Великий писатель или великий предатель?

26 июля 2018
0
108

(Продолжение. Начало в №№ 23-29)

Далеко не все в советские годы относились к Солженицыну так, как либерально настроенная интеллигенция, которая всегда на стороне тех, кто против власти. Хуже всего к нему относились те, кто лучше его знал. И было немало высказываний и публикаций с критикой и его произведений, и его позиции. Но мы почему-то этого не замечали и не читали. Раздражать он начал после того, как провозгласил себя «пророком».

«Явление, неповторимое по своей грязной сути»

Вот мог нормальный человек – не руководитель какой-нибудь секты, а писатель, сказать такое: «Был я раньше человек слабый и плохой. А теперь в меня вошел Бог, сделал меня своим пророком и укрепил меня. Он действует через меня».

Чешский писатель Томаш Ржезач уверяет, что сам это слышал из уст Александра Исаевича. «Эти слова Александра Солженицына слышали не только чешские эмигранты во время бесед у доктора Голуба в Цюрихе, они прозвучали в той или иной форме и в западной печати, и по радио, и по телевидению. Итак, появляется на свет божий новая модель: Пророк. Вернее, Солженицын в роли Пророка», – пишет он в своей книге «Спираль измены».

Автор книги переговорил со многими, близко знавшими Солженицына людьми. И все они отзывались о нем в лучшем случае недоуменно. Например, писатель Михаил Якубович сказал так: «Многое и многих повидал я на своем веку, но Солженицын — явление неповторимое по своей грязной сути и противоречивости. С кем я ни поговорю из его прежних товарищей, они только плечами пожимают».

Лично я поражаюсь: мы-то как не заметили еще в «Архипелаге», что за разоблачениями «кровавого диктатора Сталина» и «ужасов Гулага» идет оправдание предательства Власова и проводится параллель между советской властью и властью Гитлера?

А ведь некоторые пассажи из этого романа покоробили даже единомышленников Солженицына. Например, он, оправдывая тех, кто будучи под немецкой оккупацией, преподавал в школах под портретами Гитлера, пишет – мол, какая разница, чей там висит портрет. Дело не в том, что он их оправдывает, мы тоже не имеем права их осуждать, если только они не проповедовали под этим портретом фашистские идеи. Дело в том, что по Солженицыну нет никакой разницы между Гитлером и Сталиным, между СССР и Третьим рейхом. Вот одна цитата:

«Конечно, за это придется заплатить. Из школы придется вынести портреты с усами и, может быть, внести портреты с усиками. Елка придется уже не на Новый год, а на Рождество, и директору придется на ней (и еще в какую-нибудь имперскую годовщину вместо октябрьской) произнести речь во славу новой замечательной жизни – а она на самом деле дурна. Но ведь и раньше говорились речи во славу замечательной жизни, а она была тоже дурна. То есть, прежде-то кривить душой и врать детям приходилось гораздо больше…».

То есть, никакой разницы между фашистским режимом и советским. Советский даже хуже – врать приходилось больше!

А отсюда какой напрашивается вывод? Ну и что, если победили бы немцы? Висел портрет с усами – повесили бы с усиками. Всего-то и делов! Зато пиво бы баварское пили!

«Не могу перенести такой клеветы»

Болезненней всех восприняли инсинуации Солженицына фронтовики (хорошо, что не все его читали).

Отповедь ему в газете «Правда» в 1974-м году дал маршал Чуйков. Статья пронизана гневом, болью и горечью. Вот выдержка из нее:

«Когда я прочитал, что в наши дни нашелся человек, который победу под Сталинградом приписывает штрафным батальонам, не поверил своим глазам.

Мне известно, что А. Солженицын – лауреат Нобелевской премии. Я не вникаю в то, какие обстоятельства способствовали присвоению ему этого звания. Но звание лауреата Нобелевской премии ко многому обязывает. На мой взгляд, оно несовместимо с невежеством и ложью.

