Золотое слово акына

26 июля 2018
0
329

Кочевники обходились без книг. Не потому, что не знали грамоты. К примеру, монголы, другие тюркские народы создали более 10 письменных систем. Археологи до сих пор находят артефакты – каменные памятники с древнетюркским руническим письмом.
Но вот настоящих книг не было. Причину объяснить просто – их сложно возить. На верблюдах и лошадях перемещали юрты, их убранство, посуду, одежду. Тут, как говорится, не до литературы.
Но нельзя сказать, что к художественному слову степняки оставались равнодушными. Просто у них были свои живые книги – акыны.

Кто такие акыны, объяснять не надо. В википедии о них говорится так: «Акыны – поэты-импровизаторы, а также исполнители своих и народных произведений эпического и лирического характера. В современных литературах слово акын обозначает и поэта-литератора».

Не будет преувеличением, если скажем, что акын – человек-энциклопедия, знающий на память тысячи историй. Одновременно он не только поэт, но и музыкант. Каждый свой рассказ, как драгоценный камень, обрамляет в оправу – музыку, и преподносит в дар людям.

Это искусство высоко ценилось раньше, и ценится сейчас.

Акына ждали в ауле как большое событие. Встречать иногда выходил сам хан. А он, свободный и независимый, ездил по степи от поселения к поселению, удивляя историями, пересказывая события.

В народе говорили: нет более почетного дела, чем у акына. Он останавливался в любой юрте, занимал самое почетное место (төрде).

Все-таки надо сказать, что благодаря своему мастерству зарабатывал. Его первым приглашали на тои и другие торжества. Чтобы не наскучить, поддерживал интерес слушателей, создавал интригу. Никогда не рассказывал до конца. Обязательно останавливался на самом интересном месте. И все с нетерпением ждали продолжения. А историй было бесконечное множество. Поэтому акын мог оставаться в гостях столько, сколько хотел.

Мастера художественного слова – на вес золота, но и между ними существовала конкуренция. И всякий раз старались определить, кто все-таки лучший.

Как воины состязались в боевом искусстве, показывали, кто из них самый сильный и самый меткий, так и акыны соревновались между собой. Выясняли, кто самый сладкоголосый и остроумный. Этот конкурс назывался айтыс. Недавно ЮНЕСКО отнес его к нематериальному культурному наследию казахов и кыргызов.

Он популярен среди местного населения. Существует даже программа на телевидении, которая популяризирует айтыс. И своя большая аудитория у передачи имеется.

На сцену выходят парни и девушки, старики, мужчины и женщины. Ставят два стула напротив, айтыскеры занимают свои места, и начинается театрализованное действие. Потому что настоящий мастер выкладывается на полную катушку: даже по его мимике можно представить картину происходящего.

Строгое жюри оценивает выступление. Каждый профессиональный литератор подтвердит, что импровизация – это вершина поэтического мастерства. Хотя есть , которые шутят про акынов: «Что вижу, то пою». А они, в свою очередь, тоже подшучивают: «А вам слабо красиво спеть про то, что вы видите? Буквально на лету, легко и непринужденно придумать искрометные шутки или тонко подметить пороки».

Игра слов развивает умение красиво говорить. В школах этому учат, есть даже специальные предметы. Но та же риторика учит говорить правильно, а айтыс учит говорить красиво.

Не представить акына без его любимого инструмента. Самый любимый – домбра.

Есть легенда о том, как появился инструмент. И эту историю казахский народ помнит и очень любит. Много лет назад жил на свете хан. Он был такой жестокий и злой, что люди боялись даже в разговоре произносить его имя. Жена хана давно умерла с горя и тоски. Но у хана остался сын Хусаин. Это было единственное, кого любил хан. Однажды ускакал Хусаин на охоту с друзьями и не вернулся. Не скоро нашли бедного юношу. Лежал Хусаин с растерзанной грудью под большим развесистым деревом. Видно, напал на него дикий вепрь и вонзил ему в сердце острые клыки.

Как сказать хану о страшном горе? Боялись слуги, плакали от страха. И обратились они за советом к старому мудрому старику Али. Он принес тонких досок, сухих конских жил и принялся что-то мастерить.

