И память вечным пламенем горит

7 мая 2020
0
1972

Имя Даяна Тукушева на мемориальной плите уральского комплекса Славы появилось семь лет назад – перед празднованием 68-го года Победы. А еще через пять лет его имя восстановлено на братской могиле советских солдат в венгерском городке Йене. Более того – там же появились памятники не только Даяну Тукушеву, но и еще двум солдатам-казахам: Е.К. Муракову и К. Шанкубаеву.

Целых восемь лет понадобилось родственникам для того, чтобы отдать дань памяти своему предку, вернуть его имя из небытия и воздать должное подвигу солдата, отдавшего жизнь в борьбе с фашизмом.

– Мы знали только то, что наш дядя Даян Тукушев, младший из семерых братьев, погиб в самом конце войны, в Венгрии. Но как он погиб и где похоронен – не знали, – рассказывает племянница солдата Сабина Утегенова. – Его имени не было ни в Книге памяти, ни на стеле, потому что он призывался Оренбургским военкоматом. Но ведь он наш земляк, жил и работал в Приуральном районе! Меня мучило это всю жизнь: не должен человек, отдавший жизнь за родину, сгинуть безвестным!

Сабина Фаритовна никогда не видела своего дядю, в семье не сохранилось даже его фотографии, а родилась она много позже того, как отгрохотали последние военные залпы. Но она много слышала о нем от старших родственников. Каждый год, собираясь 9 мая у них в доме, они вспоминали Даяна – какой он был высокий, красивый, веселый. Как с первых дней войны ушел на фронт, так и не успев жениться. В 1944-м году дали ему отпуск после тяжелого ранения, но жениться он так и не успел – снова ушел на фронт. И все надеялись: война вот-вот закончится, Даян вернется, сыграют свадьбу, невеста его уже заждалась… Но Даян не вернулся – погиб. К горечи потери – такой несправедливой, ведь всю войну прошел, а погиб за полтора месяца до Победы – добавлялась еще и боль оттого, что не успел Даян родить ни сына, ни дочки, оборвалась ниточка, не продолжился род. И еще одно мучило многочисленную родню – сложил Даян голову на чужбине и неизвестно, где покоится его прах.

– Ни детей, ни внуков у него не осталось – кому еще было побеспокоиться? – объясняет Сабина Фаритовна, почему десять лет назад она начала активные поиски места захоронения своего дяди. Обращалась в Оренбургский военкомат, центральный архив Министерства обороны РФ, консульство Венгрии, Красный Крест в Алматы и в Венгрии.

Сначала она добилась того, чтобы имя Даяна Тукушева появилось на мемориальной плите у стелы и в Книге памяти. Труднее было отыскать в далекой Венгрии место захоронения и выяснить обстоятельства гибели солдата. В похоронке говорилось, что «красноармеец Даян Тукушев, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 20 марта 1945-го года и захоронен в деревне Йене (Венгрия)». В архивной справке Министерства обороны местом захоронения назван Фельше-Теберулк. Там же сообщалось, что 326 полк 21-й стрелковой дивизии 20 марта 1945 года вел боевые действия в районе населенного пункта Калоз, а Фельше-Теберулк в журнале боевых действий на эту дату не упоминается. Но в полосе боевых действий 21-й стрелковой дивизии есть населенный пункт Йенефальва. Деревня Йене упоминалась и в извещении о гибели Даяна. И тогда Сабина Фаритовна обратилась в Генеральное консульство Венгрии в Казахстане. И в ноябре 2010 года получила обнадеживающий ответ: «По Вашему запросу об обстоятельствах гибели Вашего дяди Тукушева Даяна мы связались с мэрией Йене, где нам подтвердили, что на территории населенного пункта действительно находится братская могила, где похоронены погибшие солдаты, но мемориальная доска с этой могилы в настоящее время находится на реставрации, и в мэрии не знают, кто похоронен в этой могиле».

Консул посоветовал обратиться с этим вопросом в Венгерский Красный Крест. Ответа ждали так долго, что стали сомневаться: а сохранилась ли братская могила советских солдат в местечке Йене? Или ее разрушили, как поступают в последние годы во многих странах Европы с могилами и памятниками освободителей?

