Вот такие пироги

21 июля 2016
0
1451

Если кто-то думает, что все певцы живут припеваючи, а у всех кондитеров – сладкая жизнь, то они глубоко ошибаются. Пекари и кондитеры встают чуть свет, а часто не спят и ночью – чтобы у всех на столе с утра был свежий хлеб, а у кого-то и торт с пирожными. И порой им хочется и самим вкусить «сладкой» жизни.

Ольга Завазина пришла в кондитерский цех на практику еще в 2002 году. Продукция его уже успела завоевать признание уральцев, и после окончания училища девушка осталась здесь работать. Бизнес у хозяйки был хорошо налажен – выпечка, кондитерские изделия, кафе – и вскоре девушку перевели барменом сначала в одно кафе, потом в другое. За эти годы она заслужила доверие, и в 2014 году ее поставили администратором.

Но доверие она не оправдала: в конце 2014 года обнаружилось, что администратор предприятия Ольга Завазина совместно с бригадиром пекарей Мухамбетовой и бригадиром–кондитером Сажиевой похитили из кассы ТОО без малого три миллиона тенге.

Выяснилось, что в течение всего года бригадиры пекарей и кондитеров предоставляли администратору Завазиной бестоварные фиктивные накладные. Та их списывала, как расчет с поставщиками, а деньги делили на троих.

Индивидуальному предпринимателю и директору ТОО, занимающемуся поставкой продуктов питания, стало об этом известно от бухгалтера, которая обнаружила странные накладные: без печати и без подписи получателя и поставщика, с перечнем товаров, которые они обычно не заказывали. Всех своих поставщиков на предприятии, можно сказать, знали в лицо. Просмотрели видеозапись: те, кто, якобы, получал деньги за доставленный товар, там не просматривались. Не было и самого товара. А потом вдруг исчезла и видеозапись. Она оказалась просто стерта.

Под подозрение сразу попала администратор и бригадиры: они принимали товар, а администратор вела расчеты с поставщиками. К тому же бухгалтер однажды уже видела в ее руках странную накладную. Дело было перед Новым годом, и бухгалтер не стала выяснять все обстоятельства, решив сначала разобраться. К тому же она заметила, что все, кто попал под подозрение, заволновались, постоянно о чем-то шушукались, закрывались и перезванивались. Позже Ольгин телефон был отключен, а бригадир Сажиева ушла в отпуск.

Назначили внутренний аудит, и были выявлены бестоварные накладные, по которым деньги списаны. При этом поставщики уверяли, что сбоя в поставке товара не допущено.

Когда Ольгу спросили, кто получил деньги и где поставленный товар, она заметно занервничала.

Выяснили, куда исчезла видеозапись. Об этом рассказал тот предприниматель, который эти видеокамеры устанавливал. Он объяснил, что его попросила об этом знакомая – подруга Ольги Завазиной. Она сказала, что приходила к ней на работу, чтобы поздравить с днем рождения дочери, принесла в подарок платье, и они – Завазина, Мухамбетова, Сажиева, и она – все вместе отметили это событие. Его попросили стереть запись, потому что женщины опасались, что начальство увидит, как они выпивают на рабочем месте в рабочее время. Он пришел и полностью отформатировал диск.

Пока велось следствие, Ольга Завазина успела поменять место жительства – уехала в Россию. Но от наказания не ушла.

На суде все трое подсудимых вины своей не признали. Рассказывали о тяжкой работе «на хозяина»: с восьми утра до восьми вечера, трудовых договоров с ним не заключали, функциональных обязанностей никто не объяснял, о материальной ответственности не предупреждали.

Поставщики привозили продукцию, но ни счета-фактуры, ни накладной не было. Иногда брали товар с рынка, хозяйка сама дала такое указание – брать там, где подешевле.

– Прием товара осуществляла бригадир, – объясняла Завазина суду, – а проверяла тетя Катя. Она же контролировала расход продукции.

Кем работала «тетя Катя», Завазина не знала. Ольга Завазина говорила, что украсть что-то с предприятия было невозможно: каждый шаг могли отследить, и на проходной всех работников постоянно проверяли.

Мухамбетова и Сажиева дали аналогичные показания. Все трое утверждали, что никого не просили уничтожать видеозапись, разговор об этом вели, но в шутку. А застолье в рабочее время – было.

Но никто факт этого злополучного застолья не подтвердил. Более того, в тот день Завазина отсутствовала на работе – у нее был выходной.

Одна из свидетельниц – работница предприятия – рассказала суду, что однажды Сажиева просила ее класть в торты поменьше кремико (это такая штука, которая входит в состав крема). Но она не послушала и все выполняла строго по калькуляции. А другая свидетельница сказала, что она неоднократно видела деньги в кармане Мухамбетовой.

Свидетельница, медовик (так называют кондитера, специализирующегося на выпечке медовых тортов) от волнения начала объяснять, сколько чего идет в ту или иную выпечку.

Другая подтвердила, что поставщиков продуктов у них было много, привозили товар и с рынка. Но ее это не касалось, ее дело пироги печь.

Один из поставщиков, который на суде выступал свидетелем, рассказал, что действительно одно время поставлял на предприятие муку и сахар. Но самое большее – десять мешков сахара, по двадцать за один раз он не привозил никогда. И 92 тысячи тенге не получал.

Остальные поставщики, которые фигурировали в деле, также не узнали свои подписи и накладные.

Суд счел несостоятельными доводы подсудимых, которыми они пытались доказать свою невиновность. Органами досудебного расследования действия подсудимых были квалифицированы по ст. 189 ч.3.п.1 – по признакам растраты, т.е. хищения чужого имущества, вверенного виновному, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в крупном размере. Признак растраты был исключен, поскольку деньги подсудимыми были присвоены и поделены между собой. Однако изменение признака в данном случае не меняет объем наказания.

К обстоятельствам, смягчающим уголовную ответственность, суд отнес совершение преступления впервые, положительные характеристики, наличие у двоих подсудимых малолетних детей. Причем у Сажиевой малолетний ребенок – инвалид с детства.

В соответствии со ст. 52 УК РК, лицу, совершившему уголовное правонарушение, должно быть назначено наказание, необходимое и достаточное для его исправления и предупреждения новых уголовных правонарушений. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности уголовного правонарушения, личность виновного, обстоятельства смягчающие и отягчающие ответственность и наказание, а также влияние назначенного наказания на условия его жизни, жизни его семьи или лиц, находящихся на иждивении.

Учитывая, что Сажиева и Мухамбетова в данном преступлении играли второстепенную роль, поскольку денежными средствами не распоряжались, суд назначил им наказание, не связанное с лишением свободы и без конфискации имущества. Ольга Завазина осуждена на пять лет лишения свободы с конфискацией имущества. Отбывание наказания отсрочено на пять лет в связи с тем, что у женщины на иждивении малолетняя дочь. Двух других женщин осудили также на пять лет, но условно с испытательным сроком на три года.

Варвара Дмитриенко,
судья городского суда;
Наталья Смирнова

(Имена и фамилии фигурантов дела
изменены по этическим причинам)

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top