Неудобный сервис

1 июня 2017
0
1822

Самым ярким воспоминанием моего детства была поездка на автобусе №7 из поселка Белая Казарма в городскую поликлинику. Я тогда приболел, и мама везла меня к врачу (будучи здоровыми, в город мы пешком ходили по тропинке вдоль железной дороги. Это было надежнее и быстрее из-за того, что автобусы ходили очень редко и нерегулярно). Больше всего мне запомнилось, как мы стояли на переезде у нефтебазы. Поскольку, как потом выяснилось, у меня оказалось воспаление легких, то чувствовал я себя, мягко говоря, неважно – буквально раскалывалась голова и сильно тошнило. В автобусе было грязно, душно, остро пахло бензином и машинным маслом. Как назло, маневровый поезд долго и нудно елозил по железнодорожным путям, словно утюг по простыне. Это происходило вскоре после того, как наш лидер Никита Сергеевич Хрущев пообещал, что «…нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». И мне в полузабытьи привиделось, что коммунизм уже наступил, по Уральску строго по расписанию разъезжают большие, красивые, чистые, хорошо пахнущие автобусы. А по салонам прохаживаются стюардессы, предлагая всем прохладительные напитки…

Время летит стремительно. Меняются начальники отдела пассажироперевозок, прибавляется количество автобусов, их вместимость, увеличивается сеть маршрутов. Но над автобусами словно нависло какое-то проклятье – они по-прежнему в час пик битком набиты.

Помнится, мы говорили: «Вот придет рынок, он все расставит по своим местам». Рынок пришел, а с ним и новые правила, среди которых – обязательное проведение тендеров по государственным закупкам, то есть, все условия для объективной конкуренции. Я не знаю точно, как они проводятся, но там что-то не так. Потому что обязательства, которые берут на себя победители тендеров, никто выполнять не собирается. Например, утром выйти на маршрут вовремя считается святым, но заканчивать движение каждый может в любое время. То же самое творится и с интервалом: у каждого свой. Потом начинаются поломки – то одна, то другая машина сходят с линии. Причем власть в курсе проблем. Например, в поселке Деркул, на встрече с населением аким Уральска Нариман Турегалиев, в частности, заявил – он знает, что автобусы сходят с маршрута раньше времени, и предупредил перевозчиков, что будет проверять каждую жалобу, и в случае ее подтверждения примет жесткие меры.

Однако у уральцев отбили всякую охоту жаловаться еще в советские времена. Ведь это сколько было канители: надо, выйдя из автобуса, записать его номер, потом, придя домой, написать и бросить конверт в почтовый ящик, а потом еще и в горсовет идти, доказывать, что прав. А толку никакого… И сейчас, видимо, не жалуются, потому что не верят в результат.

По моему мнению, претензий к перевозчикам можно выставить сколько угодно. Например, работа и профессионализм водителей оставляет желать лучшего: одни считают, что вправе лихачить, из-за чего пассажиров мотает из стороны в сторону и подбрасывает как на батуте, другие тормозят вдалеке от остановочных площадок.

Кондукторы вроде бы стараются, но у многих из них хорошо получается только деньги за проезд собирать. Кое-кто еще остановки на двух языках называть научился, но не обычной вежливости. Многие не знают, что существуют места для пассажиров с детьми и инвалидов, и что и те и другие могут заходить в автобус в переднюю дверь. И что, видя такого пассажира, надо попросить других уступить закрепленные за ними места.

А еще не пойму почему, но салоны за смену не убирают, а это при наших пыльных и грязных дорогах просто невыносимо.

На днях ехал домой с дачи. Немного подустал. Поскольку был довольно поздний вечер, долго ждал автобуса в неприглядном павильоне. Кондуктор громогласно впихивала людей в салон. На замечание о том, что автобус «не резиновый», заявила, что «…мы частная компания, сколько хотим, столько и возим!» В автобусе было грязно, душно, остро пахло бензином и машинным маслом. И, вспомнив ту давнюю поездку, я мысленно расхохотался над своими наивными детскими мечтами об «автобусном» коммунизме…

Автор: Сергей Аблаев
Фото: Нурлан Тастанбеков

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top