Жизнелюбы на подмостках

24 июля 2014
0
469

Что делают эти люди, когда всюду Интернет, сотовая связь, скайп и прочие современные «навороты»? Когда уже, кажется, никого ничем не удивишь?

Несут, как говорили в советские времена, культуру в массы. Театр, где живые люди, со своей энергетикой, страстями и эмоциями, не заменить новыми информационными технологиями. И пусть это самодеятельный сельский театр и нехитрые подмостки клубов или центров досуга, резонанс не меньше, чем в городских храмах искусств.

В областном Казахском драмтеатре проходят отчетные постановки сельских коллективов. На одной из них мы побывали – «Жалғанған үміт», по повести Нурилы Бектимировой «Ғұмырдан да ұзақ түн». Режиссер Кулим Гумарова, Акжаикский народный театр.

– В области 64 коллектива, со званием народного среди них 9 театров, – дает интервью Нургуль Бердашева, исполняющая обязанности директора областного центра народного творчества. – Ежегодно театральные труппы отчитываются о своей работе перед зрителями, как правило, в районных домах культуры. На этот раз отчетные выступления решили провести в областном драмтеатре, чтобы актеры могди почувствовать сцену другого уровня, городскую публику. Первыми открыли показ сырымские артисты, представив мелодраму Талгата Темянова, у акжаикских актеров – драма из современной жизни «Ночь длиннее века».

– Это не фестиваль, не конкурс, поэтому жюри нет. Звание народного театра коллективы подтверждают через каждые три года с участием комиссии, представителя из Министерства культуры. Для этого они готовят документы, собирают публикации в прессе, отчитываются что сделали, показывают лучшую постановку. Звание с них не снимают, но могут поставить на репетиционный период. Прошлый год у нас был плодотворным, сразу 10 театрам присвоено звание народного, – продолжает она. – Основная цель мероприятия – пропаганда театрального искусства, активизация и развитие любительского театра, рост режиссерского и актерского мастерства, расширение репертуара.

– Конечно, городской зритель более взыскателен, чем сельский, – говорит Нургуль Орынгалиевна, – здесь играют профессионалы. В районах спектакли ставят люди самых разных профессий – методист, электрик, домохозяйка и так далее. Правда, режиссеры имеют образование, они окончили соответствующий факультет института культуры имени Даулеткерея. Энтузиастам надо отдать должное, это большой плюс, что они собираются, играют, организуют досуг, привлекают к культуре население. Некоторые театры работают даже не в районах, а в сельских округах, например, сырымский. Естественно, нет такого освещения, оборудования сцены, декораций, как в областном, но они трудятся, творят, к ним приходят зрители. Чтобы «не варились в собственном соку», приехали в область.

…2013 год. Пустая неуютная комната, в ней хрупкая женщина, кутающаяся в шаль – с потухшим взглядом и потерявшая надежду на счастье. Раздается звонок, она медленно бредет к двери, словно старушка. В дом врывается энергичная женщина, говоря, что они были когда-то подругами, Зауреш (Жанылсын Мурзагалиева) силится вспомнить. Наконец узнает в гостье Жамал (Гульжамал Кайбалиева, заведующая методическим отделом центра досуга).

Женщины садятся на диван, и Жамал начинает жаловаться на свою неудавшуюся жизнь. Оказалось, в пиджаке мужа она нашла чек на купленный им автомобиль. Но зачем, у всех в семье по машине?! – негодуя, удивляется она. Выходит, он купил ее… любовнице, поскольку «не пропускает ни одной юбки». Что тут сказать? Зауреш, как может, успокаивает ее. Постепенно они переходят к обсуждению ее судьбы.

Двадцать лет назад она вышла замуж за любимого человека. Романтичная, мечтающая о славе художника – рисовала хорошо, строила планы на будущее. Но не пришлась ко двору родителям мужа, «не ровня» – считали они, желая разлада. Но поскольку молодые продолжали жить, они решили вопрос по-своему.

Родившегося ребенка забрали себе, объявив ей, что он умер. Она, не веря, требовала доказательств, плакала… Что облегчило родственникам выдворение её из дома, поместив в психиатрическую клинику.

