Звезда Чокана

1 октября 2020
0
558

(Окончание. Начало в № 39)

Карта Центральной Азии. 1860 г. Рисунок Ч. Валиханова

В 1856 году в возрасте 21 года Чокан получает звание поручика и приступает к исследовательской деятельности. Первой его экспедицией стала поездка под руководством полковника М.М. Хоментовского в Иссык-куль. В этой экспедиции Валиханов собирал легенды киргизов, изучал их быт. Но самое главное, он первым из императорских исследователей обратил внимание на знаменитый героический эпос «Манас».

Самая известная экспедиция Чокана Валиханова – в Кашгарию (ныне часть Синцзянь-Уйгурского Автономного района КНР). По сути это была разведывательная миссия под прикрытием. Местное население постоянно сопротивлялось господству Цинского Китая, то и дело устраивая мятежи. Россия могла использовать это в свою пользу и создать отдельное ханство под покровительством России. Кашгарией интересовалась и Британская Империя, это означало, что медлить нельзя. Валиханов должен был всесторонне изучить страну, от географии и внутреннего устройства до торговых интересов.

Инициатором путешествия стал известный географ Семенов-Тянь-Шанский, а окончательное разрешение на экспедицию давал лично Александр II. В переписке высоких чиновников путешествие называли не научной экспедицией, а «секретной командировкой». Кашгария была закрыта для иностранцев и, если они сюда и проникали, дело могло закончиться трагически. Незадолго до старта экспедиции в Кашгарии жестоко казнили немецкого путешественника Адольфа Шлагинтвейта, которого заподозрили в шпионаже.

В мае 1858 года Чокана отправили в Кашгарию под прикрытием – вместе со специально созданным торговым караваном. Он выдавал себя за молодого купца Алимбая, сына кашгарского коммерсанта, который давно уехал в Саратов. Валиханов с обритой головой и в национальной одежде присоединился к большому каравану. «8 походных юрт, 100 верблюдов, лошадей 65, прислуги 34 человека и товаров на 20 тыс. руб. серебром», – писал Чокан в своей книге «Очерки Джунгарии».

Городские ворота в Западном Китае. Рисунок Ч. Валиханова

В Кашгаре постоянно вспыхивают волнения, там жизнь человека ничего не стоит, там жестокий правитель походя рубит головы людям и складывает из них горы! Но те сведения, которые добыл юный поручик Валиханов, оказались первыми в европейской науке за многие годы. Миссия Валиханова, талантливого ученого и офицера русской армии, имела большое политическое значение.

Открытие Валихановым Кашгарии было названо в ученом мире «замечательным географическим подвигом». Чокан вернулся в Россию с «богатым запасом интересных сведений о Кашгаре», привез множество собственных зарисовок, образцы горных пород, нумизматические редкости, гербарий, древние рукописи. Генерал-губернатор Гасфор, пересылая отчет Валиханова в Петербург, писал: «Столь многообразные, относящиеся почти ко всем отраслям науки и государственного устройства сведения, составлены молодым человеком, недавно еще окончившим воспитание в Сибирском кадетском корпусе. Для собрания этих материалов следовало провести продолжительное время, подвергаясь лишениям и даже опасению гибели. Сведения эти, объявленные печатно, приобрели бы ему почетную известность, лестную для благородного честолюбия». «Очерки Джунгарии» написаны Валихановым живым языком, и в этом он очень похож на Пушкина. Наверное, он ему подражал даже в манерах. «Одевался Чокан всегда с иголочки; зимой ходил в военной шинели с бобровым воротником, ухаживал за ногтями и на одном пальце отпускал ноготь по-китайски. Очень любил Чокан красивые вещи, и портсигаров у него была целая коллекция. Выбирал он, однако, не за дороговизну, а за какую-нибудь мысль, которую умел прочесть в рисунке. На одном портсигаре была изображена крыса, сверлящая буравчиком земную поверхность. Это, по мнению Чокана, был изображен геолог», – пишет о нем Жарылкап Бейсенбайулы. Как известно, Пушкин тоже «отпускал» ноготь на своем мизинце.

