Водка дороже детей…

18 сентября 2014
0
428

Кто как не мать защитит и убережет малыша от плохого? Однако есть такие родительницы, от которых наоборот, детей нужно изолировать, чтобы сохранить им здоровье и жизнь.

От Валентины У. муж ушел к другой женщине, оставив с двумя детьми. С тех пор ее мало кто видел в трезвом виде. Она и раньше была любительницей веселых компаний, посиделок, непременно с алкоголем, а теперь и вовсе пустилась во все тяжкие. Работу потеряла, на детей махнула рукой. И беда не заставила себя ждать. Старший сын Борис, будучи несовершеннолетним, совершил преступление – со своими подельниками ограбил вагоны на железнодорожном вокзале, получил срок.

Семью поставили на учет как неблагополучную – участковый инспектор стал частым гостем в ней. Ведь там подрастала девочка Диана. И росла она в нездоровой обстановке: мать беспробудно пила, в доме собирались постоянно меняющиеся мужчины…

В одно из таких посещений полицейский застал жуткую картину: пьяная мать, на виду у малолетнего ребенка, вытворяла непотребное… Инспектор забил тревогу. Вскоре любвеобильную мамашу лишили родительских прав.

Это на время отрезвило Валентину. Она перестала злоупотреблять, в доме с помощью соседей и родственников сделала ремонт. Суд по делам несовершеннолетних пошел навстречу матери – решил восстановить ее в родительских правах. Главным мотивом для суда стало мнение девочки – она тянулась к маме, говорила, что любит ее, хочет с ней жить.

Но мама не оценила такое доверие. Вновь стала уходить в запои, дома опять появились мужские и вечно нетрезвые компании. Диана замкнулась в себе, стала пропускать занятия в школе, а если и посещала, то часто отпрашивалась с уроков, ссылаясь на болезнь. Социальный педагог навестила дом семьи У. Девочки дома не оказалось, зато Валентина как всегда была навеселе, а разудалая компания готовилась к застолью – на столе «красовался» ряд бутылок со спиртным. В комнате царил полный беспорядок, стекла окон разбиты, во дворе складированы кучи мусора. Валентина сказала, что поругалась с дочерью и где она находится, не знает. Педагог до вечера искала ребенка, нашла ее через несколько улиц от дома, у одноклассницы.

Диану поместили в Центр адаптации несовершеннолетних. Мать ни разу не навестила дочь, даже не поинтересовалась, что ее ждет в дальнейшем. Надо сказать, что и Диана уже не тосковала по ней и домой не просилась. Зато все время спрашивала о брате, очевидно, что ей не хватало ласки и теплоты.

ГУ «Отдел образования г. Уральска» обратился в суд с иском к Валентине У. о лишении родительских прав и взыскании алиментов. Это необходимо для определения статуса ребенка и получения денежных выплат и льгот, предназначенных для детей, оставшихся без попечения родителей.

Суд пришел к следующему. Валентине У. был дан шанс самой заняться воспитанием дочери – она им не воспользовалась. На основании постановления Уральского городского суда женщина принудительно прошла курс лечения от хронического алкоголизма, но и оно не дало положительных результатов. Валентина продолжает злоупотреблять спиртным – не может и не хочет порвать с пагубной привычкой, в доме по-прежнему собирает пьющие компании, где постоянно происходят скандалы, драки – ей самой недавно пробили голову. В доме отсутствуют условия для проживания и воспитания восьмилетнего ребенка. Мать совсем не заботится о дочери, водка для нее дороже.

Суд удовлетворил иск городского отдела образования, лишив Валентину У. родительских прав в отношении дочери. А также взыскал с нее алименты в размере 1/4 от заработка или иного дохода до достижения совершеннолетия Дианы.

Диану У. передали на попечение ГУ «Отдел образования г. Уральска» для дальнейшего устройства.

 

Первоклассницу Асель Б. в школе хвалили постоянно – девочка схватывала все на лету. Да только маме за бутылкой 40-градусной некогда было ходить на родительские собрания, выслушивать похвалы и радоваться успехам дочурки.

