Больше чем хобби

1 июня 2017
0
1950

З. Г. ГабдуллинЗинулла Габдрахамович Габдуллин относится к той категории людей, о которых в народе говорят, что у них золотые руки. И действительно, сколько себя помнит, – тяга к технике у него была с малолетства, в крови, что ли. Его всегда тянуло экспериментировать, что-то изобретать. Отец, хотя он и был ветеринарным врачом, поощрял увлечение сына и ничего не имел против, когда он в шестьдесят третьем году поступил на соответствующий факультет Уральского техникума механизации. Затем была служба в рядах Советской Армии. Демобилизовался – стал студентом Западно-Казахстанского сельхозинститута, учился на факультете механизации.

Там Зинулла Габдуллин организовал студенческое конструкторское бюро. Ребята разрабатывали чертежи, а уже по ним создавали те или иные устройства и механизмы, которые можно было бы использовать в сельском хозяйстве. О новаторских достижениях ребят из Уральска прознали в Целинном научно-исследовательском институте, что находился в городе Кустанай, и после окончания вуза – это было в 1975 году – их пригласили работать туда, а точнее – в конструкторскую службу. Специалисты НИИ занимались разработкой и созданием опытных образцов различных сельхозорудий – культиваторов, сеялок, косилок… На некотором этапе для испытания их в полевых условиях потребовался мощный трактор. Руководство Кировского завода, это в Ленинграде, пообещало выделить такой трактор – «Кировец-710». Однако дальше слов дело, к сожалению, тогда не пошло. Заводские испытания выявили у новой машины какие-то серьезные конструкторские недоработки, что требовало времени на их устранение. Североказахстанских ученых-практиков это, конечно, очень огорчило, ведь плоды их труда и предназначались для таких мощных тракторов, которые скоро должны были выходить из цехов прославленного Кировского завода. Помощь неожиданно пришла со стороны вчерашних выпускников Западно-Казахстанского СХИ. Они на базе старого трактора, произведенного на заводе в Челябинске, сделали мощную машину в 550 лошадиных сил. Для этого прежде всего пришлось установить мотор от автомашины БелАЗ.

Трактор зарекомендовал себя хорошо, и еще долго служил на полях, закрепленных за НИИ. Сам же Зинулла Габдуллин поступил в аспирантуру при Казахском научно-исследовательском институте механизации. Женился.

Однако через несколько лет, в 1979 году, молодому человеку пришлось по семейным обстоятельствам вернуться к себе на родину – в Джамбейтинский район. И с тех пор вся его трудовая деятельность связана с нашим регионом.

– Не жалеете, Зинулла Габдрахамович, что уехали из Северного Казахстана, глядишь, может, были бы уже каким-нибудь академиком или доктором технических наук? – спросил я его.

– Нет, нисколько, – ответил он с улыбкой. – Я и так в своем роде академик тут, в родных местах. У меня всегда была возможность, где бы я ни жил и ни работал, экспериментировать, искать, делать что-то новое.

В совхозе «Жетыкульский», куда он устроился работать, на сеноуборке почти всегда много было занято тракторов – больше десятка. Зато на других участках производства техники не хватало. Какой выход из положения?

Зинулла Габдуллин со своими помощниками придумал вот что: «удлинил» косилку с пяти-шести метров до четырнадцати. Хотели замахнуться на большее, да вовремя одумались. Ведь размах совхозных граблей не более четырнадцати метров, и если косилки не будут соответствовать их размеру, то много скошенного сена будет просто оставаться в поле.

Реализация задуманного помогла высвободить ежегодно только на заготовке кормов не менее пяти тракторов и перебрасывать их на выполнение других не менее важных производственных задач.

Затем – перевод в соседний, считавшийся отстающим, совхоз имени Абая. Здесь тоже у Зинуллы Габдрахамовича нашлось к чему приложить свои руки. В течение многих лет в хозяйстве сено грузилось и перевозилось валом, потом также скирдовалось. Совхозный умелец поставил все это дело так, что сено стали закатывать в рулоны. Корма в таком виде стало легче и перевозить, и хранить.

Демонстрация возможностей парусного ветродвигателя в одном из районов области

– Я знаю, что значительная часть вашей жизни связана с Уральском. Что побудило сменить сельскую прописку на городскую?

