«Я пожалуюсь в райком!»

10 мая 2018
0
199

В советское время эта фраза, с различными вариациями, имела магический смысл: жаловались не только в райком, но и в обком, «в республику» и даже в ЦК КПСС. Идеология и практика коммунистической партии в лучшие для СССР времена всегда отличалась интернационализмом, гуманизмом, вниманием к простому человеку и социальным проблемам. И всё это не только провозглашалось с трибун, но и осуществлялось на практике.

На приеме в обкоме партии

Партия – наш рулевой

КПСС была не только руководящей и направляющей силой советского общества, как это провозглашалось в Конституции СССР, но и являлась государствообразующей структурой. КПСС решала практически все вопросы в стране: от космического масштаба – в прямом смысле этого слова – до мелких бытовых проблем.

Такой подход определялся самой природой советского строя. Все руководители министерств, ведомств, промышленных предприятий, научных учреждений и вузов, больниц, армейских частей, милиции и прокуратуры, колхозов и совхозов, вплоть до самой мелкой конторы являлись членами КПСС. Без партийного билета в кармане человека не назначали ни на одну руководящую должность.

Потому любой руководящий работник помимо ведомственной дисциплинарной нёс ещё и партийную ответственность за порученный ему участок работы. Он как бы находился в двойном подчинении – у своего непосредственного руководителя и у местных партийных органов в лице райкома или горкома партии.

Для молодого читателя необходимо пояснить: райком – это районный комитет правящей тогда и единственной партии в стране – Коммунистической партии Советского Союза. По вертикали он подчинялся городскому или областному комитету партии, а в районе являлся полновластным хозяином всего и вся.

В каждом райкоме имелся специальный отдел по работе с жалобами и письмами трудящихся. Пожаловаться туда означало быстро и эффективно решить проблему. Ведь от этого зависел авторитет партии и всего советского государства! Жалоба в райком являлась самой действенной мерой воздействия на нерадивых хозяйственников и любых должностных лиц.

Такое кино

Райкомы имели гораздо более широкие полномочия, чем сегодня районные администрации на просторах бывшего СССР. Используя принцип партийной ответственности руководителей, райком мог вмешаться в работу любого промышленного предприятия или учреждения, органов милиции или прокуратуры.

Ведь тот же самый прокурор района имел в кармане партийный билет и как огня боялся взыскания по партийной линии. Руководители ЖКХ, к которым народ шёл валом, тем более боялись партийного выговора! Они входили в так называемую районную номенклатуру и назначались на должность только после одобрения их кандидатуры в райкоме. Занесение строгого выговора в учётную карточку для руководителя ЖКХ являлось последним предупреждением перед исключением из партии. А исключение из рядов КПСС означало для любого руководителя конец его карьеры.

Конечно, в деятельности райкомов случались определённые накладки. Так, в начале 1960-х годов ходил следующий анекдот. Бабушка пришла в райком жаловаться на мужа: мол, обижает он меня, по пьяни с молотком за мной бегает… Первый секретарь ей отвечает: «У нас райком сельский. Вот если бы он за тобой с серпом бегал, то мы бы приняли меры. Поэтому жалуйся в городской райком».

Анекдот этот появился как ответ на волюнтаристское решение Первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущёва разделить районные комитеты партии на сельские и городские. В результате появились лишние проблемы и волокита. Поэтому решение о сельских и городских комитетах вскоре отменили.

Жалобы в райком имели самый разный характер. В основном люди жаловались на плохую работу жилищно-коммунального хозяйства, общественного транспорта, милиции, систему торговли продовольственными и промышленными товарами. Писали жалобы на шумных соседей и нарушение ночной тишины. Но случались жалобы и посерьёзней.

Однажды группа рационализаторов московского «ЗИЛа» (завода имени Лихачёва) обратилась в райком с жалобой на то, что начальник цеха не внедряет их рацпредложение по интенсификации производства, ловчит с премиями. На место выехал инструктор райкома и вместе с представителями парткома завода провёл расследование. Рабочие оказались правы, и начальника цеха тотчас отстранили от должности. Об этом случае написала главная газета Советского Союза – «Правда».

