Возрождение святыни

28 сентября 2017
0
488

На Сутягином острове начнётся ремонт древнего исторического памятника архитектуры конца 19 века – Храма Святителя Николая. Долгое время он находится в запустении. Последняя служба в его стенах была отслужена в начале 20-х годов. С тех пор советская власть использовала помещение в хозяйственных нуждах. Здесь долгое время находился клуб, столовая и даже столярная мастерская.
Местный краевед Владимир Кутищев подробно изучал историю храма, работал с важными архивными документами. Неоднократно посещал храм и привозил людей, знакомил с историей. В этот раз приехал на остров вместе с благочинным Приурального округа Владимиром Гарасимом и иеродиаконом Вениамином. И краевед, и духовные лица надеются, что храм будет не просто восстановлен, но оживёт именно в первоначальном виде. В восстановлении облика храма обещал помочь наш земляк, архитектор Рустам Вафеев. Первую оценку состоянию здания он уже дал.

Сутягин остров расположен в живописной местности. На его территории по-прежнему действует противотуберкулезная больница, открытая практически сразу с приходом советской власти. Сейчас частный сектор вплотную приблизился к острову, но в начале строительства расстояние до города было довольно большим.

Владимир Кутищев эти окрестности изучил досконально: показывает выгодные места, откуда лучше открывается вид старого собора. Время, естественно, не пощадило здание, но даже в теперешнем печальном состоянии храм по-прежнему кажется величественным.

Известно, приход на этом месте был основан на средства самарского купца Иллариона Аржанова. Но в 1890 году случился пожар, и деревянный храм сгорел. Из огня успели вынести антиминс (прямоугольный матерчатый плат из шелка или льна) и поместили его в трапезной. Монастырь остался без главного храма. Инициатором новой стройки стал некий Василий Иванович Махонин. Старец жил в лачуге на южном склоне монастырского косогора не один десяток лет и был весьма уважаем за нравственную чистоту. Он задумал сделать зимнее помещение для пчел, поэтому стал из своей лачуги углубляться в склон косогора и отрыл целый ряд пещер. В них были длинные коридоры и глубокие боковые ниши, по-видимому, служившие кроватями. Кроме этого – ниши для икон и лампад. Найдены сами иконы, а также вериги (железные цепи, полосы, кольца, что носили христианские аскеты на голом теле для смирения) в виде свинцовых крестов, соединенных цепями с наплечниками. Весили около пуда.

– Во время строительства вспомнились предания о том, что на этом месте издревле жили старцы, которые в зимнее время выходили на дорогу из Уральска в Самару и просили подаяние. Летом проезжавшие мимо люди не встречали старцев. Они обходились растительной пищей, которой вдоволь было на острове, а также рыбною ловлей, – рассказывает Владимир Кутищев.

Новый храм построили за два года, на пожертвования. Богатые купцы выделяли значительные суммы, один из них подарил колокол.

Возвели храм вплотную к пещерам: старались максимально приблизить его к намоленным местам. Поэтому одна стена, точнее ее нижняя часть, вплотную прижата к бугру. Необычность храма еще и в том, что в нем было два этажа, то есть две отдельные друг от друга церкви. На верхнем располагался единоверческий Свято-Троицкий храм, на нижнем – православный храм Рождества Пресвятой Богородицы. Оба храма, верхний и нижний, имеют свои трапезные. В верхней церкви было предусмотрено помещение для проживания старца, нашедшего пещеры.

Чтобы попасть в нижний храм, необходимо было спуститься с вершины холма. Сейчас специального спуска нет, но скорее всего когда-то земляные или деревянные ступени все-таки существовали.

Владимир Владимирович в архивных документах нашел старинное описание: «В 12 или 14 верстах от Уральска к северо-западу есть небольшой возвышенный полуостров, расположенный на правом берегу Деркула, правого притока Чагана, впадающего в Урал подле самого города. Этот полуостров представляет собой вид покатого к западу бугра и окружен со всех сторон озером, по берегам которого расположены сады Мизинова, Хорошхиной, Акутина, Маркова и других владельцев из лиц войскового сословия. (Если бы не было небольшой насыпи, ведущей от моста через р. Деркул к монастырскому подъему, то этот бугор можно было бы назвать островом)».