– С развалом Союза на селе жизнь ухудшилась, в полосе трудностей и неурядиц оказался наш совхоз и другие хозяйства Джамбейтинского района. Да к тому же город есть город, и там больше возможностей для реализации своего творческого потенциала. Но совсем с селом я не порвал. Когда уже трудился инженером на Уральском механическом заводе, это было в 1996 году, то возникла потребность в испытании моего парусного ветродвигателя. А где это лучше сделать как не в сельской местности, где-нибудь в степи! Приехал в Джамбейту к сестре, поставил установку возле колодца и в течение всего лета, живя здесь, стал наблюдать за ее работой. Попутно замерял скорость ветров, их направление и так далее. И какие я сделал выводы? В наших местах сила ветров не очень значительна, может быть, только иногда во время штормовых предупреждений, а так обычно где-то два-пять метров в секунду. Поэтому и не приживаются у нас ветряки. Но мой показал на «экзаменах» хорошие результаты. Дело в том, что он, повторюсь, парусный, не лопастной, как это обычно бывает. Коэффициент его полезного действия значительно выше, чем у его классических собратьев. Так что даже при малой силе ветров с его помощью удавалось наполнять водой огромный бак для поения большого количества домашних животных, а также освещать жилые помещения.

– Какова судьба вашего изобретения, Зинулла Габдрахамович?

– Широко в практику оно, к сожалению, не пошло. Хотя ветродвигатель я в свое время демонстрировал и бывшему акиму области Крымбеку Кушербаеву, и другим видным представителям властных структур и бизнес-сообщества. В конце прошлого года я предлагал свое запатентованное детище даже оргкомитету Международной выставки «ЭКСПО-2017», которая пройдет в Астане. Но какого-то сильного впечатления оно там не произвело. Реакция у столичных чиновников была примерно такая: что это за странная невиданная доселе конструкция? Решили лишь ограничиться показом видеоролика в выставочном павильоне Западно-Казахстанской области.

Однако я не отчаиваюсь, в настоящее время много говорится и делается по развитию отечественной экономики, в частности животноводческого производства. И уже есть подвижки к лучшему. Увеличивается поголовье скота, курс берется на то, чтобы не только удовлетворить внутренние потребности в мясе и мясопродуктах, но и отправлять их за рубеж. А это невозможно без того, чтобы не обеспечить светом и водой отдаленные животноводческие точки и фермы. Но ведь к каждой не протянешь электролинию, не поставишь трансформаторы! Нынешним фермерам и другим мелким крестьянским хозяйствам это будет не по карману. Совсем другое дело – ветроустановки!

– Над чем в настоящее время вы работаете?

– Последние десять лет занимаюсь созданием сельскохозяйственной техники, предназначенной в первую очередь для заготовки кормов. Начиная от граблей, сенокосилок и кончая рулоновозами. Одна из основных целей, которую я преследую, – добиваться того, чтобы машины и механизмы были просты и надежны в их использовании. Ведь как у заводских аналогов? Там масса литых и прочих сложных деталей, которые сейчас трудно достать, тем более в сельской глубинке. И изготовить кустарным способом практически невозможно. Я у своей техники убираю, скажем так, все лишнее, делаю ее ремонтопригодной практически в любых полевых условиях. Еще мне удается свои механизмы делать универсальнее, что ли, они могут выполнять несколько операций. К примеру, к сенокосилке я приделал грабли. Пока косилка работает, грабли находятся в подвешенном состоянии. Сено накошено – грабли опускаются и начинают его собирать.

Другая идея, которую мне удалось удачно воплотить в жизнь, – сделать более производительным копновоз универсальный навесной. Я изменил у него крепления, удлинил стрелу, и теперь с помощью этой машины и сена можно больше загрузить на различные транспортные средства для его перевозки на животноводческие базы и больше его скирдовать.

– Где вы все это делаете, ведь для этого нужна какая-то материально-техническая база?

– У нас с сыном Сериком есть научно-производственный кооператив «Акжайык», где все идеи потом воплощаются в конкретные замыслы. В этом деле мы тесно сотрудничаем с технопарком «Алгоритм», а еще с целым рядом промышленных предприятий Уральска, где нам по нашим заказам изготавливают те или иные детали. К сожалению, нам рассчитывать приходится главным образом лишь на собственные силы. Государство нам, увы, не помогает. Кое-что из созданного продаем. Например, если испытываем в лугах одну из своих новых сеялок, кто-то из фермеров заинтересовался ею – продаем ему. Часть из вырученных средств идет потом на зарплату, другая – на создание новых машин и механизмов.

Фото из архива научно-производственного кооператива «Акжайык»
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top