Время перемен

2 марта 2017
0
1742

(Окончание. Начало в № 8)

В 1832 году в Бокеевской Орде организовал торговую ярмарку. Управлять назначил своего тестя Карауыл-кожа Бабажанова, которого называли «базар-султан».

Недоволен народ был не только управляющим, но и налогами, всего их было 20. «С 15 семей – одна корова или 40 рублей. С 40 баранов – 1 баран, с 5 верблюдов – 1 баран, с 30 коров – 1 бык или двухгодовалая телка, с 60 коров – 2 коровы». Собирали также шерсть и войлок.

Жангир ввел почтовую систему в Орде, но затраты на нее легли на население. К тому же люди больше не могли передвигаться свободно. Для того чтобы куда-то поехать, необходимо было заплатить 15 копеек и получить отрывной билет. Нельзя было добывать соль, так как она считалась полезным ископаемым, рубить деревья, ловить рыбу. К примеру, за одну выловленную рыбу некоего Досана Жамина пограничная комиссия приговорила к 30 ударам палкой.

В 1827 г. во Внутренней Орде случился джут. Однако закон царской России запрещал переходить на другую сторону Урала. Вдоль реки выставили пограничные кордоны, а нарушители жестоко карались. В результате такой политики произошел небольшой конфликт между армией Жангира и народом. Всех зачинщиков сурово покарали или сослали.

Проводя прогрессивные преобразования в степи, Жангир не забывал о своей семье. К примеру, своему брату Мендигерею он выделил 400 тысяч десятин плодородной земли и пастбищ. Своему тестю Карауыл-кожа – также. 85% земли Внутренней Орды принадлежала влиятельным людям. Тогда как большая часть населения осталась без наделов и вынуждена была брать в аренду земли русских губерний на берегу Каспия.

В 1834 г. Жангир решил провести пышные празднества по случаю 10-летия своего правления. Исатай Тайманов начал говорить о том, что творится на его земле. О том, что Жангир несправедливо делит земли, назначает непосильные налоги и т.д.

В итоге долгого спора на Исатая был наложен штраф в виде 60 холощеных верблюдов, который выплатили его друзья.

Пиком народного недовольства стал следующий случай, который по праву можно назвать началом крупного восстания. Дело в том, что Жангир придумал административно-территориальное деление у побережья Каспия. Возглавлять округа назначил тестя Карауыл-кожа Бабажанова. Он входил в состав Астраханской торговой компании, но не смог платить членские взносы и рисковал быть исключенным оттуда. Поэтому выпросил у Жангира власть на прибрежных районах. Тесть преследовал свои цели. Если раньше казахи могли беспрепятственно пасти скот и кочевать по этой местности, то со временем Карауыл-кожа стал сдавать землю в аренду. Благодаря бесконечному потоку денег, быстро разбогател.

В 1834 г. он подписал с землевладельцами следующий договор: «Зимовки казахов могут кочевать с правой стороны, от норда (север) до зюйда (юг) через местность Телепенева, а с правой стороны до дачи Юсупова».

За нарушение предполагался штраф для каждой семьи 10 рублей, за каждую голову скота 50 копеек, за примятый стог сена 10 рублей. Казахи не знали, что это за «норд» и «зюйд», и поэтому многих штрафовали.

«Письмо восьми старшин» – обращение, написанное старшинами Жангиру, в котором просили снять с должности Карауыл-кожа Бабажанова. Среди этих восьми был и Исатай. Когда сам Карауыл услышал о том, что на него написали заявление, он стал заниматься еще большим самоуправством.

Но какими бы несправедливыми ни казались действия Жангир хана, нельзя не согласиться с тем, что политические, экономические и культурные преобразования, проведенные им в Великой степи, имели огромное историческое значение.

Правил Жангир 22 года. За это время построил две мечети, врачебный пункт, аптеку, казначейство, школу. Известно, что в это же время открыты школы и в российских городах, таких как Липецк, Елецк. Но из-за отсутствия финансирования их закрыли. Школа Жангира продолжала работать.

С его именем связано и развитие медицины, судопроизводства, торговли.

Как свидетельствуют историки, Бокеевское ханство, входившее в состав Российской империи, сохраняло самостоятельность в решении вопросов внутреннего управления и хозяйственного устройства. Это удавалось благодаря дипломатическому таланту хана. Правя в своих владениях, он опирался на административную систему, существующую в России.

Свое начало музей под открытым небом берет в 1962 году. Сначала при Урдинской школе открыли музейную комнату, в которой тогда было собрано всего 35 экспонатов. Приносили их не только ученики и педагоги, но и сами жители. Сейчас это уже большой Бокейординский историко-музейный комплекс, в состав которого входят Музей истории Бокеевской Орды, Оружейная палата ханского дворца, Музей истории первой школы Казахстана и Музей Независимости. В ближайшее время планируется открытие Музея издательства.

По архивным фотографиям восстановлены бывшие общественные здания: флигель врача Сергачева, который был личным доктором хана, здание педагогического училища, основанного в 1868 году. Также восстановлена восточная часть дворца хана с оружейной палатой, гостиной, столовой. Именно так, по мнению ученых, краеведов и историков, жил хан Жангир.

Ханский дворец построен в 1826 году. Он имел 23 комнаты. Здесь Жангир обустроил богатую библиотеку.

В состав историко-музейного комплекса входит и пантеон памяти из трех мавзолеев – Жангира, Даулеткерея (двоюродного брата хана) и Мухамедсалыка Бабаджанова (ученик хана, историк и этнограф, прах которого перезахоронили с территории военного полигона). Все три построены в разных архитектурных стилях. Каждый по-своему величественный и торжественный.

Еще одна удивительная история. На старом кладбище сохранена могила врача Николая Васильевича Шабалина, который умер 27 апреля 1927 года. Надгробный камень на могилу из Санкт-Петербурга привезла его невеста. На нем выбиты слова, которые можно еще прочесть: «Пусть арфа сломана, аккорд еще рыдает…»

Вечнозеленый бор – это тоже своеобразный памятник мудрому правителю. Ханская роща сегодня – часть музейного комплекса и живая память о предках.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top