Когда помощь – скорая

13 августа 2015
0
2295

Они первыми приходят на помощь. От их оперативности, профессионализма и человечности зависит жизнь других людей. Каждая неудача – не спасли, не успели – воспринимается ими, как личная трагедия. Даже когда в этом нет никакой их вины. Но часто им самим приходится сталкиваться с равнодушием и безразличием окружающих.

«У меня сработал отцовский инстинкт»

Молодого фельдшера Баубека Хайрова чаще всего посылают на «детские» вызовы: трижды отец, он умеет обращаться с детьми. Но этот вызов был особый: годовалая девочка, по предположению матери, упала в колодец септика. «Скорая» была на месте уже через шесть-семь минут, но Баубек надеялся, что первыми приехали чээсники и вытащили ребенка. Но оказалось, что растерявшаяся мама сначала вызвала медиков. И он сам полез в колодец, все еще надеясь, что может вытащить ребенка живым.

– Там сверху плавала детская резинка для волос, – Баубек все еще не может отойти от пережитого шока. – Колодец был открытым, но мать какое-то время искала девочку во дворе, время было упущено. Потом искали лестницу, она в колодец не входила…

– Ты мог бы дождаться спасателей и не лезть туда сам…

– Наверное, во мне сработал отцовский инстинкт, – смущаясь, говорит Баубек. – У меня самого трое детей…

Он рассказывает, что сразу нашел девочку, стоило ему только туда спуститься и пошарить по дну рукой.

– Было поздно, она уже вся посинела, – не без содрогания вспоминает он. – Если бы сразу ее вытащили… Дом в таком многолюдном месте – в районе конечной остановки автобусов в районе ДВД. Там полно водителей стоят, другие люди. Если бы мать обратилась к ним за помощью, если бы кто-то из взрослых сразу туда залез, то ребенка можно было спасти. Ведь этой малышке там «с головой» было… Ей 20 июня годик исполнился, а второго июля она погибла…

– Он даже позвонить нам не мог, потому что был в шоке и сидел весь в отходах, – рассказывают коллеги Баубека. – Сам потом заболел на нервной почве…

Но бросать свою работу у Баубека даже в мыслях нет. Он гордится ею.

– Мы людям помогаем, – говорит молодой фельдшер. – Но надо, чтобы люди тоже помогали друг другу. Потому что все решает время…

Баубек пришел работать на станцию «Скорой помощи» более двух лет назад, после окончания Уральского медицинского колледжа. Сейчас на «скорой» работают, в основном, фельдшеры.

– Они практически все – выпускники нашего медколледжа, – говорит главный врач «Скорой помощи» Сергей Мадиевич Бекежанов. – В прошлом году поступило пятьдесят заявлений, мы могли принять только тридцать пять человек. В этом году у нас полный штат.

Главный врач отмечает: наш медицинский колледж дает хорошую подготовку фельдшерам, на которых сейчас ложится основная нагрузка в работе: на 220 выездных бригад из 550 медиков «Скорой помощи» врачей всего 29, включая главного. Остальные – фельдшеры.

– Раньше на «Скорой помощи» подрабатывали врачи поликлиник, сейчас, для того чтобы работать у нас, они должны пройти платное обучение в Астане, Алматы, чтобы получить сертификат врача «скорой», – говорит Сергей Бекежанов. – Я этого, признаться, не понимаю: зачем врачу, имеющему опыт работы, проходить дополнительное обучение? Кто на это согласится, имея высшую категорию врача? И почему участковый не может работать на «скорой? Хоть сейчас готовы несколько врачей перейти работать на станцию, но они должны заплатить 60 тысяч тенге и потратить несколько месяцев, чтобы получить сертификат. Даже врача, работающего реаниматологом, я не могу взять без сертификата.

Снимают на телефон. А человек погибает

За сутки на «скорую» поступает свыше пятисот вызовов. По словам врачей, только семьдесят процентов из них действительно экстренные. Эти вызовы на «скорой» относят к первой категории, их обслуживают в первую очередь.

– Вызовы этой категории – это когда есть непосредственная угроза жизни человека, – объясняет главврач. – ДТП, несчастный случай, сердечный приступ. Выезжаем в первые пять минут и прибываем на место в первые пятнадцать минут. Иногда нам говорят: приехали к трупу. Но чтобы этого не случилось, нужно, чтобы наше население тоже что-то делало до приезда «скорой». Каждый человек должен знать приемы оказания первой помощи – пострадавшим при утоплении, несчастном случае. Если в первые минуты оказать элементарную помощь, человек жив останется! Это несложно, это может каждый: сделать искусственное дыхание, дышать в рот, массажировать сердце, утонувшему освободить от воды дыхательные пути – чтобы мозг не умер, пока мы не подъедем. Вот случилась трагедия: четырехлетний мальчик подавился жвачкой. Вместо того чтобы выбить ее – перевернуть ребенка, надавить на живот, ему начали делать искусственное дыхание, то есть наоборот вбивали эту жвачку, скорее всего она прилипла к голосовой щели и перекрыла дыхательные пути. Три секунды – и ребенок задохнулся. А вот другой случай, когда мальчик из поселка спас двух тонущих девочек. Не ждал, когда подъедут спасатели и «скорая», полез в воду, вытащил одну, вторую, оказал первую помощь до приезда врачей, девчонки живы остались. Нужно обучать население умению оказать первую помощь, и делать это нужно, начиная со школы.

И тут врачи «Скорой помощи» отмечают, что, для того, чтобы прийти на помощь, людям необходимо еще одно качество – человечность.

