«Залпы» по Волге

24 декабря 2020
0
406

В 1960-1980 годы резко возросла загрязнённость Каспийского моря. Газета «Правда» писала о массовых сбросах промышленных стоков в реку Урал с предприятий её верхнего и среднего течения. В 1967-1968 годах полоса красных вод прошла до самого Каспия. Мимо Уральска плыли косяки дохлой рыбы. На Волге в это время ситуация была тревожной, но не до такой степени. Однако в последующие десятилетия с развитием промышленности и сельского хозяйства она заметно ухудшилась.

Чебоксарское водохранилище

Мазутная подножка

Только предприятия Горького (ныне Нижний Новгород) ежедневно сбрасывали в реку 230 кубометров промышленных стоков. В этом городе крупными загрязнителями природной среды много лет являются предприятия так называемой Мызинской промзоны, нефтеперерабатывающий завод, завод «Красное Сормово». Страдают от сбросов аммонийного и нитритного азота воды Оки, Чебоксарского водохранилища, реки Кудьма, Пыра, Алатырь, Ветлуга.

Одна капля мазута, расплываясь по реке, занимает площадь в 1 квадратный метр. По сообщениям прессы тех лет, в ночь с 31 мая на 1 июня 1986 года в Горьком в канализацию сбросили 20 тонн отработанных нефтепродуктов. После того как они забили очистные сооружения, открыли аварийный люк – четыре часа в Волгу шли мазутные стоки, минуя очистку.

Виновника так и не нашли, а коммунальные службы города проявили при том преступную медлительность. У одного инспектора спросили: если бы нашли виновника, как бы его наказали? «В таких случаях мы штрафуем на 30-50 рублей», – ответил санитарный инспектор.

В начале 1980-х в Казани без очистных сооружений работали цехи авиационного производственного объединения – отработанные машинные масла, кислоты и прочее сбрасывали в реку Казанку, затем в Волгу. В Кирове биохимический завод поставлял отходы в реку Вятку, через неё в Каму и далее в Волгу.

Странная «очистка»

В числе лидеров загрязнения Волги оказались предприятия Марийской АССР. Главным загрязнителем стал Марийский целлюлозно-бумажный комбинат, сбрасывавший в Волгу около 40 миллионов кубометров плохо очищенных стоков. Комбинат ежегодно наносил ущерб природе на сумму 10 миллионов полновесных советских рублей (доллар тогда стоил 60-70 копеек). Так же плохо велась очистка стоков на Волжском гидролизно-дрожжевом заводе.

Из-за залповых сбросов навозной жижи совхоза «Советский» наблюдалась гибель всего живого в реках Ургашке и Шуле; другие совхозы автономной республики также допускали залповые сбросы отходов в реки. Причём нередко через карстовые воронки загрязнялись подземные воды.

Гигант индустрии – Астраханский целлюлозно-картонный комбинат запустили БЕЗ ОЧИСТНЫХ СООРУЖЕНИЙ, сэкономили. И несмотря на природоохранные усилия самого комбината, в степь полился тёмно-коричневый поток выбросов. Стоков накопилось порядка 300 млн. кубометров. Чтобы удержать их от попадания в Волгу, соорудили земляные дамбы. И только потом поставили вопрос о строительстве очистных сооружений.

Один из методов переработки, обезвреживания сточных вод – выращивание тростника для нужд целлюлозно-бумажной промышленности. На том же Астраханском комбинате провели в этом направлении успешные эксперименты. Однако с внедрением министерство не торопилось.

Горе-проекты

Вопросы охраны вод Волги от загрязнения поднимались известными учёными, в том числе Александром Яншиным и Аркадием Мелуа. В своей книге «Уроки экологических просчётов» (Москва, «Мысль», 1991 год) они писали:

«Бороться с живой природой министерствам-загрязнителям помогают ведомственные, экологически полностью безграмотные проектные службы. Так, при строительстве Волгоградского гидроузла река Ахтуба «помешала», поэтому её русло просто завалили, а затем превратили чуть ли не в санитарный канал для сброса излишков воды. А ведь эта река – основной источник воды для всего астраханского левобережья» (стр. 64).

С астраханским вододелителем случилась целая эпопея. По замыслам проектировщиков вододелитель, имеющий 80 км плотин, шлюзов, дамб и других сооружений, должен помочь разведению рыбы. Дело в том, что в отдельные вёсны в Волго-Ахтубинской пойме воды не прибавляется, и рыба нерестится в случайных, где придётся, местах. Поэтому по предложению институтов «Гидрорыбпроект» и «Гидропроект» и соорудили вододелитель.

ТРИ ПЯТИЛЕТКИ шла «стройка века». Вместо полагающихся по проекту 55,5 млн. рублей вложили 132 млн. В 1977-м вододелитель ввели в эксплуатацию, но, похоже, что-то напортачили.

Прошли годы, а рыба не разводилась. Бесполезность вододелителя не скрывали даже ответственные городские чиновники, ранее участвовавшие в его приёмке. Но долго ещё это сооружение выкачивало государственные деньги: только на содержание специально созданного для эксплуатации вододелителя производственного управления ежегодно требовалось 700 тысяч рублей…

Вот так «охранялась» тогда Волга. Именно в 1960-1980 годы в бассейнах Волги и Урала резко усилились процессы загрязнения их вод, что нанесло по экосистеме Каспийского моря страшный удар. Последствия «залпов» по Волге, как и «залпов» по Уралу, ощущаются до сих пор: от плохой экологии на море гибнет рыба, тюлени, птицы. Нарушены пути миграции осетровых, затруднён их ход на нерест…

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top