В созвучии времён

22 декабря 2016
0
1578

(Продолжение. Начало в № 46-50)

В определённое время звучит музыка, и огромная «Золотая птица» над головами людей начинает медленно и плавно взмахивать крыльями. Необычная картина завораживает, и кажется, что вот-вот Самрук оторвется от золотого шара-cолнца и полетит в неведомые нам края. Возможно, к своему волшебному дереву «Байтерек» или в таинственную священную страну Геррос…

Так встречает посетителей Национальный музей Республики Казахстан. И, конечно же, юртой – главным атрибутом казахской кочевой культуры, она представлена в разрезе – уютная, гостеприимная, яркая.

Свои ценности

В холле музея установлен портрет Президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева, и этим все сказано: независимость, единство, добрососедство, расцвет… Но поскольку тема публикации не затрагивает достижений нашего государства, а – экскурсию по уникальному музею, самому крупному в стране, то мы ее и продолжим. Сегодня мы посетим зал древней и средневековой истории.

У входа в него внимание современников привлекает лаконичный и аскетичный образ «Царицы Сююмбике», скульптурная работа Камиля Муллашева. В истории немногие из представительниц прекрасного пола правили государствами, одна из них – мусульманка, управляющая Казанским ханством. Ее настоящее имя Сююк, она дочь ногайского бия Юсуфа, и праправнучка основателя династии Ногайской Орды Едигея. В разные годы по стечению обстоятельств ей пришлось быть женой трех ханов: Джан-Али, Сафа-Гирея и Шах-Али. Когда скончался один из них, Сафа-Гирей, она у него была пятой – любимой женой, их сын не достиг совершеннолетия, и Сююк взяла бразды правления на себя. Управляла недолго, однако внесла много позитивных перемен. За доброту и справедливость ее называли Сююмбике – «любимая госпожа». Политические интриги привели к вмешательству русского царя Ивана Грозного, который выдал ее замуж насильно за Шах-Али. Сын Сафа-Гирея и Сююмбике дожил только до двадцати лет, что стало с его матерью, доподлинно неизвестно.

Не меньший интерес вызывают скульптуры «Умай» – древнее женское божество тюркских народов, которое защищало и покровительствовало роженицам и маленьким детям, Бакытжана Абишева и «Квадрига» – античная двухколесная колесница с четверкой запряженных лошадей Сембигали Смагулова, а также другие работы.

Так и тянет оказаться в «Ботайском жилище». Внутрь его, конечно, не попадешь, но талантливо изготовленный макет, в разрезе, дает полное представление о том, как жили и вели хозяйство раньше. Поселение «Ботай» археологи открыли в 1980-х годах, оно находится в Северо-Казахстанской области близ села Никольского. На пятнадцати гектарах земли сохранилось 158 полуземляных сооружений, всего же насчитали 250.

В земле выкапывали большую яму глубиной до полутора метров, укрепляли ее бревнами и возводили кровлю в виде шатра, сверху утепляли травой, шкурами, глиной, саманом. В центре жилища находился очаг, вдоль стен на нарах в несколько уровней располагались члены семьи на ночлег. В одном таком сооружении, говорят исследователи, насчитывалось до 40-50 человек, почти целый род. И, кстати, исчисление его шло по материнской линии, поскольку не всегда могли знать, кто стал отцом ребенка. Некоторые жилища сообщались такими же вырытыми в земле ходами, предположительно в них проживали родственники. Люди занимались земледелием, в качестве серпов и кос использовали челюсти животных.

Неоднозначные мысли появляются и при знакомстве с «Бесшатыром». В переводе с казахского языка, «пять шатров», по количеству захоронений на правом берегу реки Или, в Кербулакском районе Алматинской области. Территория занимает 104 метра в диаметре, высота курганов до 17-20 метров – в зависимости от знатности похороненного человека. А хоронили здесь царей, знать и крупных военачальников в VIII-III веках до нашей эры.

Вдоль курганов простирается подобие каменной ограды, на валунах рисунки животных. Ученые предполагают, что это была ритуальная площадка некрополя. Вообще же, на территории государственного национального природного парка «Алтын-Эмель» свыше ста погребальных сооружений: Кзыл-ауыз, Алтын-Эмель, Карашокы, Калкан, где нашли упокоение представители сакской царской кочевой элиты.

Вскрытие усыпальниц показало, что построены они из стволов тянь-шанской ели; к ним идут подземные ходы. Одно из предположений ученых гласит: по этим катакомбам вносили тела, отошедших в мир иной. Но самым невероятным и в тоже время загадочным представляется обычай, описанный древнегреческим писателем Эллиманом, рассказывающий о «свадебном обряде» в «подземных храминах» Семиречья. Юноша, естественно, знатного рода, мог жениться на девушке, если он победит ее в поединке, который происходил в этих культовых местах, где соседствуют смерть и зарождение новой жизни.

Скифы и саки чтили могилы предков, охраняли и поклонялись им. Как свидетельствуют архивные записи, у причерноморских скифов, близких среднеазиатским сакам, была страна Геррос. Доступ посторонним туда был закрыт, и если бы кто-то из чужеземцев осмелился нарушить запрет, то неминуемо началась бы война. Эти места считались священными, там приносили жертвы, устраивали мероприятия, вроде современных поминок, различные обряды и религиозные торжества. Однако ученые не нашли никаких следов приношения в жертву животных и людей. Погребальные ритуальные комплексы, включающие многочисленные сооружения, полностью не изучены; способы строительства и доставки ели вызывают интерес. К сожалению, большинство усыпальниц разграбили еще в древние времена.

Занятно выглядят орудия труда и охоты каменного века: рубила, сверла, отбойники, скребла, наконечники, ножи – примитивные, грубые. К слову, некоторые из них из Западно-Казахстанской области. А вот и женские украшения, простенькие, незамысловатые…

У каждой эпохи – свои ценности, реликвии, символы. И в главном музее страны они собраны воедино, представляя поэтапно эволюционный процесс. Одним из символов современного Казахстана является парящий беркут. В холле музея он расположен высоко над головами, с раскрытыми крыльями, словно в полете, и вместе с тем как будто бы охраняет, заслоняет всех от возможных бед; размах крыльев позолоченной птицы достигает двадцати метров. И когда он имитирует полет, посетителей охватывает чувство трепета и восторга.

(Продолжение следует)

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top