Воздушная гавань

18 августа 2022
0
1531

Сегодня Уральский аэропорт имеет статус Международного, а в начале этого года постановлением правительства получил имя нашей знаменитой землячки Маншук Маметовой, Героя Советского Союза. А первый аэропорт открыт в Уральске почти 90 лет назад.

Впрочем, аэропорт – это громко сказано. В Ханской роще была оборудована посадочная площадка и создан транспортный авиаотряд. Который с 1 мая 1934 года стал регулярно осуществлять рейсы из Уральска в Актюбинск и в Доссор через Калмыково. «Длина площадки – около трехсот метров, ширина и того меньше, – так описывает этот «аэропорт» в книге «Земля и небо Приуралья» М.Е. Коробков. – С юга ее подпирала Ханская роща, с востока ограничивал крутой яр Урала, на северо-востоке высился Старый собор, на западе протекал Чаган. Даже для неприхотливых У-2 взлет и посадка были проблематичны. Разбегаться самолеты могли только в двух направлениях – к Уралу или к Чагану, над которыми в дневное время шли восходящие потоки воздуха, что могло иметь непредсказуемые последствия для легких самолетов». (Впоследствии аэропорт построен на месте, которое и сейчас называют «старым аэропортом»).

М. Е. КоробковЧтобы современному человеку представить, что такое полет в то время, приведу случай, рассказанный Михаилом Коробковым, военным летчиком, в советские годы руководившим Уральским аэропортом. В жаркий летний день 1935 года пилот Лапин должен был лететь в Гурьев. Пришли два грузных пассажира с большим фанерным чемоданом. Лапин взлететь с таким грузом не решился. Стали ждать ветра. Наконец подул западный ветер. Лапин посадил пассажиров, чемодан привязали к фюзеляжу. Лапин постоял в задумчивости, но все-таки решил взлететь. Разогнался, выруливая между ям, из которых жители брали глину для самана, ударился колесами о колею, подскочил и … скрылся из глаз. «Все, просел к воде», – подумали провожающие. Но самолет показался над кустами и медленно, «блинчиками» стал набирать высоту.

Летчик санавиации Михаил Медов

Первооткрывателем местных воздушных авиалиний был пилот санитарного самолета Нарком-здрава Михаил Алексеевич Медов. Это был удивительный человек, о котором нельзя не вспомнить. Он окончил три класса церковно-приходской школы, с девяти лет работал пастухом, потом кочегаром на пароходе, а после армии поступил в Одесскую школу пилотов. Был старшим летчиком отряда погранвойск в Алма-Ате, служил на Камчатке и Сахалине, а с 1936 года в санавиации в Уральске. Первый его полет в райцентр Фурманово. Летали тогда без приборов, без связи с землей, не зная, какая погода ждет их по прибытии. Медов с воздуха подобрал площадку и сел. Это первый самолет, который увидели в тех местах. «Меня встречали всем селом, – вспоминал об этом Михаил Медов. – Только с помощью милиции мне удалось спасти самолет от набежавшей толпы».

Выбирая площадки для посадок, Медов рисовал кроки (схему местности), и в будущем летчики уже знали, где производить посадку.

Многим людям в отдаленных селах, аулах, на чабанских точках спас жизнь летчик санавиации Медов. В 1938 году пришло сообщение об эпидемии чумы в барханных урочищах Гурьевской области. На карте эти урочища из двух-трех кибиток ничем не обозначены. Местные казахи хорошо ориентировались в степи, но не в воздухе. С врачом Сиволобовым они летели наугад. И нашли урочище с больными людьми.

Зимой в метель Медов долго искал в степи застрявшие автомашины с людьми. И нашел. Люди были обморожены, все хотели улететь, но самолет мог взять на борт только двух пассажиров. Медов пообещал, что в этот же день перевезет всех. Чего ему это стоило, может понять только летчик. Но Медов свое обещание выполнил.

Однажды он с врачом Кузьминой доставлял больных проказой из отдаленного аула в Астраханский лепрозорий. Везде от них шарахались, в Астрахани «скорая» отказалась доставлять в лепрозорий. Медов своих прокаженных больных не бросил, пока не устроил туда, куда ему нужно было их доставить.

Однажды Медов допустил нарушение: у него появился третий человек на борту, рассчитанном только на двух пассажиров: женщина с чабанской точки, которой предстояли трудные роды, благополучно разрешилась младенцем прямо у него в самолете. На фронт его по возрасту не взяли, в войну он продолжал работать в аэропорту Уральска.

