Офисный планктон

23 июля 2015
0
1578

Кажется, с каждым годом их становится все больше и больше. Тех, кто нас «обслуживает». Молодые, симпатичные, улыбчивые, в белых рубашечках и разноцветных галстучках они встречают нас в ЦОНах, банках, офисах всевозможных организаций. Они оторвут талончик на очередь (и на эту функцию есть отдельный молодой «галстучек») и даже проводят к окошечку. Удивительно, как это раньше мы без них обходились? Вот сидела в нашем районе одна женщина и со всего района собирала деньги за электроэнергию со всех жителей. И очередей не было. Теперь множество и мини- и макси-ЦОНов, а очередей стало больше.

Лично я, очень тесно пообщавшись с этим обслуживающим «монополистом», переиначила для себя строчку Высоцкого: «Меня теперь при слове ЦОН всегда бросает в дрожь». Спору нет, получить какую-нибудь справку стало действительно намного проще. Но сколько времени и нервов стоит оформить участок, на котором стоит ваш старый дом – об этом я хоть и слышала неоднократно, но прочувствовала только когда столкнулась с этим сама.

Полтора года назад у меня умер муж, оставив в наследство частный дом. Муж, адвокат с сорокалетним стажем, участок, на котором стоит дом его бабки, в частную собственность не оформил, то есть не получил пресловутого акта на землю. Говорил: приусадебный участок и без того есть неотъемлемая часть дома. Плохо его учили в Одесском университете. Дом оказался сам по себе, участок – сам по себе. И только после множества процедур (только правоустанавливающие документы я сдавала раз десять, в конце концов что-то потеряв) мне вроде бы объединили то и другое, выжав из меня все, что можно: за налоги, за справки, за проект, за техпаспорт и т.д. В общей сложности – около ста тысяч. В принципе, я не против: возьмите деньги, если так положено, но избавьте меня от этой тягомотины, для чего вас, в конце концов, создавали, для чего у вас на каждом квадратном метре по компьютеру с сотрудником, если не для того, чтобы упростить людям эти бюрократические процедуры?

В общем, долго и скучно рассказывать, но носилась я с документами в этот ЦОН на другой конец города целый год. Мои документы столько раз изучали, что мне стало казаться: меня в чем-то подозревают. И не иначе, как в том, что я вовсе не вдова своего мужа, а его бабушек мы с ним убили и закопали в огороде, незаконно завладев их имуществом.

Уже выйдя на финишную прямую (от радости я даже забыла в тот раз взять с собой валидол), я спросила милую девушку: «Это последний круг ада?». Она улыбнулась. Но на втором этаже другая милая девушка долго изучала что-то в компьютере, перестала улыбаться и сказала с ужасом в голосе: «У вас не сходятся кадастровые номера! Вот, видите, у вас мигрирующий дом!». Я ничего не поняла, но тоже пришла в ужас и помчалась домой. Старый дом крепко врос корнями в землю и никуда мигрировать не собирался. Оказалось, нужен новый техпаспорт. Я прождала еще пару недель, заплатила еще 16 с чем-то тысяч (3 процента – комиссия банка), мне выдали какой-то документ, после чего я решила больше никуда не ходить, потому что вдруг и это еще не все, а дальше я уже не выдержу, приду не с валидолом, а с бомбой (шутка).

Кроме потраченных времени, денег, а главное – нервов – у меня осталось множество вопросов.

К примеру, зачем я ездила в этот ЦОН, если мои документы оттуда перекидывали в Гипрозем, акимат, БТИ? Ведь мне было бы ближе, проще и быстрее обратиться непосредственно к ним?

