Выбери коня

25 июня 2015
0
2270

Горожанка Юля Абдуллова не могла и предположить, что когда-нибудь сама будет мыть лошадей и даже чистить конюшню. Но сейчас её любовь к ним настолько огромна, что девушка уже не замечает спёртого запаха навоза, что пропитывает насквозь всю одежду спортсменов-конников, и с удовольствием стирает щёткой с шерсти своего Бегемота куски грязи. «Заниматься конным спортом и при этом не привязаться к лошадям – невозможно, – считает она. – Ведь это удивительные животные…»

В Детско-юношескую школу по национальным видам спорта на секцию «Конный спорт» десятиклассница Юлия Абдуллова пришла почти четыре года назад. Пришла случайно, влекомая детским любопытством, а осталась навсегда.

– Я очень неугомонная, – говорит о себе девушка. – В школе пыталась заниматься и лёгкой атлетикой, ходила в секцию гребли на байдарках, в танцевальный кружок. А однажды во дворе познакомилась с девчонкой, которая рассказала мне, что занимается конным спортом в каком-то «Асане». Я быстро записала это название на свой телефон и дома попросила маму разузнать, что это за «Асан» и можно ли туда записаться. Почему-то в тот момент в моей голове возникла идея: хочу попробовать стать наездницей…

Вместе с мамой Юля нашла адрес нужной школы, уговорила двух подруг – Настю и Вику – записаться в конную школу и отправилась туда на машине вместе с ними и родителями.

– Когда мы ехали по объездной дороге, папа показал нам деревянного коня, что стоял на газоне, и сказал, что нам можно кататься только на таких, – со смехом вспоминает наша собеседница. – Он не верил, что я смогу всерьёз и надолго увлечься и что из этого у меня может что-то получиться.

Забегая вперёд, хочу сказать, что спустя время родители всё-таки одобрили её выбор, переживали за неё, когда та ездила на юниорские скачки в посёлок Чапаево, и даже хвастались перед своими знакомыми, что их дочка занимается конным спортом.

А тогда девчат принял у себя в кабинете директор, рассказал о том, какие документы нужны, чтобы записаться в секцию и пригласил… в конюшню.

– Там мы стали кормить лошадок морковкой и сахаром, что привезли с собой, – говорит Юля. – Моя бесстрашная мама давала им лакомство прямо с ладони, а мы осторожно просовывали им морковки через ограждение. Это я потом осмелела, когда уже пришла сюда заниматься. С первого дня поняла, что конный спорт – это моё и просто влюбилась в лошадей. Они – удивительные животные, очень чуткие, добрые.

Мы заходим с ней в конюшню, и она подводит меня к пустому стойлу.

– Вот здесь стоит мой конь Бегемот, правда, сейчас он на тренировках – будет принимать участие в кокпаре, – объясняет она. – У меня вначале был конь по кличке Акжал, сам тёмно-коричневый, а грива – белая. Его списали через два года моих занятий – постарел. И я стала ухаживать за Бегемотом, он – серый в яблоках, очень красивый. У меня сразу возникло чувство, что это мой конь, я с удовольствием стала бегать на тренировки.

Девушка без всякого жеманства рассказывает, что она с таким же удовольствием начала чистить стойло Бегемота, мыть его, расчёсывать гриву.

– Мне очень хотелось купить для него хорошую щётку, расчёску, уздечки. Но родители сказали мне, что денег на это не дадут, – вспоминает она. – Тогда я летом пошла торговать цветами и купила всё, что планировала.

Юля счастливо улыбается.

В это время в разговор неожиданно вмешивается женщина – сотрудница конюшни, что метёт невдалеке от нас бетонный пол.

– Таких ребят как Юлька, которые любят лошадей всей душой, сейчас становится всё меньше и меньше, – говорит она. – Современные дети прибегут на занятия и даже не посмотрят: в чистом стойле конь стоит или в грязном, в навозе у него бока или чистые. Им главное – вскочить на животное и мчаться с ветерком. А если конь заупрямился, то они нещадно хлещут его кнутом. Раньше дети были мягче…

В ответ на эти слова девушка качает головой.

– Мне с первых дней было очень дико, что я должна стегать лошадь плёткой, чтобы она бежала быстрее. У меня рука не поднимается бить животное, такое умное, да и вообще наши лошади для меня как люди, – откровенничает она. – Я вот уже три месяца почти не появляюсь в конюшне – у меня подготовка к ЕНТ, на носу – одиннадцатый класс. Сегодня пришла, а Бегемот посмотрел на меня и голову опустил: у меня даже сердце сжалось, он же на меня обижается, что не прихожу, не общаюсь с ним. Кони очень умные, они не прощают предательства, буду теперь чаще приходить, находить время, привозить вкусняшки.