Наши летчики – герои войны

Первыми на фронт на самолетах У-2 улетели пилоты Лобачев, Улыбин, Фетисов. К сентябрю 1941 года весь личный состав 288-го авиаотряда убыл из Уральска на фронт. В боях под Москвой отличились пилоты-уральцы Сафонов, Хасаев, Улыбин. Они награждены орденом Красной Звезды. Уральский летчик Улыбин, доставляя боеприпасы окруженной 380-й армии, был атакован фашистскими истребителями и ранен. Но он дошел до цели и выгрузил боеприпасы и медикаменты. Сам от медицинской помощи отказался: бинты и лекарства нужны окруженным. Обратно на базу довел свой изрешеченный пулями самолет, уже теряя сознание. С пустым баком, планируя, он все-таки сел.

Командиру эскадрильи 33-й Гвардейской авиационной десантной дивизии майору Крюкову в 1944 году присвоено звание Героя Советского Союза.

Наша область была единственной в Казахстане, куда долетели фашистские бомбы. В Урде базировалась авиачасть, где ремонтировали поврежденные в боях самолеты. В Красный Кут эвакуирована Качинская военная школа. Однажды инструктор этой школы Гудков на самолете ЯК вылетел на перехват фашистского бомбардировщика, который летел в сторону Урды. Гудков не имел боевого опыта, но очень хотел остановить врага. Он подошел вплотную и ударил своим самолетом по фюзеляжу «Юнкерса». Гудкова выбросило из кабины. Он успел раскрыть парашют. Немецкий самолет не сбросил бомбы на казахстанскую землю, сам упал в нее. Позже на фронте Гудков получил звание Героя Советского Союза, его имя в списке почетных граждан Уральска.

Принцы, вожди, космос

В мирное время летчики не только осуществляли грузовые и пассажирские перевозки, но помогали поднимать целину, обслуживали строительство нефтепровода Узень-Куйбышев и газопровода Средняя Азия-Центр. Они работали по уничтожению сорняков и вредителей полей.

С начала запусков спутников Земли в Уральском аэропорту размещали вспомогательный командный пункт, откуда руководили полетами поисково-спасательных самолетов. Запуск космических кораблей держали в тайне, но в аэропорту догадывались: чем больше «спецрейсов», тем ближе запуск.

Если посмотреть фотографии, то старый аэропорт – это несколько неказистых домиков. Михаил Евстафьевич, который в 1962 году стал командиром авиаотряда, рассказывал такой случай.

Однажды в ненастье в Уральском аэропорту приземлился самолет с принцем «из сопредельного государства», который с молодой женой летел в свадебное путешествие. В аэропорту грязь непролазная, все сотрудники в резиновых сапогах, а принцесса – на шпильках. Доставили их в так называемую гостиницу. Искали-искали молодые в «номере» то, что называется туалетом и прибежали в администрацию с разговорником. Из их лопотания поняли одно слово: туалет. Был в аэропорту «скворечник» на отшибе, но как туда принцесса доберется в своих туфельках? Позвали из отдела перевозок Шуру Канцеву – на ногах резиновые сапоги болтаются. Обули принцессу в сапоги, и пошли девушки в туалет. Пришли – хохочут обе. «Так удалось избежать международного скандала», – заключает Михаил Евстафьевич. Наверное, это приключение венценосные особы вспоминали всю жизнь.

Несколько раз бывал в Уральском аэропорту Брежнев. Каждый раз удивлялся, что еще не выбросили старый диван на КПД и каждый раз на него садился.

Дисциплина у летчиков была строгая. Но некоторые проступки летчиков вызывают восхищение своим романтизмом. Например, один летчик, увидев сверху поле, усыпанное цветущими тюльпанами, не удержался и приземлился. Набрал благоухающие свежестью охапки цветов и одарил ими всех женщин в аэропорту. Но взыскания за незапланированную посадку в незнакомом месте не избежал.

Были случаи курьезные. Пилот Васильев, который работал по борьбе с сорняками в совхозе «Чаганский», заводил мотор при помощи «лапы», а тормозные колодки не установил. Потянул лопасти винта, мотор взревел и самолет рванулся с места. Пилот едва успел отскочить от винта, а самолет помчался по площадке, к счастью, по кругу. Один раз Васильев ухватился за ручку, но залезть в кабину не смог и получил стабилизатором по заднему месту. Так и бегали они друг за другом, пока самолет не погасил скорость, попав в канаву.

В 1969 году «старый» аэропорт уже не мог принимать самолеты новых типов, и в 1972 году открыли новый. В начале этого года в аэропорту Уральска осуществили реконструкцию нового терминала площадью четыреста квадратных метров, способного пропустить 600 тысяч человек в год по пятнадцати направлениям воздушных линий.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top