Верить в себя

11 января 2018
0
47

Зинаида Ним. Когда-то, в советскую эпоху, это имя было у многих на слуху. Оно часто мелькало на газетных страницах, упоминалось в новостных телепередачах. И так было примерно до того времени, пока не произошел слом прежней социальной системы, когда не стало СССР. И теперь З.Л. Ним, как и многие другие герои тех далеких лет, воспринимается неразрывной частью былой эпохи. Недавно узнал, что Зинаида Лукьяновна жива и здорова и более того – мы с нею соседи, живем в домах, возведенных трестом «Уральскпромстрой», родным для нее, в котором она проработала большую часть своей жизни. Это в свое время была крупнейшая строительная организация, внесшая большой вклад в развитие и застройку Уральска и других населенных пунктов области.

– Очень не люблю, когда кто-нибудь опаздывает. У нас на производстве всегда с этим было строго, – упрекнула меня Зинаида Лукьяновна, когда я пришел к ней домой минут на десять позже условленного срока. Пришлось неуклюже оправдываться, что все подъезды дома были закрыты и почти нигде нет нумерации квартир. Но хозяйка неумолимо продолжала: – Человека могли строго наказать даже за малейшее опоздание. Мне самой приходилось этим заниматься, потому что долгое время возглавляла бригаду штукатуров-маляров. – И уже несколько смягченно, улыбнувшись: – Сколько лет уже прошло, а дисциплина по-прежнему для меня не пустой звук…
Я поинтересовался у Зинаиды Лукьяновны, откуда у нее, русской женщины, такая «заморская» фамилия.

– Я родом с Украины, – ответила она. – Выросла в сельской глубинке, в деревне Колонтаев, что на Харьковщине. Вокруг жили одни украинцы, и я, подросток, всегда удивлялась, когда наши девушки, покидая родные места, иногда выходили замуж то за армян, то за азербайджанцев… Мне казалось это не совсем в порядке вещей, что ли. И думала: «Уж со мной этого никогда не произойдет». Но ошиблась! Убежденность эта у меня, может быть, была еще от того, что тогда, в послевоенные годы, не так-то легко колхозникам было куда-то выехать. У нас не было даже паспортов.

А произошло вот что.

После десятилетки Зинаиду направили учиться в Харьков, в одно из ремесленных училищ. Год учебы, и вот их, новоиспеченных выпускников, посылают на освоение целинных земель, в далекий Казахстан. А точнее – на строительство ТЭЦ (теплоэлектроцентрали) в Уральске, как было записано в комсомольской путевке. Неизвестность особо не пугала. Шел пятьдесят шестой год. У себя дома девушка уже много слышала о разворачивающейся целинной эпопее в восточных регионах страны и предложение в райкоме комсомола восприняла как призыв партии к ним, молодым, принять самое активное участие в решении важной государственной задачи.

– В Уральск мы приехали в июне, – вспоминает Зинаида Лукьяновна, – стройплощадка будущей ТЭЦ представляла собой лишь большие котлованы, вырытые под фундаменты. А вокруг – ничего, только голая, обдуваемая всеми ветрами степь. Но уже к тому месту, где должны были вырасти производственные корпуса, тянули железнодорожную ветку. И мы, молодые харьковчане, а всего нас прибыло больше двухсот юношей и девушек, включились в работу по ее прокладке. Труд был в основном ручной, тяжелый. Разместили нас в палатках тут же, в поле.

Месяца два трудились, нередко в неурочное время, значительно перерабатывая норму, а потом, когда ветка была завершена, почти всех – прямиком в тридцатое профтехучилище, которое уже тогда возглавлял легендарный Борис Пальгов, давший путевку в жизнь многим поколениям строителей. Ведь у вновь прибывших не было строительных специальностей. Зинаида покинула училищную скамью в Харькове с дипломом фрезеровщика.

– Впрочем, – говорит ветеран, – некоторые из ребят не выдержали и вернулись домой на Украину: кому-то не понравилась работа или погодные условия, быт, а то и все вместе… Я же после нескольких месяцев учебы оказалась в управлении «Жилстрой». Тут и познакомилась с Владимиром Нимом, моим будущим мужем. Он тоже был штукатуром, правда – в другой бригаде. Путь к замужеству, честно признаюсь, у меня оказался трудным. Володина мама категорически была против нашей свадьбы, потому что она себе в снохи хотела кореянку. И потом долго я, а жили мы вместе в одном доме, ощущала перед нею некую вину. И взяла себе за твердое правило – никогда не спорить и не возражать свекрови, даже в тех случаях, когда она явно была неправа. Тем более ей уже не первый раз «не везло» в этом отношении с сыновьями. Ранее старший выбрал себе в спутницы жизни русскую девушку.

Как оказалось, Владимир Ним ожидал, что так же к нему отнесутся и все Демченко, мама и другие родственники Зинаиды. Ехал знакомиться с ними в Колонтаев с опаской, но встретили его там дружелюбно, тепло, среди них он обрел даже настоящих друзей.

