На дне

3 июня 2021
0
3449

Начался купальный сезон. Для спасателей самый опасный. В зоне риска дети, которые приходят на речку без сопровождения взрослых. Да и сами взрослые зачастую купаются в запрещенных местах. Подобная халатность иногда приводит к трагедии.

 

Бекжан Айткалиев в спасательном отряде около пяти лет. Трудоустроился сразу после армии. Говорит, работа нравится, хотя каждый год приходится выполнять страшные задания – искать утопленников.

– Взрослые в ответе за себя, дети нет, – говорит спасатель. – У воды они должны быть под контролем.

Набережная Урала. Место, где купаться официально запрещено, но, несмотря на это, отдыхающих достаточно много. Не останавливает ни сильное течение, ни замусоренное дно, которое никто не чистил. Впрочем, ситуация типичная. Это не единственный «дикий» пляж, где купаются горожане. Объяснение у всех одно – настоящих пляжей раз, два и обчелся, а в такую жару ноги сами несут к реке.

Каждую смену сотрудники оперативно-спасательного отряда дежурят на пляжах, проводят рейды, предупреждают об опасности. Они знают: трагедию необходимо предупредить, спасти человека гораздо сложнее.

Официальный сезон для них начался 25 мая. «Горячая» пора длится два месяца (июнь, июль), именно в это время люди отдыхают у воды и чаще всего со спиртным. В нетрезвом состоянии сложно адекватно оценивать происходящее вокруг, к тому же исчезает чувство страха.

– Утонуть легко, достаточно захлебнуться, – говорит Бекжан. – Дальше начинается паника, силы утопающий тратит не на призывы о помощи, а на то, чтобы удержаться хоть на секунду на поверхности воды и сделать вдох.

…Водолаз готовится к очередному погружению. Подход к каждому спуску более чем серьезный. Больше часа на проверку оборудования – давление в баллоне и безопасность всех систем. Это жизненно важно. Еще 20 минут на то, чтобы надеть гидрокостюм.

Он имеет приличный вес. После этого водолаз отправляется на рабочее место – на дно реки.

– Работа у нас не пыльная, – улыбается Бекжан. – Тем более передвигаться по дну в тяжелом костюме не совсем удобно. Да и не видно, что вокруг, работаем на ощупь. Тоннами вытаскиваем из воды битое стекло, металл, старые шины. Сейчас я в профессии действительно, «как рыба в воде». Но было время, когда делал все медленно.

Правда, спускаться приходится не только на дно реки, но, к примеру, в городскую канализационную шахту. Погружаться в нечистоты мало того дело неприятное, так еще давление сильное, плотность намного выше чем у воды. Работать тяжело.

– Я пробыл в канализации больше часа, проводил ремонтные работы, но справился, – говорит Бекжан.

 

Его коллега Бекежан Ракишев в профессии уже 7 лет. Сколько раз погружался под воду, давно сбился со счета. Количество часов, проведенных там, тоже не считал. Максимальный его допуск на погружение – 12 метров, и чтобы на улице было не холоднее минус 15 градусов. За все время работы побывал на дне многих водоемов области. Какие-то обследовал при подготовке к пляжному сезону, в другие погружался на тренировочных спусках или при поиске утопленников и пропавших.

Меня с детства манила глубина, я смотрел фильмы Кусто и мечтал стать, как он, дайвером и покорителем морей, – рассказывает Бекежан. – Моря не покорил, но, тем не менее, мечта стала реальностью. После армии работал строителем, а потом прошел конкурс и стал водолазом.

Требование к претендентам изначально одно – идеальное здоровье. Если с ним все в порядке, то следует обучение. Сначала новички изучают теорию, затем практика в бассейне и экзамен в открытой воде.

Ребята признаются, несмотря на большой опыт работы, волнуются перед каждым погружением.

– Вода – это тайна, самое тяжелое – неизвестность, там же не видно ничего. Неизвестность на дне пугает, но в то же время глубина манит. Все работы проводим на ощупь, как говорится, у водолаза глаза находятся на кончиках пальцев.

При погружении специалист имеет связь с берегом – в его костюм встроены динамик и наушник, он может рассказывать об изменениях вокруг, своих ощущениях, а также слышать задания, которые дает руководитель спуска, куда идти: прямо, направо, налево, стоять на месте.

– Мне же ничего не видно! Сам я сообщаю, если выполнил задание, что что-то нашел или что-то пошло не так. Ничего лишнего, только по делу. Несмотря на наличие этой техники, самое важное для того, кто под водой, – страховочная веревка. Сигнальный конец – это как пуповина. Не так важно, что передают в наушнике, главное, что тебя держат. Это дает уверенность: что бы ни произошло, по веревке ты всегда сможешь вернуться обратно на берег.

– Вода не прощает халатности и бравады, – говорит Бекежан. – Я помню, в тот год, когда я устроился на работу, утонул крепкий мужчина, отмечал День ВДВ. Бил себя в грудь кулаком и говорил, что такие не тонут. Искали его несколько дней.

А еще дети, которые были одни на реке, уселись на лист пенопласта и поплыли по Уралу. Неизвестно чем бы это путешествие закончилось. Хорошо мы вовремя их заметили. Осторожно подплыли к ним на лодке, не создавая больших волн, чтобы не перевернулись, и пересадили их к себе на борт. Они довольные, счастливые, не понимали всей опасности.

Чтобы остаться живым и здоровым, совет от профессионалов один: не купайтесь в состоянии алкогольного опьянения – вода не любит пьяных – и не ныряйте в холодную воду, если есть сердечно-сосудистые заболевания. А также берегите детей.

Фото: Алексей Еремеев
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top