«Вот раздавим фашистскую мразь и заживем»

28 мая 2020
0
104

Даже во время войны деятели культуры не прекращали своей работы, вдохновляли солдат на подвиги, помогали пережить трудности в тылу. Самые лучшие стихи были написаны поэтами в годы войны и самые лучшие песни исполнялись фронтовыми бригадами и поются до сих пор. А после войны бывшие фронтовики становились актерами, музыкантами, заведующими клубами. В Уральске первым заведующим городским отделом культуры стал бывший офицер отряда особого назначения НКВД Степан Васильевич Августинович.

О себе почти не рассказывал

Раньше в Уральске было не менее сотни домов культуры и клубов. В 90-е годы прошлого века почти все клубы и кинотеатры распродавались за копейки, в них открывались кафе, рестораны, магазины, другие клубы – ночные – все что угодно, к культуре отношения не имеющее. Каток 90-х прошелся по учреждениям культуры, пожалуй, сильнее, чем война.

– Сеть учреждений культуры в советские годы подразделялась на государственные и профсоюзные, – говорит Феликс Баюканский, всю жизнь проработавший в этой сфере. – У каждого предприятия свой клуб, библиотека, художественная самодеятельность, кружки. Охват населения культурными мероприятиями был огромный, проводили множество смотров, конкурсов, фестивалей, культурная жизнь города кипела, люди тянулись к «очагам культуры» и в городе, и на селе.

По словам Феликса Аркадьевича, образованием городского отдела культуры мы обязаны празднованию 350-летия Уральска, которое отмечали в 1963 году, и его организатору – Степану Васильевичу Августиновичу, который и написал сценарий этого фестиваля. Для организации грандиозного массового празднования появилась необходимость создания координационного центра. Августинович и стал первым заведующим городским отделом культуры.

Уральцы мало знали об этом человеке, от интервью журналистам относительно городских культурных мероприятий он не отказывался, но о себе ничего не говорил. В годы войны служил он старшим радистом в отряде особого назначения войск НКВД, и дело не столько в том, что все они давали подписки «о неразглашении», сколько в той негативной пропаганде, которая была создана вокруг этого ведомства. Эти отряды были созданы в 1941 году для борьбы с немецкими захватчиками в тылу врага – они вели разведку, совершали диверсии, создавали партизанские отряды в тылу врага: снабжали их оружием, продовольствием, ориентировкой, руководили их деятельностью и поддерживали с ними связь. А мы удивлялись: как в глубоком тылу, в глухих лесах и на болотах действовали полноценные боевые группы, взрывавшие эшелоны, уничтожавшие целые подразделения немцев, полицаев, предателей, «гебитскомиссаров» на местах.

«Долг звал меня на запад»

Несколько лет назад директор музея «Старый Уральскъ» Геннадий Мухин показал мне письма жене с фронта молодого Степана Августиновича – старшего лейтенанта отряда особого назначения НКГБ. Они меня поразили хорошим литературным слогом и той нежностью к адресату, которой дышала каждая строчка. Прямо-таки настоящий роман эпистолярного жанра.

«У меня все время перед глазами ты. Ты стоишь на перроне рядом с мамой и Лидой, когда я уезжал. Я долго видел тебя, твою протянутую руку. Свет долго освещал мне тебя и вдруг только кусок красного платья мелькнул и скрылся в ночном тумане. А я все стоял на подножке, хотел увидеть тебя. Легко было соскочить с подножки и встать около тебя. Но долг звал меня на Запад», – писал Степан Августинович молодой жене.

Степан (Стефан) Августинович родился под Брестом, когда эта территория Западной Белоруссии еще входила в состав Польши. До войны учился в католической духовной семинарии и по большой любви женился на дочери дирижера военного оркестра Чапаевской дивизии (второго формирования) Константина Гребнева – Елене. Возможно, именно это обстоятельство решило место ее эвакуации – Уральск, город, связанный с именем Чапаева: когда началась война, Елену с маленьким ребенком эвакуировали в наш город. А Степана, как знающего польский и немецкий языки – направили в школу радистов-разведчиков. После окончания этой школы он воевал в Отдельной мотострелковой бригаде особого назначения НКГБ, созданной для осуществления зафронтовой разведки, террора и диверсий в тылу противника. Это подразделение находилось в подчинении 4-го партизанского управления НКВД. Начальник госбезопасности Судоплатов писал: «В критический период боев за Москву, зимой 1941-1942 годов, мобильные отряды ОМСБОН провели множество дерзких рейдов и налетов в тылу немцев. Некоторые группы использовались для ведения разведки и диверсий в интересах штабов общевойсковых армий. Большинство рейдов закончилось успешно, но диверсанты понесли большие потери. С 1942 года основной задачей бригады стала подготовка отрядов для действий в тылу противника».