Строили тогда много – жилые дома, детсады, больницы, административно-бытовые здания. Сейчас эти здания, в окружении новостроек, построенные когда-то для коллектива Уральского механического завода – на пересечении проспектов Достык-Дружба и Евразия, – выглядят скромно. А когда-то символизировали расцвет и преобразование старого города, то, что жилье уральцев становилось год от года комфортнее и цивилизованнее. Основную работу З.Л. Ним совмещала с преподавательской в средней школе № 8 – она с 1962-го по 1972 годы вела уроки производственного обучения в старших классах.

Постоянно росли потребности в новых объектах, и вот в Уральске появляется домостроительный комбинат, мощный производственный комплекс, нацеленный на возведение жилья в областном центре в больших промышленных объемах. Он тоже, как и «Жилстрой», входил в систему треста «Уральскпромстрой». Если комбинат возводил поточно «коробки», то управление «Отделстрой», также новое трестовское подразделение (1974 г.), выполнял на объектах отделочные работы, подводя их «под ключ».

– В «Отделстрое», – рассказывает Зинаида
Лукьяновна, – мне также, как и на предыдущем предприятии, доверили возглавлять бригаду штукатуровмаляров. Сколько помню – работы всегда было много. Приходилось иной раз и выходные прихватывать, а чаще – оставаться вечером, удлиняя производственную смену. Особенно на счету каждая минута была, когда объект нужно сдать в эксплуатацию к концу года или к тому или иному большому государственному празднику. Но и поощряли нас, людей труда, считаю, весьма хорошо. Помимо наград то и дело давали премии, предоставляли возможность отдохнуть в санаториях страны, обеспечивали местами в дошкольных учреждениях. А о нас – всегдашних победителях социалистического соревнования – и говорить не приходится, бригада была в центре внимания.

Зинаида Лукьяновна Ним (в первом ряду третья слева) со своей бригадой

В бригаде никогда не мирились с тем, кто нарушал дисциплину. З.Л. Ним вспоминает о Надежде (фамилию за давностью лет забыла), красивой женщине, мастере своего дела. Однако у нее была одна слабость – тяга к зеленому змию. Зинаида Лукьяновна не раз проводила с ней «душещипательные беседы», призывала встать на правильный путь, обещая в этом всемерную поддержку со своей стороны. Но все напрасно, в конце концов Надежда покинула коллектив, в котором даже сама психологическая атмосфера была нетерпима к таким людям.

Именно в период работы в «Отделстрое» З.Л. Ним удостоена таких высоких государственных наград, как ордена Трудовой Славы І и ІІІ степеней, орден «Знак Почета», а уж прочих наград и званий – и не счесть. Много занималась общественными делами. Она неоднократно избиралась депутатом местных законодательных органов власти, была членом облсофпрофа.

Зинаида Лукьяновна признается, что никогда не жалела о том, что стала строителем. Хотя, имея рабочую специальность, могла бы устроиться, например, на машиностроительный завод имени К.Е. Ворошилова (ныне – «Зенит»). Как это и сделал кое-кто из ребят, прибывших с ней в Уральск по зову Ленинского комсомола.

Несмотря на то, что многое из того, что возводилось трестом, было типовым – школы, к примеру, – тем не менее отделочники стремились каждому объекту придать свои своеобразные черты, облик. Работа носила творческий характер, поощрялись инициатива и поиск.

На рубеже восьмидесятых-девяностых годов прошлого века управление «Отдел-строй», как и другие предприятия треста, оказалось в очень тяжелом положении, на грани банкротства. Не стало работы, а значит, прежних заработков. Ситуацию усугубляла еще частая смена начальства.
З.Л. Ним теперь не видела для себя никакой перспективы пребывания в «Отделстрое» и воспользовалась возможностью досрочного выхода на заслуженный отдых. Как раз увидело свет соответствующее правительственное постановление, касавшееся работников «вредных» профессий, в том числе штукатуров-маляров, и Зинаида Лукьяновна уже в пятьдесят четыре с половиной официально стала пенсионером.

– Сейчас товарищество с ограниченной ответственностью «Отделстрой» уже далеко не то, что было четверть века назад, – делится ветеран отрасли. – Нас, бывших-то, не забывают, каждый год приглашают на встречи с трудовым коллективом, и мы видим зримые перемены к лучшему. Нынешний директор – Валентина Павловна Михно, буквально спасла в свое время производство от окончательного развала, заставила людей поверить в то, что у предприятия хорошее будущее. Кстати, свою карьеру Михно когда-то начинала в нашей бригаде, куда пришла совсем молоденькой девчонкой. Так что для нас она своя, родная Валя… На одном из профсоюзных съездов республики

Фото автора и из семейного альбома З.Л. Ним
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top