Время уральского рока

28 марта 2019
0
168

(Окончание. Начало в № 912)

В январе 2018 года по приглашению Игоря Панова «Точка невозврата» побывала в Москве на праздновании 35-летия уральского рок-клуба. Выступили Панов со своим ансамблем, а также две московские группы и «Точка невозврата». Гостями праздника были музыканты групп «Земляне», «Дюна», «Рондо». «Точка невозврата» участвует в культурной жизни Уральска: даёт концерты, посвящённые разным городским датам, выступает на благотворительных мероприятиях, в ночных клубах. Сегодня «ТН» остаётся едва ли не единственной в Уральске группой, выступающей более или менее регулярно. Есть, конечно, ещё ребята, они пытаются что-то сочинять, играть. Но то есть материал – не хватает состава музыкантов, то наберётся состав – исполнять нечего. «Золотой период» уральского рока прошёл…

ВИА "Ключи"

Не спешите нас хоронить

Изменилась и сама рок-музыка как в мире, так и в бывшем СССР: она потеряла свой бунтарский характер. Западные звёзды повзрослели, остепенились, занялись бизнесом и отлично встроились в современную жизнь. Если раньше многие советские группы («Зодчие» с их альбомом «Мусор из избы», «Лимонадный Джо», «Амальгама», «Магнит», группа «Сени Сон») воевали с КПСС и советским государством, то после краха Советского Союза воевать стало не с кем. Уральский рок наряду с лирическими вещами в духе группы «Ключи», поднимал и социальные темы, правда, без антисоветчины. Но в некоторых сочинениях наших авторов что-то такое, похоже, усмотрели.

В этом плане Уральск отметился уже упоминавшимся альбомом Игоря Панова «Перекопанный город», конфискованным в советское же время органами госбезопасности. По информации некоторых ветеранов уральского рока, местной подоплёкой этой остросоциальной по тем временам работы стал факт бесконечной перестройки Уральска, инженерные сети которого давно прогнили. Не случайно посетивший наш город уже при суверенном Казахстане председатель Комитета по ЧС А. Макиевский выдал ему своеобразную «чёрную метку». Потому тогда и раньше в Уральске постоянно что-то копали…

Да, сегодня уральская рок-тусовка далеко не та, что была в середине 1980-х – начале 1990-х. Но заложенные в те годы традиции живы. Максим Попов, например, пишет рок-оперы на социальные и исторические темы, активно сотрудничая с Владимиром Бычковым. Панов и вовсе замахнулся провести в Уральске очередной (Пятый? Шестой?) рок-фестиваль. Так что некоторые наши ветераны по-прежнему активны и не приемлют «упаднических разговоров» об уральском роке. Как пела свердловская группа «Чайф», «не спешите нас хоронить, а у нас ещё здесь дела…»

Уральский рок НЕЛЬЗЯ НЕДООЦЕНИВАТЬ. В Москве на юбилее уральского рок-клуба кто-то из российских участников торжества заметил: «Екатеринбург, бывший Свердловск – столица российского рок-н-ролла, а Уральск – казахстанского». Почему бы и нет?! Наши уральские рок-группы всегда отличались неуемной жаждой самореализации, постоянно сочиняли что-то своё, может, сыгранное на неважной аппаратуре, но актуальное, заставляющее молодёжь ДУМАТЬ.

Когда эта молодёжь умеет только «двигать попой» на танцах и не задумывается о честности, порядочности, любви к ближнему, чистоте рек и озёр, помощи малоимущим и других проблемах, это, согласитесь, пахнет очень дурно. Рок-музыка в своих лучших образцах как раз с таким равнодушием и борется! Она воспитывает у молодёжи активную гражданскую позицию. И такое было всегда, не только в «бурные и продвинутые» годы перестройки.

В ВИА, рок-самодеятельности начинал свой творческий путь известный в Приуралье человек – Александр Сергеевич Шевелёв. Он запечатлён на снимке, опубликованном во второй части этого материала, как участник вокально-инструментального ансамбля Уральского музыкального училища. Впоследствии Шевелёв стал композитором, руководителем эстрадно-симфонического оркестра акима Западно-Казахстанской области.

Самодеятельность эта многих тогда учила жить, думать и творить. И преодолевать при этом непонимание, а то и открытую неприязнь.

«Клан» никогда не сдаётся

В конце 1980-х студенты первого курса художественно-графического факультета УПИ им. А.С. Пушкина Юрий Баранов и Георгий Семёнов на ФОПе (факультете общественных профессий) увидели музыкальную аппаратуру. Попросили разрешения сыграть.

