У пропасти

26 сентября 2019
0
1280

Роман проходит лечение в наркологическом диспансере первый раз. Пролечился три дня, но уже хочет написать заявление на выписку. Уйти можно в любое время, каждый пациент решает сам, продолжать лечение или нет.

В полупустых палатах впритык стоят кровати. Половина из них пустые. Бросают лечение те, кто не выдерживает испытание ломкой, то есть практически все. Наспех кидают в сумку вещи и уходят, некоторые говорят открыто: за дозой.

На разговор Роман соглашается не сразу. Но после настойчивой просьбы врача-нарколога и психотерапевта Майры Маратовны Медетовой все же нехотя встает с кровати. Она просит его рассказать о себе, о том, как давно подсел на тяжелые наркотики. Парень внимательно слушает, но видно, что до конца не понимает, что именно от него хотят. Дурь убивает не только внутренние органы, а в первую очередь мозг.

– Тебе нужно рассказать свою историю, когда стал колоться и токсикоманить, – подчеркивает каждое слово Майра Маратовна. – Может, кто-то прочитает и подумает, прежде чем решит перешагнуть запретную черту.

Роман тяжело собирается с мыслями. Пытается взглядом поймать точку опоры и зацепиться за нее. Не получается, туманный взор плавает, а мысли как тараканы разбегаются в разные стороны. К своим 28 годам он перепробовал все – марихуану, героин, соли, сейчас нюхает клей, тот гораздо дешевле и купить его намного проще.

– Вы пройдите к столу, там и поговорите, – предлагают нам. – А ты расскажи все как есть, без утайки.

В ходе разговора Роман, как и все наркоманы, начинает врать – придумывает про хорошую работу, добрые отношения с родителями и силу воли, которая в любой момент поможет ему завязать с дурманом. На самом деле все гораздо хуже. Даже здесь, в диспансере, куда он пришел сам, не перестает «пыхтеть». Зависимость тяжелая, организм все чаще требует очередную дозу.

– Закрывается в туалете, достает пакет с клеем и дышит. Даже сейчас под кайфом, вы, наверное, это заметили, – говорит старшая медсестра отделения Маншук Темирхановна Абулкаирова. – Уследить за ними сложно. Что-то говорить без толку, они не могут противостоять тяжелой зависимости.

Наркомания – коварное заболевание, которое способно за короткое время «раздавить» человека, как маленькую букашку. Наркотики убивают все, что делает его личностью. Они полностью лишают разума, возможности принимать адекватные решения и вообще полноценно существовать. Психотропные препараты накрепко привязывают к себе, заставляя увеличивать дозу. Чем чаще и больше зависимый употребляет наркотики, тем быстрее они отравляют его изнутри, лишая физического и психологического здоровья.

– Тяжело смотреть на все это, – с чувством горечи говорит Маншук Темирхановна. – Люди мучаются, просят дозу, конечно, мы не даем, лечим, как положено. Поэтому некоторые не выдерживают, выписываются. Роман хочет вылечиться, но противостоять болезни не может.

Страшные цифры небольшого города. На наркологическом учете сейчас состоит 4126 человек, в том числе женщины и 24 подростка. Но медики уверяют, чтобы понять критичность ситуации, это число нужно умножить, как минимум, на два. Ведь многие зависимые, боясь огласки, не обращаются за помощью в медицинское учреждение. Большинство наркозависимых не работают, но они боятся лишиться водительских прав.

Майра Маратовна рассказывает о проблемах наркомании. Затем проводит по палатам, знакомит с пациентами и рассказывает про них сама. Вся их история болезни – их жизнь. Она не хуже опытного оперативного сотрудника рассказывает, каким методом теперь можно приобрести самую главную отраву последнего времени, на которую подсели почти все наркоманы – спайс или по-другому соль. Если раньше синтетический наркотик добывали в интернете, а адрес узнавали на стенах многоэтажек, то теперь продавцы смерти сменили тактику. Оставляют закладки в определенном месте. Но поймать их по-прежнему сложно.

