«Я твой сын, батя!»

31 июля 2014
0
1223

Это письмо, полное обиды и горечи за ветеранов и гордости за отца, принес в редакцию сын Героя Советского Союза Ахмедияра Хусаинова. Даулен Ер-Сайын Ахмедиярулы является также президентом общественного фонда «Ахмедияр батыр». Два года назад на старом городском кладбище неизвестные вандалы осквернили могилу ветерана, а в Книге Памяти Казталовского района перепутали имя с фамилией Героя. И если бы не трепетное отношение сына к памяти отца, то, скорее всего, все бы так и осталось. «Если я замолчу, угаснет и его имя?», – горько вопрошает автор письма. Районные власти назвали одну из улиц поселка Жалпактал именем Ахмедияра Хусаинова. Но заказать и повесить на улице таблички с его именем не удосужились. Их Даулен Ахмедиярулы сделал за свой счет и сам же развесил. Но ведь это не частное дело сына! Его отец – Герой Советского Союза, и чтить его память должно государство, общество.

Отношение чиновников к памяти Героя (что уж тогда говорить о простых ветеранах) заставляет задуматься: не происходит ли у нас то же, с чего начиналась трагедия на Украине – развенчание героев войны и самого смысла нашей великой Победы над фашизмом? Об этом размышляет сын Героя Советского Союза Даулен Ахмедиярулы.

Покойному отцу славы и известности хватало и при жизни. Он никогда не кичился своим высоким званием и тем, что занимал высокие чиновничьи посты. Именно ему было поручено возложить капсулу с землей из братских могил при торжественном открытии мемориального комплекса Славы и Вечного огня в год 40-летия Победы над фашизмом.

В этом году моему отцу исполнилось бы 90 лет. И хотя его уже нет на этом свете, он по-прежнему остается для меня лучшим другом и советчиком. Он – мой ориентир, основа, совесть.

В поселках Жалпактал и Жулдыз, где отец проработал много лет директором школы, заведующим районо, заместителем председателя райисполкома, прошли мероприятия, посвященные 90-летию Ахмедияра Хусаинова. Спасибо в первую очередь простому народу, который от чистого сердца почтил память моего отца, своего земляка. Но все же у меня остался горький осадок от того, что никто из чиновников так и не извинился за раскуроченную могилу и никто не понес наказания за искажение его имени, за фотомонтаж.

В прошлом году повез в поселок Жалпактал сделанные за свои деньги таблички с названием улицы имени А. Хусаинова. Спасибо простым людям, живущим на этой улице, которые наперебой стали просить, чтобы табличку повесили именно на их доме. Одну табличку мы с моим другом, учителем Табигатом Саткалиевичем повесили на стене Дома культуры. Каково же было мое удивление и возмущение, когда в этом году я ее там не увидел!

На мой вопрос директору ДК, куда делась табличка, которую я привинтил собственноручно, он ответил: «Не знаю». Я поставил в известность акима района, неоднократно ходил в областной департамент внутренней политики, и только после этого табличка, как сообщили мне жители Жалпактала, вновь появилась там, где она и должна быть.

Я так подробно описываю эти детали, потому что хочу показать отношение чиновников и простых людей. Сравнение явно не в пользу чиновников, которые не желают публично извиниться перед семьей Героя. А я ведь, когда таблички в Жалпактале вешал, ни у одного чиновника помощи не просил, хотя мог бы «качнуть правами», поднять шум, типа: «Почему нет табличек с именем моего папы?»

Я всегда писал о людях, в которых видел личность. За деньги я никого не восхвалял, по чьей-то «просьбе» не пишу. Я общаюсь и нахожу общий язык с людьми разных национальностей и вероисповеданий, как это было во времена Советского Союза. А также не придаю значения профессии человека. С людьми, в которых я вижу личность, мне приятно и интересно общаться. Это также передалось мне от папы, который наставлял нас, своих детей – относитесь хорошо к хорошим людям, «Жақсы адамдармен жақсы болыңдар!». К примеру в поселке, где мы жили, сосед Володя Крестов годился ему в сыновья и работал простым шофером, но они находили общие темы для разговора и, думаю, были интересны друг другу.

В Конституции декларируется, что наше государство является светским, то есть нерелигиозным, высшая ценность это Человек, его жизнь, права и свободы. Да, основные религии мира несут и пропагандируют добро, но мы видим на примере других государств: разобщение между людьми происходит на основе религиозных противопоставлений, что чревато тяжелыми последствиями. Опасно то, что религия становится именно инструментом, последним рычагом в попытке сближения народа и власти. Разве не о доброте друг к другу, любви и уважении к ближнему должен проповедовать (уағыз) мулла на поминках, а не проводить агитацию типа: «…надо подчиняться избранным руководителям»? Кто его послал, и зачем он пришел, пользуясь горем в чужой семье, вести агитацию за чиновников? Или же, приехав на поминки, муллы позволяют себе не здороваться со всеми, тогда как другие люди, пришедшие пешком или же выйдя из машины, обязательно приветствуют других. Вчера был простым рядовым человеком, одним из нас, теперь, отучившись, уже ставит себя выше людей. Всевышний создал человека, чтобы он жил, творил добро и радовался жизни. Если ты родился, ты родился человеком, ты не раб и пронеси это высокое звание по жизни!

