В тылу врага

13 августа 2020
0
234

Немцы в годы войны его и его товарищей по оружию называли бандитами. И дело не только в том, что они отправили на тот свет много фрицев, но и в том, как они это делали. Внезапно, нередко в тот момент, когда враг даже не подозревал о какой-то грозившей ему опасности. Иван Иванович Болтанов рассказывал мне о разных случаях, которые бывали с ним там, во фронтовых условиях, зачастую вдали от передовой, и я, слушая его, не раз ловил себя на мысли, что его рассказы не для слабонервных.
– Дрогнула ли у меня хоть раз рука, взяли ли верх сомнения над холодным расчетом? – переспросил он и с решительным видом качнул головой: – Нет, жалости к гитлеровцам
я не испытывал, ведь было понятно: если ты его сейчас не убьешь, значит рано или поздно он убьет тебя!
К тому же нам зачастую приходилось пребывать в таких экстремальных и опасных условиях, что действовать надо было решительно и молниеносно.

Когда враг вторгся на нашу землю, Ваня Болтанов, как и его одноклассники, стал обивать пороги военкомата в поселке Теплый Стан в Мордовии, где он тогда жил, с просьбой поскорее отправить на борьбу с захватчиками. Но всякий раз ребята получали отказ: мол, вы еще молоды, призыву не подлежите. А Болтанову ой как хотелось попасть на фронт, ведь еще в начале войны на передовую забрали его отца и старшего брата Петра.

Правда, без внимания молодых людей не оставили и вскоре их стали обучать различным военным премудростям: стрельбе, навыкам строевой подготовки. Усиленно занимались они лыжным и другими видами спорта.

Наконец в конце сорок второго года Иван получает повестку, и его отправляют в Саратовскую область на станцию Мокроус. Собственно говоря, станции как таковой не было, она лежала в руинах, немцы много раз её бомбили, и военные жили неподалеку от нее в палатках, а кое-кто в конюшне. Здесь новобранцев, включенных во второй запасной воздушно-десантный полк, тоже обучали военному делу.

– Питание было скверным, – вспоминает Иван Иванович. – Обычно жиденькая похлебка с несколькими лапшинками. Топили железную печку бурьяном, который мы собирали по окрестностным полям. Нас даже не переодели в военное обмундирование, ходили кто в чем прибыл из дома. И неудивительно, надо сказать, что многие из нас, находясь в таких условиях, болели. Поэтому когда из Москвы прибыл к нам какой-то полковник, он, посмотрев на представшее перед ним «воинство», только горестно покачал головой. Кажется, в тот же день, а дело было уже весной 1943 года, нас погрузили в телятники и поездом отправили прямо в столицу.

В Москве вновь прибывших включили в состав третьей гвардейской воздушно-десантной бригады. Здесь питание было гораздо лучше. Рацион состоял из мясных и молочных блюд, давали даже шоколад. Бойцы учились многому из того, что необходимо знать десантнику и, прежде всего, – прыгать с парашютом с самолетов и аэростатов. Учения проводились под столицей, в районе Медвежьих озер. Так продолжалось до сентября 1943 года.

Затем – переброска в Сумскую область, в небольшой украинский городок Либедин, который недавно освободили от немцев.

– Надолго мы тут не задержались, – продолжает неспешный рассказ Иван Иванович. – Вскоре нас, группу из 24 человек, посадили в самолет и отправили в немецкий тыл. Через линию фронта перебрались благополучно, а вот где-то в тылу, притом достаточно далеко от передовой, самолет попал под плотный огонь зенитных орудий. Но – пронесло! Приземлился я на каком-то поле, засеянном капустой. Кругом такая темнота, хоть глаз выколи, и поэтому прошло немало времени, прежде чем мы все собрались в одном месте – в районе Михайловских лесов, это где-то на границе России и Украины.

Задача десантникам командованием была поставлена такая: делать все для того, чтобы нанести оккупантам как можно больший урон. Взрывать эшелоны с живой силой противника, техникой и боеприпасами, склады, уничтожать мосты, нападать на гарнизоны немцев и полицаев.

Одно из наиважнейших условий боевых операций, которые проводили десантники – действовать скрытно, внезапно и бесшумно. Например, выясняли, в каком населенном пункте гитлеровцы находились на постое. Ночью подбирались к дому, втихую снимали часовых, врывались внутрь и без единого выстрела уничтожали фашистов. Прямо в постели, спящих. Каждый боец помимо огнестрельного оружия был вооружен еще специальной финкой. Ее пускали в дело довольно часто. Раз – и захрипел гитлеровец в предсмертных судорогах с перерезанным горлом! А чтобы снять часовых… для этого у нас в группе имелись особые спецы. Они порой с расстояния пяти-шести метров могли так ловко метнуть холодное оружие, что враг мгновенно падал замертво, даже не успев вскрикнуть. В плен немцев не брали никогда, кончали с ними на месте, потому что брать с собой их было некуда. Бойцы находились в постоянном движении, ночевали где придется. Вот поэтому немчура и прозвала десантников бандитами, боялись их больше партизан.

– Запомнилась операция по уничтожению в одной деревне немецкой электростанции, – вспоминает убеленный сединами ветеран. – Перебрались по мосту через речку. Мост охранялся, убили часового. Электростанцию в одной из хат нашли легко по громко работающему двигателю. Метнули в открытое окно связку противотанковых гранат, взрыв был такой мощный, что и электростанцию, и все строение разнесло вдребезги… Мы – назад, к мосту. Немцы поняли это и открыли по нему бешенный автоматный огонь. Одного бойца ранило в живот. Мы семь километров несли его на себе. Но, увы, спасти не удалось, он вскоре умер. Один раз, кажется, мы вышли на партизан. Кое-чем они нам помогли, поделились оперативной информацией. Несколько месяцев до конца сорок третьего года мы воевали на оккупированных территориях, с нашими соединились уже на Днепре, вблизи города Золотоноша. Они наступали, гоня врага все дальше на запад. К этому времени нас в группе насчитывалось всего четверо, остальные полегли в боях.

За бои в тылу врага И.И. Болтанов награжден орденом «Отечественной войны ІІІ степени». Затем Иван Иванович участвовал в освобождении Венгрии, Чехословакии. Война для него завершилась там же, в Чехословакии, уже после того, как отгремели победные залпы салюта – 12 мая 45-го. Немцы, чуя свой конец, до последнего оказывали ожесточенное сопротивление.

В Западной Украине до демобилизации из армии в 1948 году он принимал участие в борьбе с бандитским бандеровским подпольем.

В наши края Болтанов попал в пятидесятые годы на освоение целинных и залежных земель, уже будучи семейным человеком. Да так и остался здесь навсегда.

Фото автора и из семейного альбома И.И. Болтанова

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top