В ртутном «угаре»

7 октября 2021
0
887

В годы перестройки казахстанские органы здравоохранения и СМИ забили тревогу: на глазах у взрослых дети… играют с ртутью. Случалось такое и в тогдашней Уральской области. Как такое могло произойти? Да как в Камчатском городе Елизово — большое количество ртути школьники вынесли со склада к себе домой. Или подобрали «на помойке». Тревогу забила милиция — именно она сообщила о случившемся в санэпидстанцию. Пришлось в Елизово закрыть школу, эвакуировать жителей из некоторых домов и проводить сложные и трудоёмкие работы по ликвидации ртути. При этом по всей Камчатке долго не могли найти ни одного экспресс-анализатора содержания ртути. На страну надвинулась настоящая ртутная угроза, а на водохранилища – напасть едва ли не круче.

Смоленский урок

Наши ртутные проблемы оказались укусом комара по сравнению с тем, что в 1988 году происходило в Смоленске, где произошло резкое повышение концентрации ртути в окружающей среде. Провели медицинское обследование более 4 тысяч детей на содержание ртути в моче – у 17% из них обнаружили выделение ртути в течение года наблюдений.

Это стало возможным в результате неорганизованного накопления ртутьсодержащего стеклобоя и выбросов промышленных предприятий. Разразился скандал. Быстро выявили виновников этой ситуации – Смоленский электроламповый завод, голыновский завод «Стеклоприбор» и другие предприятия.

На территории города выявлены большие территории загрязнения среды ртутью, шлейфы с почвенными водами распространялись от источника выбросов на многие километры. Ежедневно только в воды Шейновского ручья сбрасывалось от 5 до 30 граммов ртути, отмечено загрязнение ртутью реки Еленки…

По мнению учёных Александра Яншина и Аркадия Мелуа, в системе природоохранных мероприятий пора предусмотреть специальный раздел, цель которого – оградить человеческий организм от ртути.

«В каждом медицинском термометре содержится «всего лишь» около 2 г ртути, но у населения таких термометров много. Есть и другие ртутьсодержащие предметы: тонометры, лампы дневного света. Поэтому сбор и утилизация бытовых ртутьсодерждащих предметов – актуальное и важное природоохранное дело. Также должны быть усовершенствованы промышленные технологии с целью снижения расхода ртути в электролампах и других предметах, широко используемых населением (так, например, целесообразно осваивать выпуск ламп с заменой ртути меркуридом титана)» (А. Яншин, А. Мелуа, «Уроки экологических просчётов», Москва, «Мысль», 1991 год, стр. 418-419).

И всё-таки главным объектом экологического контроля являются промышленные предприятия – именно от них поступает в окружающую среду основной объём выбросов.

Опасные мутации

Типичным примером экологической «промышленной» болезни является так называемая болезнь Минамата. Она существует полвека, ею болели и, по некоторой информации, болеют и сегодня более 20 тысяч человек. А впервые болезнь зарегистрирована в Японии на побережье залива, по имени которого и названа. Однако болеют ею не только японцы, ведь ртутный способ производства щёлочи распространился по многим промышленным странам.

В снятом японскими кинодокументалистами фильме «Болезнь Минамата: 20 лет» пожилая женщина, живущая на побережье залива Минамата, вспоминая о последствиях потребления в пищу отравленной рыбы, рассказывает:

«Сначала потеряла зрение наша кошка. Она натыкалась на каменную ограду, кричала, её трясло. Потом у дочки началось то же самое. И она кричала кошачьим голосом».

Этой девочки нет в живых. Её убил химический завод, который сбрасывал в залив метиловую ртуть. Фильм японских учёных можно назвать жестоким, но всё, что показано в нём, – результат людской безответственности, экологической неграмотности, пренебрежения здоровьем сотен людей, живущих рядом с промышленным предприятием.

Но это далеко не всё. Существуют и другие болезни «промышленного» происхождения: болезнь итай-итай (результат отравления кадмием), асбестоз (болезнь лёгких в результате попадания в них тончайших асбестовых волокон), болезнь Кашина-Бека (фосфорно-марганцевая интоксикация) и другие.

Генетики изучают биологические системы, которые подавали бы сигналы бедствия при малейших признаках загрязнения окружающей среды. Известны организмы, которые так перерабатывают токсичные отходы, что они становятся безвредными. Однако, по мнению экспертов, бороться с химическим отравлением людей, вызванным загрязнением окружающей среды, можно только путём внедрения безотходных технологий, запрещения выбросов химических веществ в окружающую среду.