– Раньше люди были более отзывчивые. Сейчас вместо того чтобы помочь, стоят, глазеют да еще и на телефоны снимают, – рассказывают врачи. – Весной машина под лед провалилась, люди не могли сами выбраться. На берегу чуть не толпа стояла, но никто не кинулся на помощь: стояли, глазели, на телефоны происходящее снимали. Потом еще и нас начинают снимать. «Скорая» приехала быстрее спасателей. Когда наши медики подъехали, зеваки набросились на них: лезьте, спасайте. И толкнули нашего фельдшера в воду. Мальчишка и полез. Потом спасатели подъехали, кинули ему веревку, он сам людей ею обвязывал, чтобы можно было их вытащить из машины.

– А однажды наш фельдшер вернулся с… топором. Пациент оказался психически больным и встретил его с огромным таким топором под одеждой. Хорошо, что фельдшер успел это заметить и отобрать. Неординарные ситуации у нас каждый день…

Врачи перечисляют другие проблемы, которые мешают им качественно выполнять свою работу. Бывает, что трудно найти нужный адрес, нет нумерации домов, из-за этого теряется время, а на медработников порой изливается поток брани за опоздание.

– Раньше было такое правило: «скорую» обязательно встречали родственники. Сейчас этого нет.

– Взрослые люди вызывают по поводу высокой температуры, – говорят врачи. – Ну, прими таблетку, обратись в поликлинику… Нет, надо вызвать «скорую», чтобы им укол сделали.

– Проблема еще в том, что после двух-пяти часов вечера в поликлинике к врачу не попадешь. Вот и вызывают нас. Но мы никому не отказываем, – добавляет Сергей Мадиевич. – Я считаю это большим достижением Казахстана – что у нас «Скорая помощь» бесплатная. Я был за границей, там первым делом спрашивают: «Откуда приехал?». А мы оказываем помощь всем, независимо от национальности и места проживания. Единственное, что наши диспетчеры спрашивают, это где пациент находится и что с ним случилось. Детей и беременных обязательно доставляем в стационар. Исключение – только в случае категорического отказа самого пациента.

Приемы реанимации должен знать каждый 

Когда Бекежанов пришел на должность главного врача «Скорой помощи», он первым делом изучил графики вызовов и причины задержек с выездом. Выяснил, что основная масса вызовов приходится на вечер: днем помогают «неотложки» поликлиник.

– Больше всего вызовов с шести вечера, поэтому мы перераспределили работу бригад так, чтобы в вечернее время их было больше, чем днем. Теперь у нас вечером работает 28 бригад.

А чтобы бригады не теряли время на выписывание недостающих в чемоданчике лекарств, открыли обменный пункт.

– Теперь бригада приезжает с вызова, отдает сумку в обменный пункт и берет другую – «заряженную». А она, – показывает он на девушку, которая эти сумки наполняет, смотрит, чего там не хватает и добавляет. Теперь, если медики приедут на вызов, а у них нет того, что положено, то она за это отвечает.

Как выяснилось, «положено» аж 66 наименований лекарств и препаратов. В обменном пункте также заряжают аппаратуру: кардиограф, дефибриллятор.

– Дефибриллятором мы редко пользуемся, а вот кардиографом часто: каждый второй-третий вызов – «сердечный», говорит Сергей Мадиевич.

Врачи высказывают свои претензии: люди не следят за своим здоровьем, а потом вызывают «скорую» и требуют, чтобы им тут же и диагноз поставили, и лечение провели, или в стационар доставили.

– Я обратил внимание, меньше вызовов поступает с тех районов города, где хорошо работают участковые врачи. Фамилии не буду называть, но это врачи первой и третьей поликлиник, – отметил Сергей Бекежанов.

Но главное, о чем говорили врачи: люди должны уметь сами, до приезда врачей, уметь оказать первую помощь пострадавшим.

– Мы сейчас своих водителей, санитаров обучаем приемам реанимации.  Даем документ, что они прошли курс обучения, мы их называем парамедиками. Со стороны мы не можем брать на обучение, но сейчас в медколледже проводят курсы по заявкам – для спасателей, пожарных. Они уже сотни людей обучили.

На прошедшем недавно конкурсе среди медиков, сотрудники «скорой» показали лучшие результаты.

– В основном наши фельдшеры и на практике действуют грамотно и профессионально, – говорит главный врач. – Вот недавно совсем молодая фельдшер, можно сказать, спасла роженицу, у которой открылось массированное кровотечение. Сразу поставила ей капельницы в обе руки и доставила в роддом. И женщина, и ребенок живы. Врачи роддома выразили благодарность за грамотные действия фельдшера «Скорой помощи». Или недавно был вызов: в автобусе человеку стало плохо – открылась рвота. Наш фельдшер решила, что у него панкреатит, отвезла его в областную больницу. Оказалось, что у человека инфаркт. Она очень переживала за свою ошибку: надо было везти больного в кардиологию. Но главное – человека-то спасли, доставила она его вовремя!

Медики «Скорой помощи», как пехота на фронте – всегда на передовой. На передовой по спасению жизней. Не случайно, наверное, у них и термины какие-то военные: системы и свои чемоданчики они «заряжают», на вызов бросаются, как на амбразуру, и, ради спасения жизни, полезут и в огонь, и в воду, и даже в нечистоты. Здесь зачастую требуются не только профессионализм, но и выдержка, терпение, умение сочувствовать и сопереживать.

Пока мы разговаривали, на пункт диспетчерской службы «Скорой помощи» поступило еще несколько десятков звонков. Люди ждали помощи. Скорой и милосердной.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top