Жульё и жильё

23 октября 2014
0
454

Нурзия М. давно уехала из поселка, где родилась. Обосновалась в городе, прописалась, жила в общежитии. Трудилась продавцом в одном из супермаркетов. После смерти мамы ей по наследству перешел дом с участком в районе. Нурзия решила продать его или обменять на однокомнатную квартиру в Уральске.

Разместила объявление в нескольких газетах. Так как она не имела возможности часто ездить в район, контактный телефон указала свой, а ключ оставила соседке тете Кате, которую попросила показывать дом потенциальным покупателям. Звонки хоть и шли, однако дом-развалюха долго не прельщал никого. Но наконец нашелся покупатель.

Ольга Р. жила с двумя детьми и престарелой матерью в двухкомнатной квартире в райцентре. А когда у них поселился и Владимир О., сожитель Ольги, стало совсем тесно. Елена Ивановна – хозяйка жилища мечтала обменять квартиру на дом. Владимиру идея понравилась. А вскоре подыскали и подходящее объявление. За дом в одном из поселков просили 25 000 долларов США. Примерно такую же цену можно было выручить и за их квартиру.

Позвонили, узнали адрес. Показывала квартиру тетя Катя. Жилище не впечатляло: фундамент в одном углу просел, по стене снаружи пошла трещина, полы подгнили…

– Красная цена такой избушке – 1 000 000 тенге, не больше, – заключил Владимир.

– А участок? – возразила Ольга, – смотри, сколько земли, 18 соток. А дом отремонтировать можно.

Муж согласился и на следующий день созвонился с Нурзией, предложил встретиться. Та заявила, что за дом хочет не менее 22 000 долларов или обменяет его на квартиру с доплатой. Владимир сразу понял, что женщина не совсем в курсе нынешних цен на жилье. И сказал, что на сделку согласен. Но тут выяснилось, что Нурзия М. ни дом, ни участок на себя еще не оформила, хотя и прошло полгода со дня смерти матери. Кто вступал в наследство, знает, какой хлопотный и небыстрый этот процесс.

– Давайте так, – предложил Владимир, – вы оформляете на меня доверенность, а я занимаюсь подготовкой документов на землю и дом на ваше имя. А иначе купля-продажа невозможна. Это, конечно, будет стоить денег, но потом сочтемся.

Удивительно, но Нурзия согласилась дать нотариально заверенную доверенность, можно сказать, первому встречному. Видимо, Владимир обладал даром убеждения. Да ей и некогда было заниматься всем этим.

Женщина уехала в Уральск, регулярно звонила Владимиру, справлялась, как идут дела? Тот отвечал, что нужно время, уверял, что ей беспокоиться не о чем. Потом попросил разрешения начать в доме ремонт, «иначе в нем жить невозможно – он в весьма плачевном состоянии».

– Оформление наследства, – мотивировал мужчина, – может занять несколько месяцев. Ведь вы упустили время вступления.

И опять клятвенно заверял, что сделает все, как надо.

– Ну хорошо, – согласилась и здесь Нурзия.

А вскоре квартира, где проживали Володя и Ольга с семьей, была продана местному предпринимателю Галыму Т., которого Владимир знал с детства. В договоре купли-продажи значилась сумма: 3 640 000 тенге. При сделке присутствовали Ольга с детьми, ее мать и сам Владимир. Деньги покупатель передал непосредственно при нотариусе, оформлявшем сделку. По просьбе Владимира, Галым разрешил семейству пожить в приобретенной им квартире, пока в доме идет ремонт.

Итак, у семьи появился и дом, и деньги на его ремонт, и возможность жить, сколько необходимо в проданной квартире. Нурзию же Владимир продолжал «кормить завтраками», дескать, надо еще подождать, то один документ требуют, то другой, с каждым разом все новые и новые условия.

Прошел год (!), «покупатель» позвонил Нурзие и сказал, что находится в Уральске и им необходимо встретиться. Но документы о вступлении в наследство он так и не показал, зато привел в однокомнатную квартиру, расположенную на проспекте Достык-Дружба. Открыл своим ключом, предложил осмотреть «хоромы». Мебели там не было, лишь одинокий матрас валялся на полу у окна.

– Устраивает? – спросил Владимир.

– Вполне, и еще доплату бы – 3 000 долларов.

– Нет проблем, – ответил мужчина.

В тот же день они оформили у нотариуса две доверенности от Нурзии М. на Владимира О. Одна – генеральная – на право продажи дома в Зеленовском районе, другая – на приобретение однокомнатной квартиры по проспекту Достык.

Нурзия взяла на всякий случай копию генеральной доверенности. И как-то особенно не волновалась – ведь в доме прописан ее брат. Через какое-то время Владимир вновь появился в городе, взял у нее домовую книгу. Женщина строго спросила:

– В конце концов, Владимир, когда же все эти бумажные дела завершатся?

«Покупатель» вновь стал обещать, сказал, что она сама в какой-то мере виновата – упустила время, а теперь приходится бегать, собирать кучу бумажек.

– Но осталось совсем немного – несколько мелких формальностей, и все – сделку оформим, – в который раз заверил Владимир.

Нурзия решила подождать еще.

Меж тем Владимир, пользуясь безграничным доверием, продал от ее имени дом в районе… своей сожительнице Ольге Р. за 3 450 000 тенге. После чего перестал отвечать на звонки из Уральска.

Наконец Нурзия поняла, что ее попросту все это время водили за нос. Понятно, что «однушка», показанная ей, была подставная, найденная лишь для того, чтобы ввести в заблуждение. И доверенность на ее приобретение оказалась «операцией прикрытия». Она отправилась к нотариусу, чтобы отозвать генеральную доверенность. Однако было поздно. Женщина осталась и без дома, и без денег. Обратилась в полицию.

Владимир О. сразу признался во всем и сердечно раскаивался. Суд, квалифицировав его действия по ст. 177 ч. 3 п. «б» УК РК как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, в крупном размере, приговорил к 3 годам лишения свободы. Но, учитывая, что Нурзие М. часть материального ущерба была возмещена, посчитал наказание условным, с испытательным сроком 3 года.

Жулики, как известно, бывают разные. В последние годы эта пестрая армия слегка потеснилась, впустив новый вид криминальных специалистов – квартирных мошенников. И сколько ни печаталось в газетах, рассказывалось по телевидению, как граждане самым странным образом – вдруг и по своей воле – теряют крышу над головой, а потом обивают пороги судов, пытаясь ее вернуть, меньше таковых не становится.

Люся Савченко,
по материалам судебных разбирательств

Имена фигурантов по этическим
соображениям изменены

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top