Академик Н. ДубининХарактеризуя мутации генов под влиянием изменившихся условий окружающей среды, академик Н. Дубинин приводит такие данные. Сегодня 30% человеческих эмбрионов погибают до рождения, 10% новорождённых являются носителями генетически дефектов, физических или умственных. 10% браков бесплодны из-за нарушения воспроизводительной функции одного из супругов.

Надо иметь в виду, что химическая интоксикация организма прямо воздействует на генетический аппарат, что и приводит к врождённым порокам, передаваемым по наследству. Этому способствует расширение контактов женщин с вредным химическими веществами, их работа на производстве в загрязнённой среде.

Для повышения устойчивости сельскохозяйственных культур к вредителям приходится применять химические средства. Появление химических препаратов в корме и продуктах питания человека ведёт к накоплению в его организме вредных веществ и также влияет на наследственность.

Широкую известность получили данные о неблагоприятной медицинской обстановке в Средней Азии, особенно в 80-х годах прошлого века. Тогда интенсивно усыхало Аральское море, и на полях в огромных масштабах применялись химические препараты.

Попытки в перестроечный период изменить ситуацию с ртутью и применением химических препаратов практически ни к чему не привели. С одной стороны, можно согласиться с главным государственным санитарным врачом СССР А. Кондрусевым. Защищая своих коллег, он говорил, что санитарного врача нельзя представлять как миллионера, что санитарный врач не может заменить неграмотных хозяйственных руководителей.

Но нельзя не отметить и то, что ни санэпидслужба, ни гидрометслужба не создали полноценного и эффективного контроля за состоянием окружающей среды.

Зараза в водохранилищах

Между тем в некоторых водоёмах начала расползаться своя «ртуть» – «цветение» воды. Кто-то скажет: подумаешь, вода «зацвела». Но ведь летом жарко, воды в водоёмах мало, она слабо перемешивается. «Цветение» – явление климатическое и органическое…

А вот и нет! Точнее, не только. В результате интенсивной промышленной деятельности в водоёмы поступает всё больше соединений азота и фосфора. Это приводит к ускоренному развитию растительности.

Быстрее всего идёт рост сине-зелёных водорослей – микроскопических растений, первых из известных нам обитателей Земли. Их остатки обнаружены в сланцах, имеющих возраст около 4 миллиардов лет. Токсины сине-зелёных воздействуют на стенки кишечника, печень, почки, нервную систему и вызывают так называемую гаффскую болезнь.

Эти токсины не уничтожаются кипячением, рыба способна накапливать их в больших концентрациях. Проработавшие на Ладоге геологи жаловались, что заболели этой болезнью.

Учёные узнали о гаффской болезни в 1924 году, когда зарегистрировали первую её вспышку среди рыбаков Фришес-Гаффского залива Кёнигсберга. В 1925 и 1926 годах вспышки болезни повторились, возникали они всегда во время «цветения» воды в заливе.

В Советском Союзе болезнь впервые обнаружили в 1934-1935 годах среди рыбаков и населения, живущих на берегах Юксовского озера в Ленинградской области. Учёные пришли к выводу, что выловленная из озера рыба вызывает острый Б-авитаминоз.

Обострилась гаффская болезнь в 1949-1950 годах в Карелии и Сибири. Но наиболее часто стали встречаться случаи гаффской болезни на Украине в 1960-е годы, когда бурно «зацвели» построенные там рукотворные моря: Харьковское, Киевское, Кременчугское и другие водохранилища. Неоднократно сообщалось о «цветении» воды и на Дону, в частности, в Цимлянском водохранилище.

Возникает вопрос: не проявлялась ли гаффская болезнь (этакий «водно-ртутный» синдром) и другая подобная зараза в водохранилищах бассейна Урала? Ничего по официальным каналам на этот счёт не сообщалось.

Но у нас есть Чаган с Деркулом, вконец заиленные и заваленные карчами. «Цветение» воды летом в этих водоёмах — не редкость. Причём от «цветущей» воды часто идёт специфический запах. Например, летом на Деркуле около Белых казарм. Течения здесь практически нет: река на этом участке испытывает подпор Чаганского водохранилища. Хорошо, если у нас действительно нет на водоёмах гаффской болезни. Но условия для неё есть. И к этому надо быть готовыми.

«Цветение» воды

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top