Ребят сразу заметили и попросили выступить на студенческом концерте, что они и сделали. На следующем мероприятии последовали заявки спеть «Розовые розы» (хит группы «Весёлые ребята»). Семёнов и Баранов отказались: мол, мы увлекаемся роком и не подряжались петь попсу. Тогда им запретили пользоваться инструментами.

Ребята случайно попали в клуб «Романтик», где тогда репетировала группа «Субмарина». Там они познакомились с Вилли Аптюшевым. Теперь их стало трое, так, собственно, и появилась сначала группа «Лицей», а затем «Клан». Часто собирались дома у Юрия, слушали западные рок-команды, «Аквариум» Бориса Гребенщикова, «Алису»; Баранов показывал свои песни, пытались играть. Не было аппаратуры, и это просто выводило из себя. Хотелось играть, выступать, участвовать в рок-фестивалях.

Чего только не довелось пережить гитаристам Баранову, Аптюшеву, ударнику Семёнову и четвёртому участнику группы бас-гитаристу Владиславу Вахитову. Они не имели ни аппаратуры, ни места для репетиций. Скитались по ДК, некоторым предприятиям, – везде, куда пускали, где давали инструменты. Хоть на час. Хоть на полчаса. Но упорно репетировали, дорожа каждой секундой. Не ныли и упорно продолжали начатое. Ведь «Клан» никогда не сдаётся!

Баранов написал «Солдат», «Каменные джунгли Урала», «Система проблем», «Ночной гость» и другие песни, вновь репетировали, горячо споря над аранжировками. И фантастическое упорство, преданность рок-музыке победили: «Клан» вышел на уральскую сцену, начал выступать и записываться… Георгий Семёнов стал известным в городе фотожурналистом.

Группа "Клан". Георгий Семенов

Много лет спустя мне довелось работать с ним в газете «Надежда». Как-то упомянул об увлечении Гоши роком, «Клане». «Да, было дело, собирались, играли, участвовали в рок-фестивалях…» – скромно ответил мой собеседник. Но когда я начал собирать материал об уральском роке и узнал подлинную историю «Клана» с запретом играть на инструментах, со скитаниями по подвалам и гонениями, то, честно говоря, оторопь взяла. История вроде по тем временам типичная – таких гонимых «кланов» тогда по СССР было миллион! – но всё-таки…

Как тут не вспомнить любопытную публикацию казахстанской комсомольской газеты «Ленинская смена» от 2 февраля 1988 года, на которую наткнулся, перебирая недавно свой архив. Обозреватель «ЛС» Евгений Бычков в статье «Начинаем с нуля» с возмущением писал о «резком неприятии рока как жанра теми руководителями, которые вроде бы призваны ПОДДЕРЖИВАТЬ ЛЮБОЕ ТВОРЧЕСТВО МАСС» (выделено мной – А.С.). Вот именно – поддерживать. Даже в перестройку, когда рок уже вышел из подполья, кое-где его, напротив, загоняли в подвалы. Такова инерция предубеждения, страхов, что «не та музыка звучит» и вообще «как бы чего не вышло».

Там, где комсомол активно работал с рок-группами, проводил рок-фестивали, помогал ребятам с площадками для выступлений, иногда – с аппаратурой, там и дело шло: молодежь при деле – занимается творчеством, а не шатается по улицам. Что в этом плохого?!

Но такие прописные истины долго, порой очень долго доходили до некоторых руководителей. И ссылки на то, что «время было такое», тут совершенно неуместны. Это просто чиновничья дурь, которая долго мешала приобщить к полезному делу толпы парней и мальчишек. Дай Бог, чтобы ничего подобного больше не повторилось.

История продолжается

Как-то ко мне обратилась студентка одного из уральских вузов: «Хочу написать реферат об уральском роке, андеграунде. Не могли бы помочь с материалом?» Звонок немного удивил и обрадовал: в эпоху засилия шоу-бизнеса, дешёвой попсы и пения под фонограмму кого-то из молодых интересует рок, да ещё уральский! Потом последовал ещё такой же звонок. Тема, однако, востребована…

Ответил, что история любит точность, факты. А в истории уральского рока тогда много было непонятного и даже таинственного. Надеюсь, что эта публикация об основных этапах его становления и развития поможет не только при написании рефератов, но и составит представление о нём как о социально-культурном явлении.

Уральский рок – это наши люди, наша молодежь, «срез» жизни города нескольких поколений, а значит, НАША ИСТОРИЯ. Поэтому точку ставить рано. Напротив, работа продолжается. Тем более, что всё преходяще, а музыка вечна!

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top