Во-вторых, все это время меня мучил еще один вопрос: если я с такими трудностями оформляю свой законный участок в несколько соток, на которых уже сто лет стоит наш старый дом, то как же получают в частную собственность берега рек, скверы, тротуары и даже улицы города? Даже берег Урала, и ни где-нибудь, а рядом с мемориалом Славы кто-то получил в частную собственность, и уже несколько лет продает. По каким таким законам ему продали водоохранную зону реки межгосударственного значения? По какому праву у меня и моих сограждан отобрали не просто «место общего пользования», но уникальный природный уголок, где бы мы могли отдыхать и купаться, где можно было построить красивое общественное здание, откуда открывается вид на трехкилометровую живописную извилину Урала? Какие ЦОНы, акиматы, гипроземы оформляли эту преступную сделку, какие природоохранные организации давали на нее согласие?

И у всех на виду…

Когда где-нибудь в банке или учреждении очередной «специальный» служащий выдает мне талончик из автомата (к примеру, чтобы оплатить коммунальные услуги), мне вспоминается старый советский анекдот.

Не секрет, что Советский Союз гордился полным отсутствием безработицы (при том, что «галстуков» было в сотни раз меньше). И вот, идет Брежнев по Красной площади и вдруг видит человека с табличкой на груди: «Ищу работу». Брежнев подошел: «Да ты что, Иван, у нас в стране рабочих рук не хватает, а ты работу не можешь найти? Не позорь страну, скажи, какую тебе работу нужно?». – «Чтобы зарплата приличная, чтобы у всех на виду и с квартирой в центре». Брежнев говорит: «Хорошо, будешь со Спасской башни зарю коммунизма по утрам встречать. Квартира на Горького, зарплата сто рублей и у всех на виду». Иван довольный, по утрам из-под руки на солнышко посмотрит, руками ему помашет и весь день свободен. Приехал в гости к Брежневу американский президент, спрашивает: «А что это у вас за человек – каждый день на Спасской башне зарю приветствует?» – «А это у нас специальный человек – зарю коммунизма встречает». – «А можно с ним поговорить?» – «Да, пожалуйста, как только с башни слезет». Ну, подходит Никсон к Ивану и говорит: «У меня к тебе предложение: поехали к нам, будешь с Белого дома по вечерам закат капитализма провожать. Зарплата в долларах, квартира в центре Вашингтона и у всех на виду». Задумался Иван, а Брежнев ему говорит: «Не торопись, подумай – у них-то работа временная, а у нас – постоянная».

Смысл этого анекдота для советских людей, которым из поколения в поколение обещали светлое будущее, понятен: коммунизм никогда не наступит, а «загнивающий запад» будет гнить вечно. Но сегодня этот анекдот приобрел другой смысл: мало тех, кто действительно работает и что-то производит, много тех, кто просиживает или даже простаивает в офисах, встречая «зарю капитализма».

Великая империя Рим рухнула под напором варваров (которые, кстати сказать, были во многом более цивилизованными, чем зажравшиеся римляне). Но рухнула она потому, что сытый, развращённый бездельем плебс и не собирался сопротивляться варварам. Ему ведь только – «хлеба и зрелищ». И сколько римские патриции не подкармливали и не задабривали плебс, он не мог быть опорой государства. И оно рухнуло. Не имеющий привычки к труду, развращённый и зажравшийся, обленившийся римский народ быстро потерял право считаться хозяином своей империи.

Когда плебеев стало слишком много, Рим пал. Когда в Советском Союзе слишком много стало «встречающих зарю коммунизма», и они, вознегодовав на отсутствие у них пепси-колы и жвачки, восстали на борьбу с «тоталитаризмом» – рухнул Советский Союз.

В сегодняшнем обществе еще проще: есть труба (или провод), есть те, кто на них богатеет. И есть офисный планктон. Людей, которые действительно трудятся, мало. Много тех, кто «крутится» в разных купи-продай конторах. Всего пока хватает – и хлеба, и зрелищ, и пива. Толпа ленива, сыта и равнодушна. Её не волнует, что там творится в мире. Но как раз эта аморфная масса очень восприимчива к разного рода провокациям.

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top