: никого на дороге не сбили, не покалечили, сами тоже не пострадали и серьезной аварии не допустили. Возможно, благодаря бдительности сотрудников дорожно-патрульной полиции никто от нетрезвых водителей не пострадал.

Старшие сержанты полиции Меняжев и Сатаев, сержанты Дюсенов, Темирешев, Хамидуллин, младший сержант Умиров в этот вечер на двух служебных машинах марки «Шкода» патрулировали участок дороги по улице Урдинская. В это время по улице Урдинская в сторону улицы Гагарина на большой скорости двигался автомобиль «Тойота Камри». Не снижая скорости, он обогнал две(!) машины патрульно-постовой службы, но при повороте, водитель иномарки не справился с управлением и наехал на бордюр, отчего автомобиль остановился.

За рулем «Тойоты» был Аслан Жастанов, индивидуальный предприниматель, еще совсем недавно отдыхавший на берегу Урала. После того, как его автомобиль наткнулся на бордюр, он заметил машину сотрудников полиции, из которой уже вышел и направился к их машине сержант полиции Хамидуллин. Жастанов тоже вышел из машины, но вовсе не для того, чтобы объясниться с полицейским. Он хотел с водительского места пересесть на заднее сидение, чтобы прикинуться пассажиром. Как бы он потом объяснял, кто был за рулем, непонятно, видимо, в тот момент им двигал исключительно инстинкт самосохранения от ответственности.

Полицейский подоспел вовремя: нарушитель уже открыл заднюю дверь своего автомобиля, но сержант не дал ее закрыть, подставив ногу. Из машины доносился сильный запах алкоголя.

Представившись, сержант предъявил служебное удостоверение и попросил Жастанова проследовать за ним к патрульной машине для выяснения его личности и причины дорожно-транспортного происшествия.

– Потому что было совершено ДТП с механическим повреждением автомашины «Тойота-Камри» и бордюра городских коммунальных служб, – объяснял сержант позже суду. – Левое колесо машины было повреждено, и из-под автомобиля текла жидкость.

Идти к патрульной машине Жастанов отказался. Сначала он просил его отпустить, ссылался на влиятельные знакомства, потом стал выражаться нецензурной бранью.

Одновременно с ним из машины «вывалились» все ее пассажиры и перегородили полицейским дорогу к патрульной машине. Все они кричали, ругались, толкались, тянули сержанта в одну сторону, своего друга в другую. А тут подъехала другая машина пьяной компании. «Жигули» внаглую встали прямо перед патрульной машиной, перегородив дорогу, и теперь уже почти вся компания вступила в перепалку с полицейскими, не давая им дойти до своего автомобиля. Потом подоспели друзья на третьей машине. Она предусмотрительно остановилась поодаль.

Все эти «друзья» принялись нецензурными словами ругать полицейских, хватать их за руки и «за другие части тела» (как сказано в приговоре суда), толкать, тянуть – в общем, всячески оказывать активное сопротивление. Правда, немного более трезвые пассажиры «Ларгуса» делали это без особого рвения. Как потом объяснил на суде один из них заметил, что на груди сотрудников полиции были жетоны с видеокамерой и, «опасаясь, что его запишут на видео, ничего лишнего не говорил, стоял и наблюдал в стороне».

Сам Жастанов свою вину признал частично: да, оказал неповиновение сотрудникам полиции, выражался в их адрес нецензурной бранью, но влиятельными знакомыми и физической расправой не угрожал, телесных повреждений никому не наносил. И уверял, что «он находился на заднем сидении своей машины», то есть за рулем был не он.

Согласно заключению медицинского освидетельствования Жастанов находился в состоянии алкогольного опьянения средней степени.

Органами досудебного производства действия Жастанова были квалифицированы по двум статьям Уголовного кодекса: оскорбление представителя власти при исполнении им своих служебных обязанностей и неповиновение законному требованию или распоряжению представителя власти по признакам применения насилия, не опасного для жизни или здоровья и угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих служебных обязанностей.

Однако суд согласился с позицией государственного обвинителя и исключил из действий Жастанова признак «неповиновение распоряжению». И квалифицировал действия подсудимого по признакам «оскорбление представителя власти при исполнении им своих служебных обязанностей».

К смягчающим уголовную ответственность обстоятельствам суд отнес чистосердечное признание подсудимым своей вины и раскаяние в содеянном.

В соответствии с ч. 2-3 ст. 52 УК РК, лицу, совершившему уголовный проступок, должно быть назначено наказание, необходимое и достаточное для его исправления и предупреждения новых преступлений.

Суд приговорил Жастанова к штрафу в размере 30 месячных расчетных показателей – 59460 тенге. Кроме того. С него взыскали процессуальные издержки в сумме 34590 тенге.

Руслан Жумагулов,
судья специализированного суда
по уголовным делам
Наталья Смирнова

(Имена и фамилии фигурантов
изменены по этическим причинам)

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top