Виктор Фомин: «Стрекоза спасёт мир!»

10 августа 2017
0
77

В текущем году на Приуралье случилось такое нашествие гнуса, какого не было лет 10. Погода тому во многом благоприятствовала, и мы по привычке снова задавались вопросом: а как обстоят дела с противогнусовыми обработками? Не пора ли увеличить их финансирование, чтобы нанести комарам и мошкам нокаутирующий удар?! А вот известный в крае человек – директор областного центра детско-юношеского туризма и экологии академик Виктор Фомин, закончивший в своё время естественно-географический факультет Уральского пединститута имени А.С. Пушкина, ставит вопрос иначе: стоит ли вообще вмешиваться в природные процессы и проводить обработки против кровососущих насекомых?

– Виктор Павлович, у Вас есть конкретные факты, говорящие о неэффективности химических методов борьбы с гнусом?

– Да сколько угодно! Гости нашего туристического лагеря «Самал» удивлялись ещё в июне и удивляются до сих пор практически полному отсутствию здесь комаров и мошек. И спрашивают меня: «Какие новейшие методы и препараты были использованы во время обработок?» Отвечаю: «Никаких! Лагерь вообще не обрабатывался!» Собеседники сначала думали, что я их разыгрываю… Да нет тут никакого розыгрыша!

Используя суперсовременные препараты, мы грубо вторгаемся в природу, убиваем личинки стрекоз или лягушек, которые являются самым эффективным средством борьбы с комарами и мошками. Посмотрите, сколько стрекоз летает на территории «Самала»! А вот в туристическом комплексе «Евразия», который был включён в план обработок и они там действительно проводились, картина совершенно другая: полно гнуса, зато стрекозы здесь очень долго не появлялись.

– Может быть, мы мало знаем о стрекозах, недооцениваем их?

– Согласен. А ведь стрекозы – одни из самых древних насекомых. Их предки, появившиеся на планете 350 миллионов лет назад, были настоящими гигантами – размер их крыльев достигал 90 см. Время шло, окружающий мир изменялся, изменились и стрекозы, которые стали просто уникальными существами.

Многие удивляются их очень большим глазам. Но такие стрекозам крайне необходимы. Так называемые фасеточные глаза стрекоз состоят из 10-30 тысяч маленьких глазков, каждый из которых работает сам по себе и изолирован от остальных пигментными клетками. С помощью верхних глазков стрекозы различают белый и чёрный цвета, а с помощью других – остальные. Благодаря таким необычным свойствам глаз и стереоскопическому зрению стрекозы видят значительно лучше других видов насекомых и замечают добычу на расстоянии 8 метров.

– Правда ли, что стрекозы помогли людям при создании реактивного самолета?

– Да. И произошло это так. Когда учёные изобрели реактивный двигатель и поставили его на самолет, он от сильной вибрации разлетелся на куски. И тут на выручку пришли энтомологи, которые объяснили конструкторам, как работают крылья стрекоз, у которых спереди имеется утолщение, гасящее вибрацию при полёте.

Стрекоза – это великолепно отлаженный в процессе эволюции организм, настоящий кладезь чрезвычайно нужной людям информации!

Для стрекозы, кажется, не существует ни закона всемирного тяготения, ни закона сопротивления воздуха. Она то замирает в нём, то резко взмывает вверх или летит со скоростью автомобиля – до 90 км/ч. Потрясающую скорость и продолжительность полета обеспечивают четыре крыла стрекозы, причём каждая пара действует самостоятельно и удивительно слаженно. Во время полета стрекозы производят крыльями 100-150 взмахов в секунду. Неудивительно, что эти насекомые без труда могут совершать многокилометровые перелеты.

– Недавно по телеканалу «Рен ТВ» сообщили, что принцип работы крыльев стрекоз был использован для улучшения маневрирования современных боевых вертолетов…

– Вот видите! Это еще один пример уникальности стрекозы. И вот это удивительное существо, естественным способом избавляющее человека от гнуса и от мух (может съесть последних за день 40 и больше), мы же и губим всякими препаратами.

Личинка стрекозы живет в воде. Прежде чем стать взрослой, ей предстоит трудный путь длиной от трёх месяцев до пяти лет, в зависимости от вида. Взрослая стрекоза откладывает яйца в неглубокие водоёмы со стоячей и слабопроточной водой, на водные растения либо во влажную прибрежную почву. Поэтому всякого рода химические обработки местности личинкам стрекозы противопоказаны.

– Выходит, и лягушкам вредят такие обработки?

– Выходит, так. Лягушка ведь вообще не пьет. Вода проникает в её организм с пищей и через кожу, которая благодаря постоянным слизистым выделениям всегда влажная. Живущие в водоеме лягушки питаются не только жуками, мухами, пауками, червяками, улитками и гусеницами, но и комарами!

Но лягушек-то в последние годы в Приуралье заметно поубавилось. С чего бы? Не от химических ли обработок водоемов, где гибнет её икра?

Довелось недавно прочитать очень даже показательную информацию. Как-то один из любителей природы путешествовал по живописным каньонам Чарына. Ночью плохо спалось, светила яркая луна. Нудно ныли комары, пытаясь добраться до путешественника через редкую ткань марли. Наконец он задремал и проснулся от странных толчков в бок: на него прыгали какие-то существа! Оказалось – жабы. Они окружили полог со всех сторон и, прыгая на сверкающую при луне марлю, прилежно собирали с неё жаждущих крови комаров… Каково! А люди порой относятся к лягушкам и жабам брезгливо и даже считают их вредными.

– Птицы тоже уничтожают много вредных насекомых…

– За это человечество должно быть им благодарно. Польза от птиц в уничтожении ими вредных насекомых замечена человеком давно. Первый закон об охране птиц был обнародован в Западной Европе еще в начале 13 века. В одном из лесных уставов говорилось: «Кто поймает птицу, которая называется синицей, да будет предан анафеме».

А вот что говорилось в грамоте Людовика Баварского в 1328 году: «Тяжкий штраф ждет того, кто поймает синицу, усердного ловца насекомых». Нарушивший этот закон был обязан уплатить королевскую подать в 60 шиллингов, красивую рыжую курицу и 12 цыплят.

Общее число истребляемых птицами насекомых колоссально. В США подсчитано, что в штате Техас только за один день птицы поедают 35 500 бушелей насекомых (один бушель равен примерно 36 л). В штате Иллинойс установили, что там птицы поедают до 70 % общего числа насекомых.

– Словом, таких заслуживающих внимания фактов и данных Вы можете привести предостаточно. Что же, однако, будет следующей весной? Совсем отказываться от обработок вряд ли разумно. Ведь в советское время они проводились регулярно, особенно эффективными были авиаобработки, что признают специалисты.

– Насколько мне известно, тогда активно применялись биологические препараты, от которых те же стрекозы и лягушки не погибали. Но когда акцент делается на «чистую химию», это явный перебор. Приезжайте в лагерь «Самал», на другие наши объекты, где не было обработок: летают стрекозы и нет комаров. Проблема решена естественным способом, и никакой химии! Я убежден, что от засилья комаров и мошкары, «гнусного настроения» нас уберегут именно стрекозы, они воистину спасут мир!

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top