А вот ещё любопытный пример. В 1974-м сотрудники киностудии имени А. Довженко снимали на Украине художественный фильм «Как закалялась сталь» по одноимённому роману Николая Островского. Часть эпизодов снималась на большой железнодорожной станции Шепетовка. Однако местный железнодорожный начальник, бюрократ и самодур, всячески препятствовал работе съёмочной группы. Терпение киношников лопнуло и они пожаловались в горком партии.

Железнодорожника вызвали «на ковёр», изъяли у него партийный билет и сказали, что его дальнейшее пребывание в рядах КПСС зависит от того, как он сможет наладить взаимоотношения с кинематографистами. После этого почти весь свой рабочий день начальник станции проводил со съёмочной группой и даже надоел режиссёру чрезмерным вниманием.

Да, методы воздействия на нерадивых чиновников и бюрократов со стороны партийных органов были авторитарными, зато эффективными.

Любовь под контролем

Самым спорным моментом в деятельности партийного контроля являлись семейные отношения. Действительно, личная жизнь человека – вещь чрезвычайно тонкая и деликатная. Однако крепкая семья являлась первичной ячейкой советского общества, и её разрушение никак не одобрялось партийными властями. На беспартийных давили по профсоюзной и административной линии, могли выкинуть из очереди на жильё, гараж или покупку машины, лишить садового участка.

Партийному человеку разводиться было гораздо труднее, чем беспартийному гражданину. В случае развода обязательно заводилось персональное дело, и нервы человеку трепали изрядно. С одной стороны, это вроде бы обеспечивало высокий моральный облик руководящих работников и членов КПСС. С другой – ломало немало человеческих судеб.

В начале перестройки в Ленинграде произошёл интересный случай. Сорокадвухлетний морской офицер вышел на пенсию, вернулся в родной город, устроился работать в один НИИ. Так как в таких местах женщин имелось гораздо больше, чем мужчин, то его избрали секретарём партбюро института.

Сразу на его голову свалились два заявления. Оказывается, летом сотрудники НИИ ездили в колхоз для оказания шефской помощи и там двое инженеров противоположного пола полюбили друг друга и решили создать новую семью. Обманутые муж и жена написали жалобу в райком, так как оба сотрудника НИИ являлись членами партии.

Из райкома в партбюро пришла грозная бумага с требованием разобраться в ситуации и вернуть «изменщиков» в семьи. Бывший офицер оказался человеком смелым и написал ответ, суть которого сводилась к следующему: от таких мужей и жён, которые жалуются на свою вторую половину в райком, нужно бежать, и ничего я разбирать не буду.

В результате бывшего офицера самого вызвали на парткомиссию, где пожилые члены партии, которых давно такие страсти не волновали, влепили ему выговор с занесением в личное дело. На заседании комиссии даже присутствовала второй секретарь райкома – импозантная дама средних лет. Она-то и заявила, что наказание заслуженное, но, в общем, она согласна с точкой зрения моряка. При этом дама с нескрываемым восхищением смотрела на подтянутого военного пенсионера. Между ними вспыхнул роман, ставший достоянием гласности.

Теперь уже в дело вмешался горком, и скандал разросся до невиданных масштабов. Партийную даму сняли с должности и срочно перевели в исполком, а бывшего офицера исключили из КПСС. Но пострадал он не сильно, так как три года спустя не стало СССР.

Так что во времена Советского Союза партия действительно стояла на защите прав трудящихся, действуя порой даже эффективнее, чем профсоюз, суд, милиция или прокуратура. В райком, обком, ЦК КПСС жаловались на любого начальника. С другой стороны, на саму партию жаловаться было некому и некуда. Когда КПСС не стала руководящей и направляющей силой, это во многом способствовало развалу страны.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top