Война народная…

26 апреля 2018
0
155

Ермолай ЧетвертаковНеудачное начало Отечественной войны 1812 года и отступление русской армии вглубь страны показали, что силами одних только регулярных войск Наполеона не одолеть. Зато, преследуя отступающую русскую армию, враг сильно растянул свои войска. Возникла благоприятная возможность нанести по французам удар с тыла. Летом 1812 года фактически главнокомандующий русской армией Барклай-де-Толли объявил о необходимости создания партизанских отрядов.

В поход, мужики!

Малочисленные армейские подразделения для военных действий в тылу врага уже использовались в русской армии. В Семилетней войне 1756-1763 годов небольшие эскадроны из казаков и гусар уже воевали в тылу неприятеля. А в 1895-1897 годах казачьи отряды столь успешно сражались с войсками Наполеона, что он назвал их «посрамлением рода человеческого».

Первый партизанский отряд сформировали в начале августа 1812-го под командованием генерала Винцингероде. В нём вместе служили будущий шеф жандармов Бенкендорф и будущий декабрист Волконский.

Александр Первый боялся развёрнутого партизанского движения и поэтому оружия в руки народа не давал. Однако некоторые бежавшие из плена военные создавали отряды, не спрашивая на то разрешения. Один из них – прославленный драгун Киевского полка Ермолай Четвертаков.

Четвертаков был крепостным помещика Завадовского из села Нефёдовки Черниговской губернии. В 1804-м зачислен в Киевский драгунский полк и участвовал в походах русской армии против Наполеона с 1805 года.

Ермолай показал чудеса героизма. В августе 1812 года под деревней Царёво-Займище русские передовые части под командованием генерала Коновницина столкнулись с превосходящими силами французов. Ермолай смело вступил в неравный бой. Коня под ним убили, и драгун попал в плен. Там Ермолай пробыл три дня, а на четвёртый сбежал.

Не зная местности, Четвертаков пошёл наугад на юг от Смоленской дороги. В лесу он встретил крестьянина и попросил у него кусок хлеба. Но тот ответил, что не имеет при себе провизии и позвал в село Басманы. Пока они шли, мужик рассказал, что когда Наполеон начал поход на Россию, их помещик Арсеньев покинул усадьбу, бросив имение на управляющего, но и тот вскоре сбежал. А недавно разбудило их среди ночи зарево – горела соседняя деревня Семёновская, разорённая французами. После схода мужики заняли усадьбу, разделили между собой найденное оружие, а лошадей развели по домам.

Ермолай сказал, чтобы его вели прямо к старосте. Драгун и предложил ему создать партизанский отряд и защищать свою землю. Надеяться на милость завоевателей нечего – вон сколько разорённых деревень стоят по Смоленской дороге…

Староста согласился и созвал сход. Четвертакова внимательно выслушали и решили… повременить. Раздосадованный Ермолай пошёл в соседнюю деревню. По дороге его нагнал пожилой крестьянин, с которым он встретился в лесу, – единственный, кто пошёл с ним.

Деревня Задково находилась ближе к Смоленской дороге и Четвертаков надеялся, что собрать людей будет проще. Но и тут дело не пошло. Помог случай.

На следующий день в деревне появились два конных мародёра. Четвертаков с приятелями обезоружили их и завладели лошадьми. Пешие воины превратились в конных. Пример того, что с французами можно справиться общими усилиями, подействовал лучше всяких сходов. Деревенский мир тут же выделил Четвертакову 47 человек. Все они сидели на своих лошадях, вооружённые топорами, вилами и самодельными пиками. Так начал действовать один из первых партизанских отрядов.

Настоящий полковник

26 августа, в день Бородинского сражения, Четвертаков с отрядом вошёл в деревню Красную, застал там 12 французов и после короткой схватки всех их уничтожил. Но к вечеру того же дня к деревне подошла неприятельская полурота численностью 57 человек с тремя фурами. Четвертаков, не раздумывая, напал на них, 15 человек уничтожил, остальных обратил в бегство. Все фуры достались партизанам.

