Земля добром ответит

24 сентября 2015
0
4819

Они приехали и превратили выжженную солнцем степь в оазис, где теперь уже пять лет с весны до глубокой осени зеленеет лук и укроп, спеют помидоры и огурцы, завязываются арбузы и дыни. Семейство Дауса Хихи – типичные дунгане, которые не мыслят себя без земледелия, поэтому там, где они живут, всегда изобилие овощей и зелени.

Сейчас у фермера Дауса Хихи в аренде 4 гектара земли в окрестностях села Круглоозёрное. Когда они приехали сюда в 2010 году, «решились» на один гектар, а позже расширили свою территорию. Собственноручно выращенной овощной продукцией – помидорами, огурцами, перцем, морковью, свеклой – с апреля по октябрь они снабжают Уральск и жителей своего села.

– Дунгане в переводе с китайского – восточные люди, наши предки родом с Востока, – рассуждает о своём происхождении Даус агай. – Наши обычаи, традиции и в целом культура – китайские. И трудолюбие, любовь к земле у нас – тоже от китайцев. Любой дунганин, будь он бедняк или богач, всегда с особым уважением относится к земле и в свободную минуту обязательно копается на своём участке, что-то сажает, рыхлит, поливает. Даже сейчас, в наше время, редко встретишь дунганина, который бы спокойно жил на пятом этаже и ничего не выращивал. Земледелие – оно у нас в крови…

Наш собеседник родился и вырос в Киргизии. Там, близ города Пржевальска, есть село Дружба, где почти 70 % населения – дунгане.

– Наше село очень красивое, в нём много зелени, деревьев, – вспоминает Даус агай. – В какой двор ни войдёшь, везде – фрукты, овощи. Нигде нет ни одного клочка земли, который не был бы засажен культурными растениями. У моих родителей тоже был большой огород, сад с яблонями и ореховыми деревьями. Мы за лето по два урожая снимали – редиса, огурцов, картошки. Глядя на нас, все соседи – и русские, и киргизы – тоже целый день в земле копались. И по-дунгански в селе почти все разговаривали, несмотря на нацию.

Родители нашего собеседника – отец Хурдан и мама Цуни работали в совхозе на плантации. В их семье было 13 детей.


– Учёные доказали, что человеку по генам передаётся всё то, что было заложено в его предках, – рассуждает Даус Хихи. – Я думаю, что любовь к земле, труду у нас, дунган, в крови, и её уже не искоренить. Со стороны может показаться, мол, копается мужик день и ночь в земле, несчастный.
А я – счастливый, потому что знаю: приношу людям пользу, выращиваю овощи, и мне это приятно.


– Когда я пришла к ним в семью, была очень удивлена – настолько все они дружные, – вступает в разговор супруга фермера Роза апа. – Если есть какая-то работа, все вместе на неё наваливаются, раз-раз – и всё готово. На бахчи арбузы сажать, полоть все скопом выезжают – старшие дети наравне со взрослыми работают, а средние за младшими смотрят. И кушали они тоже все дружно – как сядут за стол, сразу всё сметут (женщина смеётся).

Каким образом она – русская девчонка – попала в дунганскую семью?

– Я была в посёлке в гостях у дальних родственников, а назад в Пржевальск добиралась на попутке, – рассказывает Роза апа. – Даус тогда водителем работал на большом ЗИЛе, он меня и подвёз. Познакомились, всю дорогу болтали, друг другу очень понравились. Это, наверное, как божеская искра, раз – и ты понимаешь, что перед тобой твоя половинка. Он же высокий был, красивый, весёлый (супруг женщины смущённо улыбается, а потом, не выдержав похвал в свой адрес, и вовсе отходит от нас). Мне 18 лет тогда было, Даусу – 22. Несколько раз с ним встретились, в кино сходили, и он мне предложение сделал. А я согласилась. Никто меня не отговаривал, я же детдомовская…

А как отнеслись к выбору сына его родители?

– Может, в первое время у них сомнения и были, что Роза не сможет в нашу семью влиться, только у меня их не возникало, – говорит Даус агай. – Я вообще считаю, что главное, чтобы человек человеком был, а его национальность не важна. У всех у нас две пары рук и ног, глаза, уши, носы… И всех нас создал бог. Если человек любит, он примет культуру, традиции своего избранника, будет уважать его семью. Мои дочери вышли замуж за казахов, они счастливы, и это для меня важнее.

Сама Роза апа вспоминает, что с самых первых дней братья и сёстры мужа приняли её, как родную, а его родители стали звать её дочкой уже спустя месяц после того как она вошла снохой в их дом.

