Как подсказало сердце

23 октября 2014
0
1646

«Ну, как дети? Сколько их у тебя?» – спрашивают у Виталия Смирнова при встрече. «Десять… пять…», – с заминкой отвечает он. «Пятнадцать?! – недоумевает собеседник. – Да я – не про «левых», про своих интересуюсь». – «А-а-а, ну так те тоже мои», – улыбается он.
Такой диалог нередко происходит между Виталием Александровичем и его знакомыми, и он всегда в замешательстве, о каких детях идет речь.

В.А. Смирнов с группой «Тұлпар»

А начиналось все просто: парень поступил учиться в педагогический институт на факультет физической культуры. На третьем курсе попал на практику в летний лагерь, где наряду с ребятами из полных семей отдыхали и из детского дома. К ним-то он и потянулся, заметив, что с «детдомовскими» общаться проще: попросишь их что-либо принести, сделать, охотно помогают, идут навстречу, нежели другие – спустя рукава, после многих напоминаний. Казалось бы, должно быть наоборот, ан нет. Поэтому, когда закончил вуз, то спокойно воспринял свое направление в детский дом воспитателем.

– В девяностые годы работалось трудно, – вспоминает Виталий Александрович. – Дети сложные, их родители тоже. Какой бы ни был детский дом, он казенный, а каждому ребенку хочется жить с родными людьми, пусть и далекими от идеала. Лишенные родительских прав, они не очень заботятся и переживают о своих чадах. Бывало, воспитанники сбегали от нас, мы искали их, возвращая с помощью милиции. Приедем, спрашиваем, где ребенок; не знаем, разводят руками горе-родители. Слышим шорох под кроватью, поднимаем покрывало – лежит пацаненок в пыли, голодный, грязный. Или в погреб дитя упрячут. Ну что делать? Все равно приходилось забирать.

– Двое цыганят было, тоже часто убегали, – продолжает он. – Однажды родители отпросили их на недельку, дескать, пусть погостят немного, а сами уехали с ними. В Подмосковье их нашли, вернули, восемь классов закончили. Дети из асоциальных семей сами себе предоставлены, привыкают жить без контроля, не хотят соблюдать правила и требования, установленные в детских домах, их это напрягает. А потом, спустя годы, понимают, что им добра желали, благодарят.

Так, недавно его встретил мужчина с двумя детьми. Виталий Александович не сразу признал в нем бывшего воспитанника. «Их было пятеро из одной семьи: Наиль, Рафаиль, Ибрагим, Нурия и Альфия, – перечисляет он поименно. – Жили они в Федоровке, мать нетрудоспособная, отец неизвестно где. Впоследствии все получили хорошее образование, у одного из ребят даже два высших, работает в Санкт-Петербурге. Сами выучились, поднялись, воспользовавшись тем, что в них заложено изначально и, конечно, не без собственного труда. Он сказал мне, мало вы нас ругали, надо было больше, мы бы лучше стали».

В областном детском доме работает третий год. Но это уже другой уровень и материальный достаток. Детдом, руководимый Раисой Ислямовной Наурзовой, по праву считается лучшим по Казахстану. С первых шагов по его территории ощущается какая-то особая аура, разнообразные зверушки, устроившиеся на деревьях, вызывают симпатию, скворечники, цветники… «Здесь работают наши трудовые десанты», – не без гордости показывает Виталий Александрович участки с плодовыми деревьями и кустарниками. «И как, спеет ягода?» – спрашиваю. «Не-е, не успевает, – машет рукой, улыбаясь. – А что вы хотите? У нас, как в любых других семьях и садах, там тоже дети срывают их, не давая дозреть. Не ругать же за это. У нас их 67! Им и так досталось в жизни. Как бы мы их здесь ни оберегали, ни хвалили, что-то в них присутствует, неуверенность, что ли…».

Что верно, то верно. От двоих из них, кстати, старшеклассников, я хотела услышать мнение о воспитателе, они говорили: добрый, помогает во всем, «золотые руки», мы с ним многое мастерим. Ухоженные и красивые, они стояли передо мной, но не было радости, озорства, легкости, так свойственных ребятне. По воле обстоятельств, безалаберности родителей они страдают, что бы им здесь ни давали и как бы ни заботились.

Виталий Александрович проверяет уроки, посещает занятия в школе, ходит на родительские собрания, занимается еще и трудовым воспитанием. В его группе «Тұлпар» десять мальчиков и каждому надо не просто уделить внимание, формально отработав часы, а отдать часть души, ведь надеяться им не на кого, чтобы не очерствели, не озлобились, впоследствии создав благополучные семьи. «Знаете, что меня радует? Ребята стали заниматься физкультурой, ходят на турники,– говорит он. – Так как я учитель физкультуры, то они у меня спрашивают, какие упражнения надо выполнять, чтобы наращивать те или иные мышцы, объясняю. Много лет назад такого не было. Значит, дети растут в достатке, понимая, что сегодня имеет ценность, в них просыпается стремление к чему-то, в том числе и к здоровью, эстетике, красоте. Моя группа занимается греко-римской борьбой, а «Радуга» – боксом. Завоеванные воспитанниками кубки, медали, грамоты на стендах, демонстрирующих их достижения. Мои мальчики: Владислав Кучкин на конкурсе художественной самодеятельности «Тепло детских сердец» в Оренбурге награжден за проникновенное чтение стихотворения, Анатолий Пустобаев – активист, хорошо учится. Совсем недавно Александр Егоров и Дмитрий Янбулатов на областном чемпионате по греко-римской борьбе оба заняли третье место».

Чувствуя ответственность за подрастающих мальчишек как человек, воспитатель, мужчина, а в чем-то даже отец, он учит их, подсказывает, понимая, что сейчас все можно почерпнуть в Интернете, но ничем не заменить живую доверительную беседу. Правда, сегодня уже намного легче разрешать возникающие вопросы и проблемы, в детском доме есть психологи, преподаватели. Коллектив профессиональный, сюда не попадают случайные люди, директор ведет тщательный подбор кадров.

Супруга Виталия Александровича поддерживает его. Здесь у него тоже все крепко и давно. Светлану, сегодня дамского парикмахера, он знает со школьной скамьи, оба учились в СШ №23. «Она была такая маленькая, но шустрая, – рассказывает он. – Я занимался легкой атлетикой, она – хоккеем на траве. На два года моложе меня, так что никаких видов друг на друга мы не имели, до поры до времени… Однажды с друзьями, я был уже студентом, мы прогуливались по району и встретили девушек, она среди них. И знаете, как это случается? Мы с ней все увидели другими глазами, и что-то вспыхнуло… Живем 28 лет, сыну столько же, еще есть дочь и трое внуков, как бы пятеро детей. Так что у меня большая полноценная семья, и здесь… вторая, – улыбается он. – Простите, надо идти, сейчас придет первая смена, семь человек, будем уроки учить, проверять дневники. Чего уж скрывать, прирос я к ним. Когда бываю в отпуске, жена говорит: «Смотрю на тебя, ну весь измаялся, пора выходить на работу».

Автор: Наталья Жукова
Фото из архива ОДД
и Ярослава Кулика

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top