С самого рождения Асель видела одну и ту же картину: мама пьет горькую. Марьям часто таскала кроху за собой по соседям, чтобы «выдавить» слезу на чекушку. Если же удавалось найти подработку, платой служила все та же водка. Супруга у Марьям никогда не было, зато сожителей – пруд пруди. Вот опять сошлась с очередным – пили вместе.

Девочка была предоставлена самой себе. Ходила вечно голодная, в грязной одежде, а лучшим другом был дворняга Тузик. У него в конуре Асель частенько пряталась, когда родительница уж слишком разгуляется. Так было и в тот день. Праздник Наурыз Марьям со своим сожителем решили отметить, «как следует». Веселье было в самом разгаре, когда у мамаши лопнуло терпение – дочка все время путалась под ногами и просила кушать. И тогда женщина, вконец разозлившись, схватила ребенка и насильно залила в рот стакан… водки. Асель от маминой «заботы» убежала в собачью конуру.

Слабый детский организм отреагировал на спиртное быстро – у ребенка не хватало сил даже позвать на помощь. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не соседка. Ей надоели пьяные нецензурные крики соседских гостей и она вошла во двор. То, что увидела, испугало. Тело девчушки находилось в будке, на улице – только голова. Лицо ее было бледное, глаза закатились. Женщина поспешила вызвать «неотложку». Приехавшие медики ужаснулись: девочка вся перепачкана рвотными массами и фекалиями. И истощена до крайности. В свои 7 лет она весила 17 кг, в то время как норма – 24-28 кг. Ее немедленно госпитализировали в областную детскую больницу, где поставили диагноз «острое гастроэнтерологическое отравление плюс дистрофия 1-й степени». А мамаша с гостями в это время вовсю веселилась…

Асель вскоре пошла на поправку. Но домой врачи ее не отпустили, поставив в известность все соответствующие инстанции. Мать ни разу не поинтересовалась состоянием здоровья дочери. Комиссия по опеке и попечительству подняла вопрос о лишении родительских прав Марьям Б. Представители городского отдела образования наведались к ней. На лай собаки – того самого Тузика – вышла хозяйка, заспанная, босая, на ходу надевая замусоленный халат. Хоть и не сразу, но все же позволила зайти в дом. Крохотная комнатка с грязной и смятой постелью, мимо прошмыгнул на улицу полураздетый мужчина. Вокруг запах сырости, застоялого табака и гниющих продуктов.

Мамаша, дыша перегаром, вопила, что «никто не имеет права забирать у нее дочь, что она скучает по ней». Ну да, остограммилась-де в тот день, праздник же! Так она бы ни за что не заставила выпивать дочь. И стала показывать неряшливо разбросанные по полу тетрадки и книжки, утверждая, что «все делает для дочери».

Педагоги попросили показать фотографии маленькой Асель. Нерадивая мамаша искала-искала, а потом, пьяно улыбаясь, сообщила, что «нет, наверное, ведь это удовольствие денег стоит…»

ГУ «Отдел образования г. Уральска» обратился в суд с иском о лишении родительских прав Марьям Б. Суд, исследовав мотив и обстоятельства данного обращения, удовлетворил его без сомнений. А также постановил взыскивать с нее алименты до достижения совершеннолетия Асель.

 

Немецкий врач Крепелин писал еще в начале XX-го века, что «если алкоголизм получит распространение среди женщин, то нашим потомкам будет грозить полная гибель». К сожалению, эти предсказания сейчас более чем актуальны. Ведь соотношение алкоголиков, мужчин и женщин, в некоторых странах достигает уже 1 к 1 (!). Дети в семьях женщин-алкоголиков видят пример морального падения матери. Особенно страшным такой пример может стать для подрастающей дочери. Отсутствие взаимопонимания, заботы, чувство одиночества, в некоторых случаях совместные выпивки – вот предпосылки для начала жизненной трагедии детей.

Фарида Курманова,
председатель Специализированного межрайонного суда
по делам несовершеннолетних ЗКО
Люся Савченко

Имена фигурантов по этическим
соображениям изменены

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top