Есть еще одна документальная характеристика: «На территории монастыря на 1878 год находились, кроме упомянутой церкви, келарня (монастырский склад), помещения для настоятеля и братии – деревянные четыре корпуса и две кельи, странноприимный дом (здесь принимали странников – прим. автора), состоящий из пяти комнат и общего зала. В комнатах стояли по две деревянные кровати без тюфяков и подушек, стены были украшены литографиями на темы церковной жизни. Сам монастырь был окружен оградой».

И келарня, и странноприимный дом, и кельи монахов и другие древние каменные здания хорошо сохранились до наших дней. Они принадлежат больнице и используются как хозяйственные постройки. Только разрушающийся храм и колокольня переданы в собственность Русской православной церкви. Сбор пожертвований на восстановление храма уже ведется, но прежде чем начать серьезный ремонт, необходимо решить вопрос с землей, официально обозначить границы.

Впрочем, работа по очистке храма от мусора уже началась. За дело активно взялись добровольцы, а именно казачья община под руководством Сергея Иртикеева: затянули окна пленкой, крышу покрыли старой жестью – хотя бы так оградили святыню от разрушающего воздействия окружающей среды.

Владимир Кутищев уверен, спасением храма занялись вовремя, процесс разрушения еще можно остановить, но потребуются большие средства. Материал, из которого он сделан, сильно обветшал, даже кирпич при легком касании превращается в песок.

– Люкарна в этом храме была круглой, так что купол освещался естественным образом, – уже в помещении собора рассказывает краевед. – Мы вместе с Рустамом Вафеевым залазили на крышу и подтвердили свою догадку, что потолок когда-то подвергался переделке. Сделан он профессионально, но уже при советской власти, скорее всего специалистом по мостам, так как заметно, что конструкция как бы защищает крышу от деформации. Впрочем, на маленькие «открытия» натыкаемся постоянно. Освободили от устаревшей штукатурки стены – взору открылся дымоход.

– Задача – не просто восстановить храм, а воссоздать его в первоначальном виде, именно как действующий мужской монастырь. Это позиция не только церкви, но и местных краеведов, историков, – говорит отец Владимир.

– Большое спасибо нужно сказать директору противотуберкулезной больницы Бибигуль Гадильшиевне Махметовой, – говорит иеродиакон Вениамин. – Это с ее подачи состоялось собрание, на которое были приглашены представители духовенства церкви, и на повестку дня был вынесен вопрос о передаче зданий. Церковь взяла на себя все организационные моменты по ведению документов и так далее. Это тот самый пример плодотворного взаимодействия между государством и духовенством.

Строители, реставраторы в один голос утверждают: гораздо проще, а главное, дешевле построить новый храм. Может быть, но мы надеемся, что с Божьей помощью возродим то, что было.

– С чего начинать восстановление храма? Конечно же, с молитвы, – добавляет отец Владимир. – Руслан Вафеев уже подключился к работе, по крайней мере, обозначил основные этапы реставрационного процесса. Вначале придется укрепить фундамент, перекрыть крышу, установить окна, а затем заняться стяжкой полов и так далее. Необходимо еще оградить территорию, сделать отдельный вход. Одно из условий, обговоренных на собрании, – ограничение беспрепятственного доступа к храму пациентам больницы. Ведь здесь лечатся люди с открытой формой туберкулеза.

Во дворе больницы лежит белый надгробный камень, на котором высечены годы жизни Ивана Павловича Хорошхина. Камень вытащили из реки. Хорошхин был убит 4 июня 1908 года. Известно, что генерал-лейтенант был председателем строительной комиссии по завершению строительства храма Христа Спасителя в Уральске.

В планах общественности и церкви – целиком и полностью восстановить историческое здание. На это потребуются деньги, а главное – неравнодушные сердца.

Фото: Ярослав Кулик

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top