Восточная сказка Ивана Теца

27 октября 2022
0
827

В каждый свой приезд в Уральск петербургский архитектор, художник, краевед Рустам Вафеев делает какой-то подарок родному городу: альбом, книга, лекция, открытие. На этот раз Рустам Вафеев прочитал в Краеведческом музее лекцию о войсковом архитекторе Иване Теце, по проекту которого и было построено это красивейшее здание нашего города – Русско-киргизская ремесленная школа. О самом архитекторе практически ничего не было известно. Для того, чтобы «стереть» очередное «белое пятно» в истории Уральска и восстановить историческую справедливость в отношении своего предшествующего коллеги-архитектора, Вафееву пришлось много поработать в архивах.

Об Иване Теце практически ничего не было известно. Его имя упоминается только в связи со строительством храма Христа Спасителя. Рустаму пришлось много покопаться в архивах, и помогла бюрократическая система старой России: на все требовались справки, и все отмечалось в различных бумагах. Так, ему удалось выяснить, что отец архитектора – Андрей Тец, музыкант Императорского театра, получил «вольную» и, по его прошению, сына Ивана зачислили в Петербургскую Императорскую Академию художеств, где он проучился одиннадцать (!) лет. Так тщательно в то время готовили архитекторов. Еще в пору учебы Иван Тец получил две серебряные медали за свои проекты для Петербурга.

Точных сведений о том, каким образом Иван Тец попал в Уральск, краевед не нашел. Скорее всего, так совпало: в Оренбургскую губернию был назначен старший брат Ивана, а в администрации Уральского Войска в это время искали профессионального архитектора. В наши места – «на краю Руси обширной» – не многие изъявляли желание ехать, но у Теца протекции не было, и Уральску в этом плане повезло.

В то время в архитектуре преобладал стиль эклектики, что в переводе означает «выбираю»: неоготический, новобарокко, нововизантийский, новорусский – можно было выбрать любой. Но Тец сумел ощутить дух местности: лучше всего ему соответствует восточный стиль.

По его проекту на Столыпинском бульваре в 1872-м году на средства купца Макарова построен вокСал – летнее помещение Войскового собрания. Здесь играли оркестры, шли концерты, выступали местные и приглашенные артисты, впервые стали демонстрировать немое кино. Синематограф назывался «Универсаль».

Здание, окруженное садом, аллеями, просуществовало до Великой Отечественной войны. Сегодня от Столыпинского бульвара осталось меньше трети территории и чудом уцелевшая ротонда. По словам Рустама Вафеева, бульвар и здание воксала (сохранились его фотографии) можно было бы восстановить.

Причастен Тец к строительству, а точнее к расширению зданий войсковых мужской семинарии и женской гимназии, которые построены до него в классическом стиле.

– Обратите внимание, – сказал лектор, показывая фотографии, – карнизы зданий по левой стороне улицы сливаются строго в одну ровную линию. А по правой стороне возвышались церкви. Снесли церкви – и пропала эта красота.

В те годы в Войске витала идея открыть в Уральске школу для казахских детей, родители которых кочевали по степи. Идею лоббировал князь Григорий Голицын, наказной атаман Уральского войска. Десять лет шла переписка с Министерством просвещения Российской империи, которое в итоге и выступило заказчиком проекта. Подрядчиком стал один из братьев купцов Ванюшиных – Алексей. Проект и контроль за стройкой поручили Ивану Тецу. Первоначальная смета составляла семь тысяч рублей. Но в итоге вышло почти 47 тысяч – огромные по тем временам деньги. Но и этого оказалось мало: из войскового бюджета пришлось выделить еще 7 тысяч рублей. Зато получилась вот эта красота.

Тец мог построить здание в любом стиле, но он выбрал этот – восточный: башенки, похожие на минареты, зубцы, как на крепостных стенах, подковообразные окна, стрельчатые арки.

– Самое лучшее и самое красивое здание в городе было отдано казахским детям, – сказал Рустам Вафеев. – Поначалу опасались, что родители, кочующие по степи, не станут отдавать своих детей на учебу в город, где они должны жить при школе. Но вскоре сюда выстроилась очередь. Дети здесь жили на полном обеспечении, обучались на родном языке, но учили и русский, кроме грамоты, получали специальность, и многие потом становились государственными чиновниками. Это было первое и, пожалуй, единственное такое учебное заведение в Казахстане.

Школа, окруженная потрясающей красоты оградой с многочисленными арочными входами, занимала огромную территорию – целый квартал, с садом, столовой, хозпостройками. Это был целый архитектурный комплекс. Ни от ограды, ни от арок ничего не осталось.

В том же восточном стиле, полюбившемся Тецу, архитектор построил собственный особняк – ныне филиал музея, к которому пристроен Выставочный зал. Видимо, московские архитекторы, которые проектировали в советские годы эту часть города, смогли оценить архитектурную ценность объекта и сохранили уникальный особняк, который Рустам Вафеев назвал «лебединой песней» Ивана Теца.

Рустам уверен в том, что по проекту Ивана Теца построена атаманская дача в Войсковом саду. Эта «восточная сказка в дереве» уничтожена наводнением военных лет.

Не сохранилось никаких документов относительно авторства еще одного красивейшего особняка Уральска – дома купцов Ванюшиных. Но, судя по характерным чертам – фигурная кровля, подковообразные окна, втопленные углы, стрельчатые арки – он полностью повторяет элементы декора здания Русско-киргизской школы. Кому еще миллионер Ванюшин мог заказать проект своего дома? Других архитекторов в Уральске в то время не было.

Иван Тец создал эскиз проекта храма Христа Спасителя, определил его место. Он должен был стать трехпрестольным, самым большим в городе. Но строительство его настолько затянулось, что Тец не успел претворить его в жизнь. В 1888 году в возрасте 48 лет архитектор умер. Но это по его идее храм Христа Спасителя поднят на платформу – по типу одноименного храма в Москве. За счет этого наша Золотая церковь и сегодня смотрится величественно.

Тец создал план этой части города, в которой храм должен был стать доминантой. И этот план устремлен в будущее развития города. Это послание нам, в 20-й, 21-й век, сказал докладчик. И если бы мы бережно относились к замыслам предшественников, то имели бы сейчас очень красивый исторический центр.

Многое утеряно, но многое можно было бы при желании восстановить. Например, Войсковую дачу в парке. И это стало бы достопримечательностью города. Наверное, и сегодня нашлись бы умельцы, способные воссоздать эту ажурную восточную сказку в дереве. Но где те купцы-меценаты, которые не поскупились бы это оплатить? Хотя богатых людей у нас много.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top