Я как-то писал и это моя мысль, что пиком, апогеем, вершиной было, когда казахи сумели себя показать, это годы Великой Отечественной войны, когда наши отцы и деды сражались за победу, а матери и бабушки делали все для фронта, в том числе и тепло принимали эвакуированных со всего Союза, делились кровом, чем могли! Это было в высшей степени проявление Человечности! Я горжусь именно такими нашими предками.

Еще один пример. В 2010 году, на 65-летие Победы нашего прославленного летчика, дважды Героя Советского Союза Талгата Бегельдинова пригласили в Астану на празднование. На перроне его встретила какая-то девушка, хотя по статусу мог бы встретить кто-то из военного руководства. Но самым уродливым было то, что на торжественном собрании дважды Герой Талгат Бегельдинов сидел в зале аж в 13 ряду! Спрашивается, а кто же тогда сидел впереди него?

А про своего отца, Героя Советского Союза Ахмедияра Дауленовича Хусаинова, про своего папу я хочу крикнуть: «Батя, ты мужик!» Потому что и на войне ты сражался геройски, и это оценило твое командование и твои однополчане. Ты не только геройски сражался, но и, видно, оказался надежным другом, всегда готовым прикрыть спину, подменить кого-то, поделиться чем-то. «Здравствуй, боевой друг Алеша!» – писали тебе люди русской национальности, и, видно, не просто так, значит сумел показать себя таковым.

А в мирное время ты не успокоился, работал не покладая рук, работал для народа, ты был требователен прежде всего к себе и был требователен к своим подчиненным, но зато справедливым, и за это тебя добрым словом вспоминает народ. Ты не был «свадебным генералом», даже награды ты надевал не по всякому поводу. Ты не любил совещания, собрания, съезды и подобные сборы, где много говорили. Я уловил это еще в школьные годы: когда намечался какой-нибудь жиналыс, у тебя падало настроение. А ты был человеком дела. Помню, куда-то ты поехал с проверкой и взял меня с собой в машину, старенький ГАЗ-69. Был сильный пронизывающий ветер, мы с водителем Амантаем ага сидели в машине, дети возвращались со школы, и тут у одной из школьниц начальных классов разлетелись тетрадки по ветру, а ты, увидев это, придерживая шляпу, погнался собирать тетради, и только после этого директор школы последовал твоему примеру. Ты не думал о своем высоком звании и должности. Главным для тебя были человеческие качества, и ты ценил именно их в своих подчиненных, а не личную преданность, холуйство и «пресмыкательство». Именно поэтому в те времена подобралась целая плеяда отличных директоров школ и учителей, мастеров своего дела! Ты оставил свой след и в труде, в развитии сферы народного образования, и тут твой труд оценили высоко. Если не ошибаюсь, ты был единственным Героем Советского Союза – педагогом участвовавшим во Всесоюзном съезде учителей в 1968 году в Москве. Тебя ценит и уважает народ, поэтому ты заслуживаешь, чтобы о тебе говорили и писали, ставили в пример. Найдется ли чиновник среди нынешних, который погнался бы собирать тетради школьницы? Вряд ли. У нынешних и говор, и гонор, и осанка, и взгляды в прямом и переносном смысле слова другие. А ты как ходил: быстро, прихрамывая на одну ногу, как говорил твой сын Алтай: «Наш папа ходит, как заведенная ключом игрушка!». Так и ходил, не меняя походку и осанку, и голос твой оставался прежним. Бекентай ага Кадыров в своей статье про тебя вспоминал, что ты холуев, прихлебателей и завидников называл «тыштақай» – это примерно переводится как говнюки. А я, твой сын, буду в меру своих сил и возможностей защищать твое доброе имя. Я знаю, «замолчат» меня – угаснет и твое имя, меньше будут говорить и вспоминать, а вместо тебя выпятит себя какой-нибудь прощелыга, ворюга или воришка, который хочет показать себя человеком, радеющим за народ. И молодое поколение будет думать, что это на самом деле так. Батя, ты мало брал, больше отдавал и твои слова: «Все, что умел и что было в моих руках, я делал для народа» или же, если в доме была нехватка чего-то: «Ничего страшного, зато вместе с народом».

И я буду писать и пропагандировать светлое, честное и чистое, вот и все.

Даулен Ер-Сайын Ахмедиярулы,
президент общественного фонда «Ахмедияр батыр»

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top