– На свадьбе на нас с Даусом были красивые дунганские национальные наряды, все гости сидели за низкими столиками и ели угощения исключительно палочками, – рассказывает она. – Мы и сейчас в своём доме кушаем только за такими столиками и только палочками. Со временем я научилась говорить по-дунгански, хотя поначалу мне это очень трудно давалось. Ведь в этом языке даже один звук, произнесённый по-разному, полностью меняет весь смысл слова. Хорошо, что младшие братья и сёстры моего мужа мне помогали: они всегда все предметы обихода называли по-своему – стол, чашки, полотенца, и так я их запоминала. Муж никогда надо мной не смеялся, если я с ним на ломаном дунганском разговаривала, всегда тактично поправлял. Когда у нас уже свои пятеро ребятишек родились, я от них языку учиться начала – они от отца и родных быстро всё схватывали.

Ещё дольше Роза апа постигала искусство дунганской кулинарии.

– Все дунганские блюда – особенные, в них много пряностей, овощей, – говорит она. – Но готовить их может не каждая женщина, мама Дауса своих дочек годами обучала этой готовке. Я сама первые пять лет только помогала ей по кухне, что-то нарезала, что-то тушила. Уже когда мы стали жить отдельно, я самостоятельно стала готовить дунганский лагман, чебуреки, плов.

Наша собеседница делится с нами секретом национальной кухни – в большинство дунганских блюд они добавляют особенную травку – джусай.

– Это зелень наподобие чеснока, но с более мягким вкусом, – рассказывает она. – Очень витаминная, полезная. У каждого уважающего дунганина джусай растёт в огороде. Мы тоже привезли её семена с собой из Киргизии, теперь она у нас на столе с ранней весны и до поздней осени.

Роза апа спешит провести нас в современную теплицу из поликарбоната, где зацветают молоденькие огурчики, и показывает небольшой клочок земли, где среди остролистной зелени цветут мелкие белые цветочки – тот самый джусай.

– У нас раньше ни одной травинки в поле не было, а сейчас на всё рук не хватает, – объясняет хозяйка плантации и мимоходом – раз-раз – выщипывает из грядки несколько сорняков. – Когда мы только начинали здесь землю обрабатывать, к нам приходили по 8-10 круглоозёрновцев. А сейчас приходят всего 4-5 человек. Люди не хотят на земле работать. Это же тяжёло. Хоть мы и платим им по 1500 тенге за день, и кормим их по три раза, многие всего два-три дня у нас выдерживают, а потом убегают. Приходится всей семьёй целый день с пяти утра и до десяти вечера на плантации спину гнуть. Трудно… Зато мы свою копейку зарабатываем. Дунгане вообще не любят ни от кого зависеть, сами всего добиваются.


– В своей семье мы чтим дунганские традиции – свадьбы, крестины детей, приём сватов проводим только в национальном духе, – отмечает Даус ага. – Для гостей заготовлены особые праздничные наборы палочек, сейчас даже наши уральские кудалар (родители зятьёв и снохи, – прим. авт.) этими палочками легко управляются (улыбается). С детьми в быту мы говорим только по-дунгански, чтобы они не забывали родной язык. А ещё очень чтим старших, потому что знаем: без опыта отцов у детей не может быть будущего.


– Мы же за эти пять лет ни разу кредит не брали, – не без гордости говорит Даус ага, встречая нас у выхода из теплицы. – Что заработаем, всё в дело вкладываем – на свои деньги и трактор купили, и капельное орошение провели, и теплицу поставили. Сейчас с нами вместе сын живёт – Ибрагим, дочери – Мариям и Фарида с семьями из Уральска приезжают, сын Мухаммед, помогают во всём.

Кстати, именно дочери и переманили своих родителей из Киргизии в Казахстан. Сюда девушки – отличные повара – приехали по приглашению местных рестораторов – поработать в халяльном кафе, где готовили исключительно восточные блюда.

– Мои две сестры вышли замуж в Южный Казахстан, в Жамбылскую область, позже туда же уехали и братья, – рассказывает Даус ага. – Наша младшая дочка поехала вслед за ними, позже перебралась в Алматы. Мы тоже решили не отставать от родных и приехали сюда, к Мариям и Фариде.

Сейчас в родительском доме в селе Дружба живёт младший братишка фермера Дауса, но несколько раз в год у родного очага обязательно собираются все 13 братьев и сестёр – в дни памяти мамы с папой, в их дни рождения.

– Дунгане очень дружный народ, у нас крепкие родственные связи, – говорит Даус Хихи. – Мы готовы прийти на помощь друг другу в любой момент. Любим сообща отмечать праздники, вместе работать, всем хором помогать родным что-то строить, делать ремонт. В Уральске очень мало дунган, но мы стараемся поддерживать связь со всеми их семьями, кто здесь живёт. Двери нашего дома всегда открыты для них, впрочем, как и для всех других добрых людей.

Фото Ярослава Кулика и из семейного альбома семьи Дауса Хихи
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top