Борьба с тенью

28 июля 2016
0
1776

Один из самых распространённых способов «отмыть» грязные деньги и уйти от налогов остаётся неизменным со времён небезызвестного «сына турецкоподданого». Правда, Остап Бендер, который «чтил Уголовный кодекс и никогда не обижал стариков, женщин и детей», выглядит по сравнению со своими современными последователями просто ангелом с крыльями.

Он создал свою контору «Рога и копыта» только за тем, что хотел разоблачить подпольного миллионера Корейко. Цель, кстати, у него тоже была корыстная – завладеть его неправедным путем нажитыми богатствами. Сегодняшние «бендеры» создают свои лжепредприятия, чтобы обналичить нечестные деньги и уйти от уплаты налогов. А налоги – это больницы, детские сады, зарплаты, пенсии и пособия.
Специалисты считают, что львиную долю в недополучении государством налогов составляет ущерб, нанесенный лжепредпринимательством.

Лжепредприятие – это фирма типа «Рога и копыта». Она создается для того, чтобы «отмыть» «грязные» деньги и не платить налогов. Если помните, у Бендера был «зиц-председатель для отсидки» – благообразный старичок Функ. Сегодня зиц-председателем может быть любой, кто за небольшое вознаграждение готов подписаться под чем угодно. И какой-нибудь бомж, пьяница, неопытный студент, доверчивый пожилой человек становится на бумаге директором фирмы. Спроса с него потом никакого. Но самое удивительное, что замешанными в этом виде коррупционных преступлений зачастую оказываются те, кто по долгу службы обязаны с нею бороться.

Тридцатилетний Талгат Насимов был назначен старшим следователем отдела противодействия лжепредпринимательству и ложному банкротству Управления противодействия теневой экономики по ЗКО в декабре 2014 года. В марте 2015 года он вел дело о лжепредпринимательстве в отношении руководителя одного из уральских торговых домов.

Чтобы доказать факт лжепредпринимательства, выявляют так называемых контрагентов, то есть те предприятия, через которые проводились деньги за якобы полученный товар. Эти контрагенты могут быть в разных городах и даже странах (специалисты считают, что это лучший способ вывода капитала за рубеж). Так вот, одним из таких контрагентов предприятия, в отношении руководителя которого было возбуждено уголовное дело по факту лжепредпринимательства, было ТОО, находящееся в Атырау. Старший следователь Насимов в рамках досудебного производства вынес постановление о выемке всех первичных документов по взаиморасчетам этого ТОО с уральским предприятием. Но вскоре дело передали другому следователю – Дусалиеву, и поручение в Астану отсылал он.

Когда в атырауском ТОО изъяли все бухгалтерские документы, заволновался заместитель руководителя этого предприятия – Лайн Вейбо, возможно тот самый зиц-председатель, которого, вполне вероятно использовали «втемную». По чудесной случайности он оказался другом друга и бывшего соратника Талгата Насимова – Марата Сатаева. И Лайн обратился к Марату с просьбой помочь выяснить: почему изъяли документы и нельзя ли их вернуть. Тот пообещал поговорить с другом, поговорил и сказал китайцу, что за определенное вознаграждение – можно.

Изъятые документы поступили в Департамент доходов ЗКО третьего июня 2015 года. Следователь, который вел данное дело, искал эти документы, в канцелярии во входящей корреспонденции было зарегистрировано, что они пришли. Следователь Дусалиев, как и положено в таких случаях, пишет рапорт на имя руководителя департамента о пропаже документов, но вскоре выясняется, что получил их Талгат Насимов, о чем свидетельствовала его роспись в журнале. Секретарь, которая их выдавала, хорошо запомнила это, потому что Насимов попросил ее снять с них копии.

Когда Дусалиев узнает, у кого они находятся, он обращается в Насимову с просьбой их вернуть, тот обещает, но не возвращает.

С этого времени служба внутренней безопасности Департамента государственных доходов ведет за Насимовым негласное наблюдение, его телефон ставят на прослушку. Он ведет с Маратом переговоры о цене вопроса. Остановились на 15 тысячах долларов. Лайн Вейбо соглашается выплатить указанную сумму за возврат документов при условии, что на допрос вызовут руководителя и главного бухгалтера этого ТОО. Наивный китаец советовал «профессионалам»: «Чтобы убедиться в причастности компании к лжепредпринимательству, нужно допросить руководителей этого предприятия». Кроме того, он хотел, чтобы руководство знало о серьезности положения. Деньги он готов был выложить из собственного кармана.