Передо мной на столе книга под названием «Архипелаг Гулаг», автор А. Солженицын. Не знаком с Солженицыным, который, оперируя выдуманными «фактами» (попробуй проверь их!), снабжает врагов мира и прогресса потоком лжи и клеветы на нашу Родину и на наш народ.

Не могу перенести такой клеветы. Клеветы на армию, которая спасла человечество от коричневой чумы и которая заслужила благодарность всех прогрессивных людей мира. Сознаюсь, что болезненно переживаю оскорбление, нанесенное вами нам, сталинградцам. Говорю вам, потому что пережил двести огненных дней и ночей, все время находился на правом берегу Волги и в Сталинграде. По-вашему, Солженицын, выходит, что гвардейские дивизии Родимцева, Гурьева, Жолудева и других, состоявшие более чем на 50 процентов из коммунистов и комсомольцев, были «сцементированы» штрафными ротами?!

Неужели боец-снайпер Василий Зайцев, уничтоживший около 300 фашистов и первым произнесший слова, которые воодушевили всех сталинградцев: «За Волгой для нас земли нет», – был штрафником или «сцементирован» штрафниками?

Неужели сержант Яков Павлов и возглавляемая им группа бойцов разных национальностей, 58 дней и ночей защищавшие дом, который так и не взяли гитлеровцы, а положили вокруг этого дома своих трупов больше, чем при взятии французской столицы Парижа, неужели эти добрые защитники Сталинграда были «сцементированы» штрафными ротами?

Неужели Люба Нестеренко, умирая, истекая кровью от раны в грудь, – в ее руках бинт, она и перед смертью хотела помочь товарищу, перевязать рану, но не успела, – неужели она тоже «цементировалась» штрафниками или была штрафником?

Неужели славный сын испанского народа Рубен Ибаррури был штрафником или «цементирован» штрафниками?

Мог бы привести сотни, тысячи примеров героизма и преданности всех сталинградцев. Над этими героями вы, Солженицын, посмели издеваться, изливая на них потоки лжи и грязи. От имени живых и погибших в бою сталинградцев, от имени их отцов и матерей, жен и детей я обвиняю вас, А. Солженицын, как бесчестного лжеца и клеветника на героев-сталинградцев, на нашу армию и наш народ. Я уверен, что это обвинение будет поддержано всеми сталинградцами. Они все как один назовут вас лжецом и предателем.

Если хотите в этом убедиться, то поезжайте в Сталинград, поднимитесь на Мамаев курган и посмотрите на непрерывный поток людей, паломников из многих стран, людей многих национальностей, идущих по лестницам, чтобы почтить память героев. И упаси вас Бог объявить, что вы – А. Солженицын!».

«С немецкого плана «Ост»…»

Не менее резко высказался по поводу солженицынских опусов писатель-фронтовик, автор таких военных повестей, как «Горячий снег», «Тишина» Юрий Бондарев.

«Не могу пройти мимо некоторых обобщений, которые на разных страницах делает Солженицын по поводу русского народа. Откуда этот антиславянизм? Право, ответ наводит на очень мрачные воспоминания, и в памяти встают зловещие параграфы немецкого плана «Ост». …Чувство злой неприязни, как будто он сводит счеты с целой нацией, …клокочет в Солженицыне, словно в вулкане. Он подозревает каждого русского в беспринципности, косности, …и как бы в восторге самоуничижения с неистовством рвет на себе рубаху, крича, что сам мог бы стать палачом. Вызывает также, мягко выражаясь, изумление, его злой упрек Ивану Бунину только за то, что этот крупнейший писатель ХХ века остался до самой смерти русским и в эмиграции. Солженицын, несмотря на свой серьезный возраст и опыт, не знает «до дна» русского характера и не знает характера «свободы» на Западе, с которым так часто сравнивает российскую жизнь…».

Владимир Карпов, Герой Советского Союза, бывший штрафник, автор книги о маршале Жукове написал, что были предатели на войне, но есть они и в мирное время: «Сегодня вы стреляете в спину соотечественникам!», – сказал ветеран.