Так и не дождавшись конкретного ответа, в 2018-м году брат Сабины Утегеновой Радус Латфуллин со всеми имеющимися документами и справками, касающимися красноармейца Даяна Тукушева, отправляется в Будапешт. Там нанимает переводчика и прямым ходом идет в общество Венгерского Красного Креста.

– Сидит там бабулька, внимательно брата выслушала и посоветовала ехать в город Йене, – рассказывает Сабина Фаритовна. – В Йене брата встретил сам мэр города и повез на могилы советских солдат, погибших при освобождении Венгрии от фашистских захватчиков. Но фамилии нашего дяди Даяна Тукушева на обелиске он не нашел.

Зато среди имен на обелиске Радус Латфуллин обнаружил две казахские фамилии: Калий Шанкубаев и Е. Мураков. «Возможно, их тоже кто-то разыскивает», – подумал он, сделал фотографии, и решил поставить отдельные памятники всем троим.

В мэрии ему помогли найти мастера, чтобы заказать памятники-обелиски, похожие на те, какие ставили после войны. Радус Латфуллин оплатил их стоимость и перед отъездом попросил, чтобы установили их ко Дню Победы. И вот 9 мая 2018 года на кладбище венгерского города Йене появились памятники воинам-казахам, погибшим за его освобождение.

В прошлом году Радус решил снова посетить могилу дяди и увидеть памятник. Для этого приобрел путевку в венгерский санаторий и съездил в Йене, сфотографировал памятники своему родственнику и соотечественникам.

– Мы все, родственники, очень благодарны Радусу за все, что он сделал для увековечивания памяти нашего дяди Даяна. Теперь его имя не будет забыто не только нами, но и там, где он покоится. Теперь его душа нашла покой. Об этом мне сказала и моя подруга Валя Зелямова, с которой мы после окончания пединститута в Гурьеве преподавали в школе русский язык. Она бывает у своих детей в Израиле и обещала оставить записку об упокоении его души в Стене плача, – говорит Сабина Фаритовна.

Радус Латфуллин уже давно стал интересоваться родословной семьи, посетил Казталовку, откуда они родом. И еще раз убедился, как долго живет в народе добрая память о хороших людях и их хороших делах.

– Имя дедушки дошло до наших дней. Его звали Нысымбай и его до сих пор помнят в Казталовке. До наших дней дожили материальные свидетельства его добрых дел. Есть в Казталовке Нысымбай-копире (мост Нысымбая), Нысымбай зираты (кладбище Нысымбая). Он был образован, богат и щедр, по праздникам раздавал скот бедным. Разводил элитный скот, заказал для этого бычков из Финляндии. А когда на Сарыозен появились жирные пятна, догадался, что это нефть, и заказал трубы для бурения. Но помешали революция, гражданская война. Когда мой брат Радус вместе со своим сыном приехали в Казталовку, многие жители села, узнав о том, что они – потомки уважаемого Нысымбая, пришли на встречу.

Радус Латфуллин составил генеалогическое древо своего рода, своей семьи. Есть на этом дереве веточка с именем Даяна Тукушева. Веточка, которую обломила война. Но зато буйно разрастается это древо другими ветвями. Благодаря миллионам таких обломанных войной жизней и судеб все мы сегодня живем.

Им, которые отдали за это свою молодую жизнь, уже давно ничего не надо – чтобы только росло и цвело Древо жизни. Ничего – кроме памяти об их подвиге во имя жизни.

– Каждый год мы, все Тукушевы, собираемся в Уральске отовсюду, и идем 9 Мая к Стеле, где недавно появилось имя Даяна Тукушева. Возлагаем цветы и вспоминаем…

И эта память – долгая, глубокая, она уже в крови, на генетическом уровне и потому будет передаваться из поколения в поколение. Будут приходить к Стеле внуки и правнуки сегодняшних внуков и правнуков. Чтобы поклониться памяти тех, кто отдал свою жизнь ради Жизни. Смертию смерть поправ.

Фото из семейного архива Тукушевых-Латфуллиных

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top