Жрецы за компьютером

28 августа 2014
0
1553

Прогноз погоды волнует если не всех, то многих. Едва проснувшись, мы выглядываем в окно, смотрим в небо, пытаясь определить, каким будет сегодняшний день. Ожидается ли дождь с порывистым ветром или будет светить яркое солнце? Впрочем, смотреть на облака совсем не обязательно, точный прогноз дает Интернет.
РГП «Казгидромет» также ежедневно выкладывает подробный анализ с метеорологическими показателями атмосферного давления, скорости ветра и солнечной активности. Точность – 92 процента, именно на этой цифре настаивают областные синоптики. Сами себя они нередко сравнивают со жрецами, фиксирующими все прихоти небесной канцелярии.

Наблюдение за изменениями погодных условий в области ведется в 15 местах. Есть станции в Казталовском, Жалпакталском, Жанибекском и других районах. Одна в поселке Деркул. Прямо под открытым небом круглый год работают приборы, данные с которых снимаются днём и ночью, каждые три часа.

Начальник метеостанции Рауан Санкубаев рассказывает о своей работе интересно. На столе аппаратура, название которой выговорить с первого раза человеку несведущему сложно. Специалист поясняет: барограф – фиксирует данные атмосферного давления, анеморумбометр – выдает показания скорости и направления ветра. На небольших мониторах высвечиваются цифры, которые то и дело меняются. Что и говорить, погода непостоянна.

– Секунду назад скорость ветра была – 2.4, а теперь – 2.7, что вполне соответствует норме – рассказывает Рауан. – Если ветер усиливается до 15 м/с, мы передаем штормовое предупреждение в «Казгидромет», дальше в департамент ЧС и во все дежурные службы. Ветер, дующий со скоростью 60 км/час, способен сорвать крыши, повалить сухие деревья и порвать электропровода.

Вскопанный, как грядка, участок, разместил сразу несколько объектов. Самое простое приспособление – кусок белой марли, натянутый на деревянную площадку. По ней определяют уровень загрязнения воздуха. Температуру на поверхности и в глубине почвы замеряют термометры. Одни лежат прямо на поверхности, другие воткнуты в землю. Самый большой доходит до глубины 3.2 метра. Один из них Рауан достает, чтобы показать нам. Ртутный столбик остановился на отметке 16. Здесь тоже все в порядке.

Гелиограф больше напоминает магический хрустальный шар, о который разбиваются солнечные лучи. Миссия серьезная – он следит за длительностью солнечного сияния. Лучи, проходя через стеклянную сферу, выжигают полоски на размеченных листках бумаги, по которым специалисты определяют, какое время солнце было на чистом небе, а какое – спрятано за облаками.

Рауан ловко поднимается по ступенькам и достает плювиограф. Он больше напоминает металлическую лейку и служит для определения объёма осадков. В расположенную внутри камеру собирается дождевая вода, которую потом сливают в специальную мерную емкость. Будку, внутри которой находятся четыре термометра: сухой и мокрый, максимальный и минимальный, метеоролог называет главной. По показаниям градусников измеряется температура воздуха.

На этой станции работает четыре человека, дежурство ведется круглосуточно. На участок они выходят каждые 3 часа, находятся там не больше 10 минут, затем возвращаются в контору, откуда по телефону или Интернету обработанные данные передаются в «Казгидромет». Он находится в другом конце города и там уже своя «кухня».

Телеграмма, как ее называют специалисты, мало чем похожа на привычное послание. Слов нет, только цифровой код, внутри которого скрыта информация о погодных условиях на этот час. Все многочисленные сведения наносятся на карту. Причем делают это одновременно все метеорологические станции мира. Специальный анализ, составленный по данным станций, позволяет создать в хаосе цифр вполне определенную схему, прочитать и понять которую могут как в Китае, так и в Испании и Германии.

Начальник отдела прогнозов погоды РГП «Казгидромет» Татьяна Евгеньевна Шиллинг в профессии больше 30 лет. Когда-то она окончила Казанский университет, факультет метеорологии.

– С тех пор как я пришла работать, технический прогресс шагнул далеко вперед, – говорит Татьяна Евгеньевна. – Во-первых, мы переехали в новое, удобное здание. У нас появились компьютеры, Интернет, современное цифровое оборудование. Увеличился и штат сотрудников. У каждого специальное образование. Две наши девушки сейчас учатся в Петербургском гидрометуниверситете.

Татьяна Евгеньевна не перестает говорить, что для облаков и ветра ни границ, ни часовых поясов не существует. Именно поэтому все центры мира работают в одной отлаженной до автоматизма системе, с привязкой по времени к Гринвичу.

– Схема простая, – рассказывает она. – Информация из районов передается в Уральск, дальше в Астану, Москву, Мельбурн и Вашингтон.

На ее компьютере карта северного полушария. Здесь находимся и мы.

– Вот эта ниточка – Урал, а вот тут Уральск, – Татьяна Евгеньевна проводит карандашом по монитору. – Наш город обозначен кодом 35108. Условные номера используются для удобства. Все метеостанции земного шара объединены в большие группы, местоположение которых не всегда совпадает с границами государств, и пронумерованы они по определенной системе. Метеорологические наблюдения проводятся повсюду, в том числе и на недоступных просторах Антарктиды, где наблюдатели, не щадя своих сил, выполняют эти наблюдения со столь же высокой точностью, с какой ведутся они, скажем, на борту кораблей погоды в бурном океане в районе Исландии. Вот, к примеру, последние данные из Уральска. Человеку несведущему этот ряд цифр может показаться сумбурным, но за каждой из них обозначение: 9 – высокие облака, 97 – отличная видимость, 0 – ясное небо, 300 – северо-восточный ветер со скоростью 3 м/с. Тут же добавлю, что на двух метеостанциях наблюдения ведутся автоматически, т.е. без участия человека. И в будущем мы планомерно будем переходить на автоматику.

В центр Гидромета то и дело поступают сигналы от жителей области. Одни звонят, чтобы узнать, что происходит с климатом. Вопросы, как правило, остаются без ответа – климатолога нет. Другие взволнованно пытаются выяснить, что за смог повис в эти дни над городом?

– Приходилось не раз объяснять, что помутнение воздуха не что иное, как скоплением частичек пыли, дыма и гари, – разъясняет Татьяна Евгеньевна. – Если обычно все эти элементы уходят наверх, в атмосферу, то сейчас им мешает задерживающий слой. Поэтому они скапливаются, образуя пелену. Мгла не несет никакой угрозы здоровью населения.

– Интересуются и по поводу Украины. Ситуация заставляет беспокоиться. Если там будет взрыв химического завода, как часто об этом говорят в новостях, то не исключено, что пострадаем и мы. Потоки воздуха по изогипсам (линии равного давления, что-то вроде воздушных рельсов) отправятся прямиком к нам. Но все зависит от направления ветра.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top