Можно, конечно, предположить, что все эти выступления в печати были организованы. Но ни за что не поверю, что фронтовики не были искренне возмущены и говорили не то, что думают. Таких поэтов, как Константин Симонов, писатель-фронтовик говорить по чьей-то указке, не заставишь. «До глубины души возмущен и творчеством, и поведением Солженицына».

Мариэтта Шагинян, писатель, поэтесса высказалась еще более резко: «Удивляюсь нашей терпимости к таким подонкам. Солженицын, оставаясь безнаказанным, разлагает нашу молодежь. И вообще он никакой не писатель. Я об этом говорила и в Венгрии, и в Швейцарии».

Сергей Михалков, автор Гимна СССР и России, поэт: «Солженицын – человек, переполненный яростью и злобой, пренебрежением и высокомерием к своим соотечественникам. Опять же, прежде всего – к русским».

Чингиз Айтматов, киргизский писатель («И дольше века длится день», «Материнское поле», «Белый пароход»): «Если мы хотим по-настоящему выступать на мировой арене, то давайте следовать пути Горького и Маяковского, а не Солженицына».

Школьный друг Солженицына профессор Кирилл Симонян и в юности, и в зрелые годы открыто высказывал мнение об отсутствии у Солженицына писательского таланта (может быть, за это и был им подставлен под политическую статью?). «Солженицын – не художник и никогда настоящим художником не будет. У него нет дара воображения и самодисциплины. Он пренебрегает деталями. Его работы – это нагромождение сырого материала. Если бы Солженицын не занимался самолюбованием и не упивался бы каждой сочиненной им строкой, возможно, из него и вышел бы писатель. Но он на это не способен».

Двухтомник «Двести лет вместе» (исследование «еврейского» вопроса в России) Симонян назвал «книгой-монстром»: «Особенно неприятное ощущение вызывает то обстоятельство, что автор тщательно создавал себе имидж русского патриота. Не в провокационных ли целях? Не для того ли, чтоб русский патриотизм скомпрометировать примитивным антисемитизмом? Книга не художественная и не документальная. То есть никакая. А в контексте нашей истории – вредная книжонка, написанная человеком, ненавидевшим свою страну».

«Пожалуйста, побольше вмешивайтесь…»

В июне-июле 1975 года Солженицын посетил Вашингтон и Нью-Йорк, и выступил с речами на съезде проф-союзов и в Конгрессе США. Эти речи при поддержке ЦРУ были изданы тиражом в 11 миллионов экземпляров.

То, что он там сказал о Великой Отечественной войне (то есть он, конечно, говорил «вторая мировая»), покоробило даже самих американцев:

«Англия, Франция, США – державы победительницы во Второй мировой войне». «Америка помогла выиграть Европе первую и вторую войны. США, хотят они того или не хотят, поднялись на хребет мировой истории и несут на себе тяжесть руководства, если не всем миром, то еще доброй половиной его… Потому и вы, члены Сената и члены Палаты Представителей, каждый из вас – не рядовой член рядового парламента, но вы взнесены на особую высоту в современном мире».

Пресмыкался перед Америкой Исаич не даром, он вообще ничего не делал даром: гонорары, премии и прочие щедрые подачки сыпались со всех сторон.

«Я друг Америки… США давно проявили себя как самая великодушная и самая щедрая страна в мире… Ход истории сам привёл вас – сделал мировыми руководителями… Пожалуйста, побольше вмешивайтесь в наши внутренние дела…».

Вот откуда пошли пассажи Резуна-Суворова о том, кто победил в войне, параллели Гитлер-Сталин, нацизм-социализм…

В 1978 году Солженицын публично обратился к американцам со словами: «…мировое зло (СССР), ненавистное к человечеству, и оно полно решимости уничтожить ваш строй. Надо ли ждать, что американская молодёжь должна будет гибнуть, защищая границы вашего континента?!».

Он фактически призывал начать войну против Советского Союза, сбросить на города своей родины (да была ли у него родина?) атомные бомбы.

