Для полного счастья не хватало парада

25 июня 2015
0
1254

Первый парад Победы на Красной площади состоялся 70 лет назад, 24 июня 1945 года. К тому времени уже отгремели победные салюты и залпы, народ все еще пил и гулял, но чего-то не хватало для такой великой радости.  И Сталин вызвал генералов, предложил провести в Москве парад Победы, пригласив для участия в нем «наиболее отличившихся героев – солдат, сержантов, старшин, офицеров и генералов».

И закрутилось-завертелось

«Присутствующие поддержали бы любое решение Сталина, но это всем пришлось по душе, мысль эта как бы витала в воздухе, всем хотелось как-то празднично и громко отметить победу, – пишет В. Карпов в своей книге «Маршал Жуков». – С того дня все закрутилось-завертелось… были сделаны расчеты: кого приглашать, где им жить, как их одеть, кормить, развлекать – да, и это предусматривалось».

Было решено, что на параде будут представлены сводные полки каждого фронта, то есть самые достойные фронтовики – пехотинцы, артиллеристы, танкисты и т.д. Как вместе воевали, так и пойдут. Потом решали вопрос, в каком порядке пойдут фронты. Сначала решили, что открывать парад будет 1-й Белорусский фронт, бравший Берлин. Но Берлин брал и 1-й Украинский фронт, а победу добывали все. Тогда решили – пусть фронты идут в том порядке, в каком сражались: на правом фланге Карельский, Ленинградский, Прибалтийский и т.д.

Строевую подготовку с теми, кого отобрали для участия в параде, начали проводить еще в частях. Наши ветераны, кому довелось участвовать в том параде, вспоминали, что им не сообщалось, зачем они так усиленно отбивают строевой шаг, когда война уже закончилась, но многие догадывались, что это неспроста. Потом эти тренировки продолжали уже в Москве. Днем они встречались с рабочими, писателями, студентами и школьниками, рассказывали о том, как шли к победе, вечером их возили по театрам, а ночью тренировались. Для этого их вывозили на центральный аэродром, где летное поле было размечено в точном соответствии с размерами Красной площади, был даже установлен макет мавзолея. Тренировки начинались в три часа ночи, а заканчивались в шесть утра.

На коне ездить не разучился?

Жуков вспоминал, что вопрос о том, кто будет командовать парадом, тогда, на первом совещании, не обсуждался. Вроде как, само собой разумеется, что парад должен принимать Верховный главнокомандующий. Но после того как Жукову вручили третью Звезду Героя, его вызвал к себе Сталин и спросил, не разучился ли он ездить на коне? Жуков, который с Гражданской не вылезал из седла, ответил, что нет, не разучился. «Вот вам придется принимать парад Победы, командовать парадом будет Рокоссовский», – сказал ему Сталин.

Жуков поблагодарил за оказанную честь и сказал:

– Но не лучше ли парад принимать вам? Вы Верховный главнокомандующий, по праву и обязанности принимать парад следует вам.

– Я уже стар принимать парады, – ответил Сталин. – Принимайте вы, вы помоложе.

Сталин знал историю: конь под победителем должен быть белый, и посоветовал Жукову принимать парад на белом коне, которого ему подберет Буденный.

Сталин все-таки хотел принимать парад сам. Об этом Жукову рассказал сын Сталина Василий. Этот эпизод не вошел в воспоминания Жукова, но остался в его рукописях (так утверждает Карпов).

Жуков встретил Василия на аэродроме, когда приехал посмотреть, как идет подготовка к параду.

– Отец сам готовился принимать парад Победы, – под большим секретом рассказывал Василий Жукову. – Но случился казус. Третьего дня от неумелого применения шпор конь понес его по манежу. Отец не смог удержаться в седле, упал, а когда встал, плюнул и сказал: «Пусть принимает парад Жуков, он старый кавалерист».

«Честно говоря, не верится, – пишет по этому поводу историк Владимир Мединский. – Сталин как раз был неплохим наездником. Скорее всего, вождь просто решил, что в его годы гарцевать на белом коне перед солдатами как-то несолидно».

Жуков принимал парад под проливным дождем на том самом белом коне, на котором якобы не удержался Верховный.

Как в золотых кольчугах

Участники того парада (а у нас, к счастью, еще остались живые его свидетели ) многого не могли видеть: стояли в строю в напряжении – только бы не сбиться с шага. А вот как описывает это торжество знаменосец в колонне разведчиков Владимир Карпов.

«Красная площадь пылала множеством алых знамен. А участники парада, словно в золотых кольчугах сияли орденами и медалями. Жуков выехал на белом коне из-под Спасской башни под звон кремлевских курантов. На середине строя маршала встретил командующий парадом Рокоссовский… Ах, как же красивы были эти два профессиональных кавалериста – спины прямые, в седле, как влитые, головы поставлены гордо, груди в орденах развернуты… Жуков после объезда войск легко вбежал на трибуну, поздоровался со Сталиным за руку и начал читать доклад громким четким голосом. Речь его не запомнилась. И даже когда я прочитал ее в газете, все равно в душу не запала. А я ждал, что в такой исторический момент будут сказаны какие-то особенные слова. Видно, писали эту речь маршалу с оглядкой на международный резонанс. В общем, все было в той речи, что полагалось сказать о войне, о победе, но не было того зажигающего огня, какой был, ну хотя бы в тосте-экспромте Сталина о русском народе».