Прошли годы уединения и серой жизни. Единственное, что питало ее – творчество, свою душевную боль и маленькие редкие радости она отражала в картинах. Работы висели по всей квартире. И лишь одна была закрыта салфеткой. Жамал подняла ее и увидела красивого парня. «Кто это, тебе заказали портрет?» – «Нет, – покачала горестно головой, – это… мой сын. Думаю, он должен выглядеть так».

Жамал, видя, что подруга нуждается в поддержке, предлагает познакомить ее с мужчиной. «Мы еще замуж тебя выдадим!» – говорит оптимистично, но Зауреш никак не реагирует, оставаясь безучастной. Тем не менее знакомство состоялось, однако ничего не принесло потенциальному жениху – Марату (Ануар Нургалиев, художественный руководитель ЦД), более того, хозяйка попросила его уйти, сославшись на нежелание связывать себя узами брака.

Но Жамал как настоящая подруга, не расставшись с намерением помочь, приглашает приятельницу-визажиста Гулим (Алия Умбетова, преподаватель музшколы), которая прихорашивает поблекшую женщину, и они устраивают праздник. Гулим также замечает портрет парня и… узнает в нем друга своего сына. Возможно ли такое, озадачиваются гости.

Вскоре в квартире появляются два парня, один из которых – Ерден (Адильжан Елешев, организатор культработы ЦД) – очень похож на человека, запечатленного на картине.

Однако, читатель, не тешь себя ожиданием радостной встречи двух посторонних людей, что они, почувствуя родственность душ, испытают ощущение счастья. Увы, Ерден был безжалостен и его хлесткие слова били наотмашь бедняжку, она вся сжалась в комок от нестерпимой боли, обхватив голову, казалось, еще мгновение, и ее разорвет, растерзает на части эта мука. У него есть родители, обеспеченная жизнь, он успешный, не желает знать какую-то «самозванку» – слова сыпались градом…

– Уйдите все! Никого не хочу видеть и слышать! Вон! – из последних сил выкрикнула она, сползая на пол.

…Прошло два года. Та же комната. Вот только женщина другая – покой светится в ее глазах, замедленность в движениях, она… в интересном положении. Замужем за Маратом. Он поэт, и у них много общего. Но она также задумчива.

Не открою Америку, выразив всеобщее желание – нам так хочется счастливого завершения истории. Вера в доброе, вечное, справедливое дает силы идти дальше, стремиться, ждать лучшего.

В дверь опять звонят, Зауреш открывает, на пороге Ерден – пришел поздравить ее с праздником. Они обменялись комплиментами и он уходит, выполнив свою миссию. Она смотрит в след, растерянная, опустошенная и сразу постаревшая.

– Сынок! – пронзительно кричит в последний момент, не сдержавшись, и вся дрожит.

– …Мама! – возвращается он, бросаясь к ней…

Перехлест эмоций устремляется в зрительный зал, публика еле сдерживает слезы. Аплодисменты. Цветы.

P.S. Один момент мы упустили, с чего собственно и начали. Жамал пришла излить душу, что теряет мужа. А муж – Кайрат (Асхат Сапаргалиев, музыкальный руководитель ЦД) тоже появился, когда они устроили праздник. Переодетый в скомороха, якобы, по заявке, он развлекает их. По условию одного из заданий – спеть, станцевать и так далее, Кайрат презентовал Зауреш французские духи, а Жамал – ключи от машины. Думаю, комментарии излишни.


НАША СПРАВКА

Выступления районных театров будут идти по 30 июля.

О своих постановках заявили Сырымский, Казталовский, Таскалинский, Жанибекский, Акжаикский, Каратобинский и Шынгырлауский театры.

Одними из старейших районных театров являются Жанибекский (образован в 1932 году), Жымпитинский (1936 г.) и Жалпакталский (1959 г.). У истоков актерского мастерства стояли Н. Шоканаев, К. Туляшев, З. Акмурзина, Н. Боранбаева и другие.

В 2013 году Таскалинский народный театр принимал участие в VIII зональном фестивале в Актобе и занял 1 место. В декабре прошлого года Шынгырлауский театр «Шаңырақ» получил звание народного. Молодой коллектив возглавляет режиссер Асылай Кубжакова, магистрант Национальной академии имени Жургенева.


Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top