Неграмотный Четвертаков показал себя талантливым стратегом и организатором. Он установил постоянные пикеты в деревнях Басманы, Семёновка и Мокрое. Послал разъезды к Колоцкому монастырю, Гжатску, Медыни и Никольскому. Даже женщины и подростки успешно несли разведывательную службу.

Когда Четвертаков вновь посетил Басманы со своим отрядом, слава о киевском драгуне уже разнеслась по всей округе. На этот раз его встречали как героя и назвали «спасителем». Созвали сход, и 253 человека во главе с бургомистром прибыли к Четвертакову с лошадьми и оружием. Ермолай придавал большое значение коннице и обучал своих воинов приёмам кавалерийского боя, а каждую свободную минуту партизаны упражнялись в стрельбе по мишеням.

Четвертаков уже не ограничивался поисками мелких отрядов противника и ввязался в большой бой около деревни Скугаревой. Навстречу Четвертакову выдвинулся карательный батальон с артиллерией. Ермолай понял, что с такой силой с противником не справиться, но отступать он не привык. Бросил клич по соседним деревням и собрал ещё 4 000 человек.

На этот раз Четвертаков не стал устраивать засаду и действовал как регулярные войска: в открытую атаковал французов и после ожесточённого боя заставил их отступить к Гжатску. Это стало невиданным успехом народной армии! В регулярных частях даже говорили о том, что Четвертаков с его воинскими талантами способен и на большее.

Что касается французских солдат и генералов, то они отказывались верить, что командир партизанского отряда Четвертаков – простой солдат. Они думали, что Ермолай имеет чин не ниже полковника! Сам Наполеон, опасаясь Четвертакова, отдал приказ: «Подтвердите моё распоряжение, чтобы из Смоленска не отправили ни одного транспорта иначе, как под начальством штаб-офицера и под прикрытием тысячи человек».

Между тем численность вооружённых партизан росла. В Сычёвском уезде Смоленской губернии начал действовать отряд отставного майора из крепостных крестьян Семёна Емельянова, которого при Павле Первом произвели в офицеры за спасение полкового знамени. Степан Ерёменко, рядовой Московского пехотного полка, бежал из плена и организовал свой партизанский отряд из 300 человек. Широкую известность приобрели имена народных героев-партизан Василисы Кожиной, Герасима Курина, Агапия Иванова, Василия Никитина… Почти вся восточная часть Смоленской губернии превратилась в партизанскую крепость.

Илларион Прянишников. «В 1812 году». 1874 г.

Партизанская тактика

Высоко оценил действия деревенских воинов Михаил Кутузов. Он говорил: «С мученической твёрдостью переносили они все удары, сопряжённые с нашествием неприятеля… весьма способствовали в истреблении врага, и можно без увеличения сказать, что многие тысячи неприятеля истреблены крестьянами».

Однако в Петербурге партизанскую войну против Наполеона встретили едва ли не враждебно. Власти опасались, как бы потом крестьяне не повернули оружие против своих хозяев. Граф Ростопчин писал министру полиции Балашову: «Поселяне слишком привыкли к оружию и стали дерзки…». Но отказаться от «бородачей» военачальники не могли и пользовались их услугами до полного изгнания французов.

В ноябре 1812 года Ростопчин получил срочный указ от государя о «собирании ружей с поселян».
В селении Тёплом Четвертаков попрощался с боевыми друзьями и направился в Могилёв, где собирались солдаты, потерявшие свои полки. Там же Четвертаков получил звание унтер-офицера и вновь занял своё место в строю киевских драгун. Барклай-де-Толли приказал наградить Ермолая Георгиевским крестом. Единственной же благодарностью императора Александра своему народу оказалась фраза в манифесте от 30 августа 1814 года: «Крестьяне, верный наш народ, да получат мзду свою от Бога…».

Ермолай Четвертаков закончил свой боевой путь в Париже в 1814 году. Больше о нём ничего неизвестно. О Четвертакове помнят не только как о храбром герое. Денис Давыдов изучал боевые действия драгуна и внёс их в свою книгу о партизанской войне. Даже в Великой Отечественной войне широко применялись основы партизанской тактики бывшего крепостного.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top