– А как тебе удавалось совмещать учёбу и тренировки раньше? – спрашиваю собеседницу.

– Конечно, мне и раньше было трудновато, – признаётся Юлия. – Только я старалась не замечать своей усталости: тренировки у нас почти каждый день с четырёх до семи вечера, поэтому после уроков я обычно приходила домой, обедала, спешно делала уроки и уезжала в «Асан». Мне хотелось заниматься в конной школе, поэтому я летела сюда, как на крыльях. И после занятий мы не сразу уходили: сначала коней вытрем от пота, посидим в конюшне, пообщаемся.

– Запахом нашим надышитесь, что лучше любых духов, – вновь вставляет свою реплику в наш диалог работница школы.

– Да, уж, – смеётся наша героиня. – Этот запах не только в одежду, он и в кожу впитывается. Сами-то мы к нему уже принюхались, он для нас родной, а вот в автобусе люди шарахаются, когда с тренировок едешь. Даже если переоденешься, и то он не выветривается. Мне родители уже при входе в квартиру сразу на ванну показывают… Этот «французский аромат» не всем нравится.

Какие события произошли в жизни Юли Абдулловой за четыре года занятий в конноспортивной школе?

– У меня в спортивной карьере были всего одни серьёзные скачки – юниорские игры в посёлке Чапаево. Правда, там я не заняла никакого места – соперники были очень сильные. Зато за эти годы я научилась уверенно держаться в седле, скакать галопом так, что ветер раздувает волосы и холодит лицо, – с улыбкой перечисляет она. – Я научилась сама купать лошадей в речке: вы знаете, это такое классное ощущение, когда Бегемот несёт меня по воде, как большой скутер, и нет никакого страха, никаких сомнений. Я уверена, что он меня не сбросит, не уронит. Он послушно будет выполнять команды, терпеть, пока я тру щёткой его грязные бока. Я знаю, что с лошадью нужно быть на равных. И тогда всё получится: это главный урок, который я уяснила для себя.

Юля признаётся, что за годы тренировок она уяснила и ещё одно правило: если сразу после падения с коня не сядешь на него, то будешь постоянно бояться упасть.

– Я трижды падала со своего Бегемота, – рассказывает она. – Два раза вскользь, не больно. А один раз зимой он поскользнулся на льду и упал вместе со мной, придавив мою правую ногу всем своим весом. Тогда я спокойно встала и конь мой тоже, и мы продолжили скачку. Уже дома я обнаружила, что нога опухла, а под утро вообще стала нестерпимо гореть. Мы с мамой съездили в травмпункт, оказалось, что у меня сильнейший ушиб. Я посидела несколько дней дома – и опять в конюшню.

Юля скромно молчит о том, что вот уже три года является индивидуальным помощником в верховой езде для детей, больных ДЦП и сахарным диабетом.

– Расскажи о том, как ты стала инструктором по ипотерапии?

– Когда в 2013 году к нам стали приезжать на занятия дети с церебральным параличом, тренеры спрашивали, кто хотел бы помочь их катать, и я согласилась, – просто отвечает она. – К нам приезжала инструктор из Алматы, она показала, как правильно усаживать ребёнка, как его поддерживать. Поначалу, конечно, было страшно: такая ответственность за малыша, который сам удержаться в седле не может, да ещё как лошадь себя поведёт, а вдруг взбрыкнёт, и он упадёт?

Но все опасения Юлии Абдулловой были напрасны – за все два с лишним года работы с больными ребятишками ни одна лошадь не взбрыкнула, и никто ни разу не упал.

– Вы знаете, у многих этих детишек я вижу положительные сдвиги после езды на лошадях, – говорит она.

– Если раньше были зажатыми, то теперь стали более раскрепощёнными, улыбаются и смеются, когда видят лошадок. Они лучше двигают ручками, сгибают ножки. Вы знаете, ведь общаясь с этими детишками, я поняла, кем хочу быть. В следующем году поступлю учиться на врача – детского невропатолога. И с лошадьми точно не расстанусь. Я буду изучать ипотерапию как науку, и мы с Бегемотом ещё обязательно поможем многим больным детишкам.


Кстати, как сообщил директор спортивной школы по национальным видам спорта Дастан Мурзагалиев, сейчас у них занимается 420 ребят (в 2014 году их было 330), 230 из них – в секции конного спорта.

Записаться в секции школы можно в течение всего лета и даже в начале сентября: берут сюда в возрасте 10-12 лет. Телефон для справок: 27-42-44.

Здесь, к сожалению, не организуют платных катаний на лошадях, но… исключительно потому, что очень мало лошадей – они устают на тренировках с детьми, и катать на них уральцев за деньги руководству спортшколы, по их же словам, совесть не позволяет.


Фото: Ярослав Кулик

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top