– Синтетическая формула меняется постоянно, последствия ужасны, – говорит врач. – Вылечиться можно, но при огромной силе воли, желании и времени на это уйдет примерно полтора года в специализированном реабилитационном центре. Мы же только проводим детоксотерапию, дальше с пациентом должны работать психотерапевты и психологи. Правда, по квоте желающих можно отправить в реабилитационный центр в Павлодар. Дорога туда и обратно оплачивается, лечение тоже бесплатное. В это время они находятся в полной изоляции от общества. Потом вернутся домой, попадут в ту же среду, и все может повториться. Только соль приводит к летальному исходу гораздо раньше. Мало того, что она быстрее разрушает организм, ее использование намного проще: разбавляют водой из-под крана и вводят в вены.

Руслану 40 лет, он наркоман со стажем. Где-то в прошлом осталась жена и 11-летняя дочь, с ними он не живет. Он пришел сюда сам, потому что не мог выйти из запоя. Во время разговора отводит глаза, потом разглядывает кружку, в которой теперь вместо бормотухи кефир. Последний запой длился 10 дней. Если бы не пришел сюда, то, скорее всего, умер.

– В 90-е годы всем было плохо, вы помните? – говорит тяжело Руслан, словно каждое слово причиняет ему физическую боль. – Люди без работы, без будущего и надежды. Я видел, как от отчаяния запила мать. А до этого обычная женщина, воспитывала детей. Тогда никто никому не был нужен. Мы, подростки, собирались в подъездах и первый раз пробовали курить марихуану.

У Руслана дочь-подросток. Он не хочет, чтобы она пошла по его стопам, и уверен: такого не будет. У нее хорошая мать, которая, как положено, следит за ребенком. Про генетическую предрасположенность не хочет слышать. Он знает, как это страшно, ведь не справляются сильные и крепкие мужчины. Женщины и молодежь катятся вниз скорее.

Пока Руслан монотонно отвечает на вопросы и размышляет о своей будущей судьбе, его сосед по палате торопливо собирает вещи в сумку. В коридоре его ждет престарелая мать. Она принесла сыну фрукты и соки, но он ничего не хочет. Слезы матери его не останавливают. Ему 47 лет и половину жизни он героинозависимый.

– Есть закономерность – наркоманы лечатся группами, – говорит Майра Медетова – Пришел один, значит, совсем скоро поступят еще несколько. Им так легче, надеются вырваться вместе. Обещают друг друга поддерживать, но и группой завязать не получается. Сломался один, следом ломаются другие.

Сергею 45, он отрешенным взглядом также наблюдает за сборами соседа. Ему тоже уже хочется уйти, но он останется еще на какое-то время. Точнее, насколько хватит сил.

На третьем этаже соседнего корпуса в это же самое время проходит семинар. Присутствуют врачи-наркологи, психиатры, психотерапевты специализированных учреждений, работающих с зависимыми людьми. Лекцию на тему зависимостей читал доктор медицинских наук, врач-психотерапевт, директор института психотерапии и медицинской психологии города Санкт-Петербурга Равиль Каисович Назыров. Он подтверждает, наркомания – реальная беда, которая делает несчастными людей по всему миру, и Казахстан не исключение.

– Конечно, мы отмечаем рост числа зависимостей. Появляются новые подпольные лаборатории, которые, видимо, не стоят на месте, ведут разработку новых наркотических средств. Это монстр, который проглатывает в первую очередь молодежь. Наркомания – сложное психическое заболевание, которое лечить необходимо не только медикаментами. Пациенты должны пройти полноценную реабилитацию, с привлечением грамотных специалистов, в первую очередь психотерапевтов, психологов. А значит, врачи, которые сейчас занимаются лечением, должны пройти подготовку.

Врачи просят в первую очередь родителей внимательно относиться к своим детям. Человека, употребляющего наркотики, определить просто. Внешние признаки – неадекватное возбуждение или заторможенность, узкий или широкий зрачок, независимо от освещения, появление тревоги, беспокойства, раздражительности, нарушение речи. Пропажа из дома ценностей. Наркозависимость легче предотвратить, чем излечить. Поэтому важно не упустить момент.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top