Вне зоны доступа

7 августа 2014
0
411

Людям с ограниченными возможностями приходится преодолевать трудности ежедневно. На это уходит много сил и времени. Куда ни глянь – табу, невидимая запретная зона, за которую попасть человеку на инвалидной коляске практически невозможно. Путь преграждают ступени, высокие подъемы, бордюры, в общем, все то, что здоровый человек, как правило, не замечает.

В области проживает 809 инвалидов-колясочников, среди которых старики и дети. Есть даже свое общественное объединение «Арба», которое было организовано в 2009 году Гульмирой Батпакуловой. Молодая женщина, хорошо знает о проблемах, так как сама много лет передвигается на инвалидной коляске. Не без иронии называет город «недоступным», а таких как она – людьми «сезонными».

– А что удивляться? – спрашивает Гульмира. – Эта жизнь действительно на нас не рассчитана. Что говорить о супермаркетах и кинотеатрах, когда, извините, общественный туалет вне зоны доступа. Не попасть в него ни в больницах, ни в социальных учреждениях, если вы каким-то чудом там все-таки оказались. Исключение из правил разве что Казахский драматический театр и Диагностический центр. В других местах – извините, не учли, придется потерпеть. А пандусы, это ли не издевательство? Подняться на них без посторонней помощи (желательно мужской) нереально, а самостоятельно и думать забудьте. Угол наклона такой, что коляска того гляди перевернется, а поручней для подстраховки нет. В «черном списке» для нас практически все социально-значимые объекты: городской акимат, суд №1, здание филиала НДП «Нур Отан». Список можно продолжать, но гораздо проще назвать места, куда пусть с трудом, но попасть все-таки можно. Я не думаю, что это чей-то злой умысел против инвалидов. Скорее всего при строительстве о нас никто не вспоминает. Да и как помнить, если на улицах не встретишь ни одного колясочника. Спрашивается, где они все?

Над землей

Пожилая пара Петр Иванович и София Ивановна Зинченко с проблемой столкнулись около трех лет назад. Тогда, из-за осложнений сахарного диабета, супруге ампутировали ногу. К тому же София Ивановна потеряла зрение. Супруги целый год не знали, с чего начать новую жизнь. Все это время женщина не могла выходить на улицу. Живет пара на втором этаже, так что главной проблемой был спуск по лестнице. Выбирались, когда в гости приходили сыновья.

– У нас есть дети, – рассуждает Петр Иванович. – А как быть одиноким людям? Сходить за хлебом в магазин, посетить врача или просто выйти из дому… Для многих инвалидов это непростая задача. Большинство домов построены без учета потребностей людей с ограниченными возможностями. Узкие проходы, на которых коляска не развернется, отсутствие элементарных пандусов. Условий для инвалидов-колясочников нет, поэтому для многих жизнь заключена в стенах квартиры. Мы тоже год не могли выходить на прогулки или ездить в гости к детям. Один раз я пытался спустить жену самостоятельно, но чуть её не уронил.

Возможно, все оставалось бы по-прежнему, однако Петр Иванович взял ситуацию в свои руки. Придумал подъемник, который установил на балконе. Теперь он легко и просто поднимает и спускает пенсионерку прямо в инвалидном кресле.

Для начала приобрел двигатель и крепежи, затем соорудил на балконе специальную дверь для выезда на улицу. Испытания проводили сыновья. Устройство выдержало.

В моменты «выхода в свет» (Зинченко называют это так) пожилая женщина чувствует себя если не летчиком-испытателем, то настоящим парашютистом. Зависать как-никак ей приходится на уровне второго этажа. Соседи и знакомые к «трюкам» пенсионеров привыкли. А вот тот, кто наблюдает спуск впервые, не скрывает своего удивления.

– Подготовка самая основательная, – шутит пожилая женщина. – Нужно надеть солнцезащитные очки, бейсболку. Сейчас лето, прогулка должна быть комфортной.

Проект Петр Иванович придумал за несколько дней. Сначала «сконструировал» его в голове, а уже потом воплотил в жизнь.

– Это устройство напоминает подъемный кран. Ничего сложного в его конструкции нет. Что-то подобное может установить каждый. Главное, чтобы квартира была не выше третьего этажа, – делится он. – Если спускать с большей высоты, коляска начнет раскачиваться. Может быть, мое «ноу-хау» кого-то заинтересует, буду рад поделиться. Конечно, идеально было бы спускаться на пандусах или рельсах, но ничего подобного в наших многоквартирных домах нет. К тому же они будут мешать другим людям. Тогда почему не организовать социальные подъезды, в которых бы жили одни колясочники, это будет удобно всем.

Отправив супругу через балкон, Петр Иванович сам спускается по лестнице. Вместе они отправляются на прием к стоматологу. Попасть в клинику, которую встретили по дороге, не получается. Путь к врачам преграждают восемь ступеней, которые им не преодолеть. Приходится ехать в другую, на проспекте, недалеко от поликлиники №1. Чтобы было меньше проблем, они нанимают такси.

Впереди их ждет много неприятных сюрпризов, среди которых бордюры. Закатить на выступ коляску у Петра Ивановича не получается, приходится объезжать. В это время он катит коляску по проезжей части навстречу автомобильному движению. Он понимает, что создает аварийную ситуацию, но иначе на тротуар не выехать.

Испытание автобусом

Тяжелую металлическую дверь подъезда Светлана приловчилась открывать сама, как, впрочем, и спускаться по пандусу. Первая трудность ее ожидает на ближайшем перекрестке. Проблема похожа на ту, с которой сталкиваются супруги Зинченко. Возле светофора бордюр, с которого на коляске без посторонней помощи скатиться сложно. Поэтому выезжать на улицу без сопровождения отца девушка не любит:

– Слишком много преград встречается на пути, – жалуется она.

Она катит коляску мимо стеклянных витрин магазинов и торговых домов. Заехать и купить что-то по душе не может. В одном – слишком много ступеней и забраться туда на колесах не получится. В других – узкие двери, и коляска в них не проедет. За Светлану делают покупки ее мама и сестра. Выбирают на свой вкус косметику или те же сувениры – собачек, которые она коллекционирует с пятого класса.

Фотографироваться Светлана отказывается наотрез да и свое имя сначала просила изменить.

– Кому хочется выглядеть жалким инвалидом, ругающим свою судьбу, – объясняет девушка.

Прогуливаться по двору для нее тоже что-то вроде пытки. Никак не может привыкнуть к любопытным взглядам, нередко совсем не доброжелательным.

– Мам, смотри, калека, – тычет пальчиком мальчишка.

Мама тут же начинает воспитательную беседу, по отношению к Светлане, которая стоит недалеко и весь разговор слышит, не совсем корректную:

– Не смотри на нее, инвалиды этого не любят.

– Еще одна боль – общественный транспорт, – делится она. – Я работаю. Чаще всего меня отвозит отец. Но бывают случаи, когда приходится добираться самостоятельно. Сесть в первый автобус не могу, не в каждом есть пандусы. Да и не каждый хочет тратить на помощь свое время. Совсем недавно меня не взял автобус, на котором я обычно уезжала, сослались на какие-то поломки. Мимо проскакивают десятки других моего направления, но они тоже не для меня. Может быть, поэтому колясочник в автобусе – еще та диковинка.

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top