Наутро слуги проснулись от нежного грустного звука. Али сидел, поджав ноги, и держал в руках невиданный прежде музыкальный инструмент. Перебирал пальцами пять струн и тот пел как живой.

«Теперь идем к хану», – сказал пастух. Вошел и заиграл на том инструменте, который смастерил ночью. Застонали, заплакали струны, словно жалобный шум леса пронесся под шелковым шатром. Резкий свист ветра смешался с воем дикого зверя. Громко вскрикнули струны, словно человеческий голос, прося о помощи.

Хан вскочил с места: «Ты принес мне весть о гибели Хусаина? Я обещал вестнику несчастья залить горло горящим оловом». Али произнес: «Хан, я не сказал ни слова, обо всем тебе рассказал вот этот инструмент».

Хан, обезумевший от горя, приказал налить раскаленное олово на деку домбры. Не выдержав испытания, лопнули три струны, металл выжег небольшое отверстие. Так Али спас жизнь слуг жестокого хана. А у жителей степей Казахстана появился новый музыкальный инструмент с двумя струнами.

Есть и другие истории, связанные с акынами. Случилась война между древними племенами. Одно было сильнее и разбило армию соперника в пух и прах. Женщин и детей победители увели в плен. Племя горевало, ведь каждый из выживших потерял семью. Они хотели бы их вернуть, но поделать ничего не могли. И тогда старый акын снял домбру со стены и один пешком отправился к врагу. Зайдя в центр вражеского аула, он громко крикнул: «Воины и акыны, я пришел один к вам. Вызываю вас на состязание в песенном мастерстве. Ели я одержу победу, вы отпустите всех пленных. Если проиграю, то стану вашим рабом. Чего вы боитесь, ведь вы сами будете судьями этого состязания».

Три дня и три ночи звучали песни, выходили один за другим лучшие акыны. Но никто не мог перепеть старика. Через пару дней беспрерывного пения его пальцы онемели, голос дрожал. Но он видел, как плачут женщины из его племени, ставшие пленницами. Как истерзанные грозные воины, захваченные в плен, опускают глаза. Но мастерство старика так никто не мог одолеть, хан сдержал слово, всех пленников отпустил. Так один акын оказался сильнее целого войска.

Каждый кочевой народ создал свое эпическое произведение. Самое большое – кыргызский эпос «Манас». Народный герой жил тысячу лет назад, но в народе его помнят. Бесконечный эпос исполняют акыны. Это непросто, ведь, он в двадцать раз объемнее «Элиады» Гомера. В пять раз больше бесконечного индийского эпоса «Махабхарата». На распев «Манас» можно исполнять без перерыва в течение полугода.

Но даже таких размеров эпосы дошли до наших дней, потому что народ знает их наизусть и передает из уст в уста. А живая человеческая память – это особый инструмент. И акыны тому доказательство.

Акыны и айтысы популярны и сейчас. Устраиваются республиканские конкурсы, выделяются дорогие подарки.

В рамках программы «Рухани жаңғыру» в этом году областным центром народного творчества проведен республиканский айтыс акынов «Жалындаған Жайық-жыр», посвященный 60-летию айтыса.

В творческом конкурсе приняли участие 20 акынов из Астаны, Актобе, Кызылорды, Актау, Атырау, а также районов ЗКО.

В первом туре состязались 10 пар акынов, во второй прошли 3 пары.

Жюри состояло из заслуженных работников культуры, акынов, журналистов, филологов.

По результатам конкурса Гран-при удостоен М. Мирланов /Жаныбекский район/, І место – Ж. Мусина /г. Уральск/, ІІ место поделили Ж. Шахмарданкызы /Қызылорда/, М.Шакенов /Акжаикский район/, ІІІ места удостоены А.Калбаев /Мангистауская область/, О.Мендыкулов /Жангалинский район/, поощрительные призы получили Н.Тлеукул /г. Актобе/, Ш.Избасаров /г. Атырау/, А.Керимбек /Астана/, А.Жолмагамбетов /Мангистауская область) и другие.

За вклад в развитие искусства айтыс награждены Благодарственными письмами Кошенов Гарифолла /г. Алматы/, Бердыгалиев Катимолла /г. Уральск/, Бисенгалиев Сагындык /Акжаикский район/ и другие.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top