Своим поведением, внешностью, острым языком Чокан умел создавать в своей среде шумное веселье. Он шутил часто и по разному поводу. Так, «однажды на обеде в Омске, у Капустиных, кажется, появился изящный франт, который, слыша за обедом разговор о Теккерее, просил Валиханова представить его этому господину. После обеда Валиханов подвел его торжественно к портрету Теккерея, объяснил серьезно окружающим, что франт просит представить его Теккерею». Веселился он не только в родном доме, но и на службе в Петербурге. Участвовал в пикниках, гуляньях, ездил в театр и водился с гвардейской молодежью. Ему очень импонировал европейский стиль жизни.

Портрет братьев Чокана. Рисунок Ч. Валиханова«Валиханов – слишком европеец, более европеец, чем многие русские», – писал о нем Г. Потанин. И даже когда он возвращался в родную степь, валялся на бухарских коврах и пестрых подушках, в бешмете и казахских домбалах, все равно оставался европейцем. Читал французскую литературу и не отказывался от европейских манер. Он «никогда уже не мог сбросить с себя наложенную на него печать европейской духовной культуры и превратиться в номада».

После возвращения из Кашгарии резко ухудшилось состояние здоровья молодого ученого. Он уехал из Петербурга в родные степи, но и там болезнь не отступила. Это была плата за «географический подвиг», который Валиханов совершил, изучая таинственную страну – Кашгарию. Вернувшись в родные степи, он продолжал болеть и прожил недолго. Считается, что Валиханов умер от туберкулеза. Но сегодня больше склоняются к версии отравления. Вот одно из последних писем Чокана военному губернатору Семипалатинской области Колпаковскому: «Кроме того, я сам сильно болен – когда вы уезжали, я был простудившись: болела грудь и горло. На горло я мало обращал внимания и лечился от груди, между тем теперь грудь поправилась, но горло разболелось так, что едва могу глотать пищу, голос совершенно спал». Чокан Валиханов не дожил до тридцати лет, но оставил поистине колоссальный след в истории, географии, тюркологии.

Историки спорят: встречались ли два великих казахских просветителя – Чокан и Абай?

Мечеть (Семипалатинск). Рисунок Ч. Валиханова. 1856 г.Чокан Валиханов умер молодым и в нашем представлении остался блестящим офицером царской армии. А Абай Кунанбаев – мудрым старцем. На самом деле, Абай моложе Чокана на десять лет. Ему было всего двадцать, когда умер Чокан. Один – чингизид, царевич, «белая кость». Другой – потомок биев, из зажиточной, но не знатной семьи. Возможно, что они встречались, ведь их отцы знали друг друга. Одно несомненно – влияние наследия Валиханова на взгляды и творчество Абая. Оба призывали свой народ к просвещению, к познанию «русской грамоты», которая – «откроет нам глаза в мир». Оба сделали очень много для укрепления дружбы между народами. «Изо всех инородческих племён, входящих в состав Российской Империи, первое место по многочисленности, по богатству и, пожалуй, по надеждам на развитие в будущем принадлежит нам – киргизам», – писал Чокан Валиханов. «Промелькнувший метеор» Валиханова осветил «Путь Абая». И если кто-то сегодня обвиняет их в отсутствии патриотизма – критиковали свой народ, призывали к дружбе с Россией – то он сильно заблуждается. Сама история доказала их правоту. Но, как писал Чокан Валиханов «…истина, как бы она ни была светла, не может изгнать самых твердых заблуждений».

К имени Чокана просто приклеилось название о нем романа Муканова «Промелькнувший метеор». Да, жизнь его была несправедливо коротка – как мелькнувший на небосклоне метеор. Но его жизнь, достижения, сама его личность – горит яркой путеводной звездой.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top