Не выдержал большой друг Советского Союза, певец и композитор, любимец женщин всего мира, красавчик Дин Рид. Его открытое письмо было переведено на русский язык и опубликовано в «Литературной газете» и журнале «Огонек».

«Я, как американский артист, должен ответить на некоторые ваши обвинения, публикуемые капиталистической прессой во всем мире. По моему мнению, они являются ложными обвинениями, и народы мира должны знать, почему они ложные. Вы заклеймили Советский Союз как «глубоко больное общество, пораженное ненавистью и несправедливостью». Вы говорите, что Советское правительство «не могло бы жить без врагов, и вся атмосфера пропитана ненавистью, и еще раз ненавистью, не останавливающейся даже перед расовой ненавистью». Вы, должно быть, говорите о моей родине, а не о своей! Ведь именно Америка, а не Советский Союз, ведет войны и создает напряженную обстановку возможных войн с тем, чтобы давать возможность своей экономике действовать, а нашим диктаторам, военно-промышленному комплексу наживать еще больше богатства и власти на крови вьетнамского народа, наших собственных американских солдат и всех свободолюбивых народов мира! Больное общество у меня на родине, а не у вас, г-н Солженицын!

Именно Америка, а не Советский Союз, превратилась в самое насильственное общество, которое когда-либо знала история человечества. Америка, где мафия имеет больше экономической власти, чем крупнейшие корпорации, и где наши граждане не могут ходить ночью по улицам без страха подвергнуться преступному нападению. Ведь именно в Соединенных Штатах, а не в Советском Союзе свои же сограждане убили в период с 1900 года больше людей, чем число всех американских солдат, погибших в боях в первой и второй мировых войнах, а также в Корее и во Вьетнаме! Именно наше общество считает удобным убивать любого и каждого прогрессивного лидера, который находит в себе мужество поднять голос против некоторых наших несправедливостей. Вот что такое больное общество, г-н Солженицын!

Далее вы говорите о расовой ненависти! В Америке, а не в Советском Союзе, на протяжении двух столетий остаются безнаказанными убийства негров, которых держат в полурабстве. В Америке, а не в Советском Союзе, полиция без разбору избивает и арестовывает любого и каждого негра, пытающегося выступить в защиту своих прав.

Затем вы говорите, что «свобода слова, честная и полная свобода слова — вот первое условие здоровья любого общества, и нашего также». Попытайтесь распространить эти мысли среди страдающих народов, вынужденных бороться за существование и жить вопреки своей воле под гнетом диктаторских режимов, держащихся у власти лишь благодаря военной помощи США».

Дин Рид записывал популярные песни, играл в кино честных ковбоев, а главное, выступал с речами, в которых рассказывал жителям соцлагеря об истинном лице капитализма и циничной мировой политике США. Дин Рид часто бывал в СССР с концертами, любил нашу страну, в магазинах «Мелодия» продавались пластинки с его песнями на английском языке. Он был знаком с Че Геварой и Сальвадором Альенде. После разоблачительного письма Солженицыну актер просил политического убежища в СССР, но почему-то ему было отказано. Он уехал в ГДР и потом писал, как ему там неуютно. Ему, в отличие от Солженицына, реально угрожали. Дин Рид погиб при загадочных обстоятельствах в июне 1986 года. Его тело, заваленное камнями, обнаружили на дне Цойтенского озера в восточной части Берлина. Основная версия следствия – несчастный случай, однако обстоятельства гибели и многие детали ставят под сомнения выводы властей. Друзья и вдова Дина Рида были уверены, что это было убийство – операция американских спецслужб.

Дин Рид, критикуя США, к родине своей ненависти не испытывал, как Солженицын к СССР. Он хотел, чтобы его страна стала лучше, перестала врать и развязывать войны. Он искренне считал социализм самым гуманным общественным строем. Этой идеей он увлекся еще в юности, после гастролей по Латинской Америке, и не изменял своим убеждениям до конца жизни.

(Продолжение следует)

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top