«И со мной ничего не случится»

Степан Августинович был старшим радистом, обеспечивал связь с партизанскими отрядами и часто сам отправлялся в тыл врага. И каждую свободную минуту писал письма жене.

«Леночка, любимая, жди меня, родная, вернусь скоро. Ничего со мной не случится. Как хочется сейчас взять твою руку, поцеловать тебя…»

«Очень сильно тоскую по тебе. Вот сейчас у меня личное время до 24 часов, пишу тебе письмо. Хочется знать, что ты делаешь в эти минуты. Люблю я тебя до безумия. Много горя принесли нам проклятые фрицы!»

«В настоящей жизни мне твои письма очень нужны, они согревают мне сердце».

Наверное, он не раз рисковал жизнью, находясь в тылу врага. Но знал, что защищает Родину, свой дом, жену, дочку…

«Я слышал последние слова умирающих на полях сражений, и почти всегда это было имя милой. Хочется вернуться живым, вырастить деток своих. Как подумаю об этом, глотку сжимает».

«Я как вспомню Уральск, тебя в маленьком домике, что-то сильно сжимает глотку. Это так близко в моем сердце…» «Ты меня ведешь на подвиг, каждую минуту я вижу тебя, и мне не жаль отдать жизнь за твое счастье…».

Каждый рейд в тыл врага приближал счастье Победы, встречи с любимыми. «Для меня дни кажутся годом. Как подумаю, что увижу тебя, дочь, родных, все замирает…».

Жена опасается, что Степан может не получить ее письмо, и он успокаивает: «Пиши и думай, что я буду читать каждое твое письмо, и со мной ничего не случится».

Справка из архива НКВД: «Тов. АВГУСТИНОВИЧ за время пребывания в тылу врага в составе отряда спецназначения проявил себя знающим, опытным и самоотверженным бойцом-радистом. Несмотря на большие трудности длительного марша по болотам в район базирования спецотряда, сумел полностью сохранить радиоаппаратуру и питание к рации. Находясь в тылу врага в служебной боевой обстановке, держал бесперебойную и ежедневную связь отряда с Москвой. Своевременно обеспечивал четкую и бесперебойную передачу к руководящему центру всех добытых отрядом разведданных».

«Являясь старшим радистом, оказывал повседневную помощь другим радистам, устраняя технические неполадки в работе их радио. Помимо своей основной работы радиста, проводил большую агитационную работу среди местного населения».

В сентябре 1944-го года он пишет:

«Вызывают в Кремль за получением ордена. Если успею сделать фото, то пошлю тебе. Я служу Родине, тебе и дочке, за вас иду на борьбу с проклятым врагом».

В представлении к награде командир бригады особого назначения полковника Орлова говорится: «За успешную боевую деятельность в тылу врага и проявленную при этом доблесть и мужество АВГУСТИНОВИЧ С.В. достоин представления к Правительственной награде – ордену «КРАСНАЯ ЗВЕЗДА». Полковник Орлов (256/н _.09.1944)».

В столице старший лейтенант Августинович успел сфотографироваться с орденом на груди и послать фото жене.

Под «старый» Новый, 1945 год, он пишет ей: «Пусть в этом году исполнится наша мечта, мечта миллионов людей – чтоб раздавить фашистскую мразь и опять зажить спокойно».

Через четыре месяца эта мечта миллионов советских людей исполнится. И Степан Августинович будет в Москве в тот день, когда состоится парад Победы. И пожалеет только об одном – что с ним в этот торжественный день нет рядом любимой жены и дочки. Они проживут вместе долгую счастливую жизнь. Вырастят дочь и сына, дождутся внуков. Все эти годы Августинович будет работать на поприще культуры Уральска – сначала заведующим клубом, а потом 20 лет руководителем городского отдела.

– Отдел культуры я принял из рук Степана Васильевича Августиновича, – говорит Феликс Аркадьевич Баюканский.

Степан Васильевич ушел из жизни в 2003 году, так ни разу и не рассказав подробности своей военной биографии. Жена хранила его фронтовые письма всю жизнь. После ее смерти внуки передали часть этих писем в музей вместе с военным билетом старшего лейтенанта войск НКВД.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top