Борца с коррупцией Насимова в это время мучили сомнения и опасения. Хотел отделаться копиями документов, но китаец не соглашался: 15 тысяч – только за оригиналы! Но ведь документы и по закону следовало вернуть. Позже на суде он так и сказал: «Я с самого начала знал, что документы изъяли ошибочно». То есть, он вынес постановление об изъятии документов, заведомо зная, что предприятие ни в каких коррупционных аферах не замешано? Чтобы потом можно было сослаться на ошибку и вернуть документы. Припугнуть руководство, и оно само принесет мзду на блюдечке с голубой каемочкой? О вознаграждении никто не узнает: руководство предприятия связываться с такой грозной структурой, как антикоррупционный департамент, не будет.

И все-таки, передавая документы, Насимов и Сатаев предприняли меры предосторожности. Отвезти документы в Атырау подрядили своего знакомого. Тот согласился с условием, что Сатаев встретит его на въезде в город. Они не предполагали, что за ними уже установлена слежка. Сатаев знакомого встретил, документы получил, передал их Лайну Вейбо, тот отдал ему черный полиэтиленовый пакет, перевязанный скотчем, сказав при этом, что там – 15 тысяч долларов. Позже Сатаев передал этот пакет Насимову.

Сатаева задержали в Атырау. Сначала он во всем признался и написал явку с повинной. Говорил, что китаец, которого он называл «другом Колей», привозил ему из Китая травы для лечения больного ребенка, а Насимова он знал по прежней работе. Но позже, на суде, все отрицал: никаких разговоров о деньгах за документы он с «другом Колей» не вел и никакого пакета с 15-ю тысячами долларов не передавал. А на сотрудничество с органами пошел, потому что надеялся выйти на свободу и «заняться лечением ребенка».

Насимов свою вину также полностью отрицал: никаких денег за документы он не получал, ничего ему Сатаев не передавал. Жаловался на то, что в то время у него была большая нагрузка по работе: он был единственным следователем по теневой экономике. Сатаев насчет «друга Коли» ему действительно звонил и просил помочь с возвращением бухгалтерских документов, но ни о каких деньгах речи не было. Поручение о выемке документов с предприятия направил его молодой помощник, но с данного ТОО не было необходимости изымать документы, так как они не были признаны вещественными доказательствами. Как самостоятельное процессуальное лицо он имел право вернуть документы. Когда Дусалиев искал документы, он действительно сначала промолчал, но позже сказал ему, что вернул документы.

Знакомый, который передавал документы, сказал суду, что просто оказал дружескую услугу своему знакомому. Тем более он понятия не имеет, что находилось в черном полиэтиленовом пакете, который был прочно перевязан скотчем. Он его не вскрывал и не ощупывал.

В отношении лица китайской национальности сначала было возбуждено дело за дачу взятки, но потом приостановлено. На первоначальном допросе он все подтвердил, но потом тоже отказался от своих показаний, мол, никаких денег не передавал. «Коля» знал русский язык, и допрос производился без переводчика. Решался вопрос об экстрадиции Лайна Вейбо, но он «экстрадировался» сам и на суде уже не присутствовал. Бедный китаец бежал на родину и, наверное, больше не помышляет ни о каком бизнесе в Казахстане.

Суд не принял во внимание отрицание подсудимыми своей вины, посчитав, что доказательств достаточно. Три месяца за ними велось негласное наблюдение, которое дало результаты. Отклонил суд и ходатайства адвокатов.

«Суд, в совокупности исследованных доказательств, считает, что вина подсудимого Насимова в получении взятки, и вина подсудимого Сатаева в посредничестве во взяточничестве, подтверждается объективными доказательствами, исследованными и проанализированными судом в ходе главного судебного разбирательства».

Суд приговорил Талгата Насимова к 4 годам 8 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, с пожизненным лишением права занимать должности на государственной службе, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Кроме того, по ст. 362 ч. 2 УК РК он должен выплатить штраф в размере тысячи месячных расчетных показателей, то есть 1 миллион 982 тысячи тенге.

Марата Сатаева приговорили к штрафу в размере десятикратной суммы взятки, то есть он должен выплатить в казну 27 миллионов 892 тысячи тенге (из этой суммы вычли 50 тысяч тенге в качестве зачета времени, проведенного под стражей). Он также до конца дней не имеет права занимать должности на государственной службе.

Специалисты считают, что лжепредпринимательство представляет угрозу экономической безопасности страны, наносит значительный ущерб государству и отдельным гражданам, а также является питательной средой для коррупции. Как свидетельствует оперативно-следственная практика, почти все выявленные факты «обнала» имеют коррупционную составляющую, связанную с «откатами» и хищением бюджетных средств. При помощи фирм-однодневок отмывают миллиардные суммы, и это только видимая часть айсберга. Но самое печальное, что часто в этом замешаны те, кто обязан бороться с коррупцией.

Варвара Дмитриенко,
судья городского суда;
Наталья Смирнова

(Имена фигурантов дела изменены
по этическим соображениям)

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top