Только здесь, на параде, его участники поняли, зачем вместе с ними на тренировках ходили несколько длинных шеренг с палками перед собой, которые потом бросали на землю. На параде после прохождения полков в руках у солдат были уже не палки, а гитлеровские знамена – двести опущенных немецких флагов и штандартов. В мае 1945 года их собрала специальная команда СМЕРШ. Солдаты были в касках и перчатках, чтобы не марать рук – подчеркнутое презрение к знаменам противника. Все это происходило под дробь сотен барабанов.

«Как в стародавние времена перед казнью через расстрел или повешение. Знамена разбитых гитлеровских дивизий, включая и личный штандарт Гитлера, солдаты швыряли, как старые тряпки и, отвернувшись от них, уходили на свое место в строю. А барабаны все били и били смертную дробь». (В. Карпов «Маршал Жуков»).

«Многие почему-то уверены, что знамена фашистской Германии были публично сожжены вместе с деревянным помостом, установленным посередине Красной площади. Это не так. Идея была, но решили – языческое кострище перед Кремлем не устраивать. И правильно». (В. Мединский. «Война».)

А вот перчатки, в которых солдаты несли эти знамена, сожгли.

За людей простых и скромных

На следующий день после парада в Кремле, в Георгиевском зале был дан прием всех для участников парада. Было произнесено много тостов и здравиц и в адрес Жукова, и в адрес Сталина. И он сам произнес свой второй знаменитый тост (первый был за месяц до этого – «За русский народ»). Этот тост был – про «винтики». Уж сколько Сталина клеймили за то, что людей назвал винтиками! Помню, в школе я даже знала наизусть строчки поэта Вознесенского из его поэмы о Ленине «Не какие-то винтики, а мыслители, он любил ваши митинги Ваньки, Митьки…». То есть Вознесенский писал, что Ленин считал народ мыслителями, а Сталин – винтиками. И мы это подхватили, кому охота быть болтом или гайкой. Но при этом никто этот тост целиком не читал, а его нигде и не публиковали. А он оказывается очень человечный. Вот что сказал Сталин, который как и все грузины любил произносить тосты, на том приёме.

«Я хотел бы выпить за здоровье людей, у которых чинов мало и звание незавидное. За людей, которых считают винтиками великого государственного механизма, но без которых все мы – маршалы и командующие фронтами и армиями, говоря грубо, ни черта не стоим. Какой-либо винтик разладится, и кончено. Я поднимаю тост за людей простых, обычных, скромных – за винтиков, которые держат в состоянии активности наш великий государственный механизм. Их очень много, имя им легион, потому что это десятки миллионов людей. Это скромные люди. Никто о них не пишет, звания у них нет, чинов мало, но это люди, которые держат нас, как основание держит вершину. Я пью за здоровье этих людей, наших уважаемых товарищей».

Ничего унизительного, наоборот – благодарность и уважение простым людям, вынесшим на своих плечах тяготы войны. Но вот выдернули из контекста одно слово, и пошло-поехало, как говорится, каждое лыко – в строку.

Звезду Героя Сталин не получил

Именно на этом приеме заговорили о том, что Сталину нужно присвоить звание Генералиссимуса и тогда же фронтовики вдруг обнаружили, что их Верховный не имеет звания Героя Советского Союза. Карпов, в целом довольно негативно относившийся к Сталину, пишет об этом:

«Подгулявшие победители прямо потребовали исправить эту несправедливость. И… это было правильно: как бы ни унижали Сталина после его смерти, все же победа была одержана под его руководством. И поработал он для победы не меньше тех, кто был увенчан многими орденами и не одной Золотой Звездой!.. Да, ошибки были. Но важен конечный результат. Имя Сталина было в годы войны могучей силой, объединяющей общие усилия. Сталину верили, он был настоящий вождь и Верховный Главнокомандующий. Этого не отрицает и сам Жуков и потомкам не следует об этом забывать».

Через день после пышного приема в Кремле президиум Верховного Совета СССР издал два Указа – один о присвоении И.В. Сталину звания Генералиссимуса и второй – о награждении его Золотой Звездой Героя Советского Союза.

«Это была первая и единственная его Золотая Звезда, отметим это как его скромность и как упрек последователям, которые вешали себе на грудь Золотые Звезды как сувениры, не имея на то ни права, ни заслуг, – пишет В. Карпов, намекая, видимо, в большей степени на четырежды героя Брежнева. – И вот еще парадоксальная черта личности Сталина. Вроде бы властолюбивый, и культ себе создал, а Золотую Звезду не получил, не вручили ее в торжественной обстановке, так и осталась она в красной коробочке в наградном отделе Верховного Совета. Только художники и фотографы пририсовывали ему эту Звезду на его портретах. И вспомнили об этой высшей награде только в день похорон, когда надо было прикрепить ее к подушечке в числе других знаков отличия». (В. Карпов).

Почему первый парад Победы был именно 24 июня – непонятно. Логичнее было бы провести его 22 июня, в день начала Великой Отечественной войны. Но он был необходим. Он дал народу ощущение полного счастья и торжества Победы.

В советские годы военные парады на Красной площади 9 Мая проводились всего три раза – в юбилейные годы – 1965, 1985, 1990. Как ни странно, но после перестроечного 1995 года парады проводятся ежегодно.

В этом году парад в честь 70-летия Победы был особенно грандиозным.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top