В Казахстане жил и работал свой Циолковский – Гавриил Тихов

7 января 2016
0
2078

Тихов - студент Московского университетаВсё-таки мало мы знаем о людях науки, мало пишут о них журналисты. Всё больше о бизнесменах, артистах, спортсменах… А ведь учёные – интеллектуальная основа общества, предложенные ими идеи затем материализуются в станки, здания, средства связи, транспорта, борьбы с болезнями – то, без чего не могут существовать те же спортсмены, артисты, журналисты.

Член-корреспондент Академии наук СССР, академик Академии наук Казахской ССР Гавриил Адрианович Тихов был в 1950-1960-х годах не просто известным астрономом, но и одним из основоположников новой науки – астроботаники. Он был весь устремлен в будущее, активно занимался проблемами жизни на Марсе, в какой-то мере его можно считать нашим, казахстанским Циолковским. Но где вы найдете о Тихове хотя бы упоминание? Нигде! О нем помнят, наверное, только некоторые ветераны казахстанской науки. А ведь в свое время имя Тихова было известно не только в Советском Союзе, но и за рубежом. Пора восстановить историческую справедливость и вернуть обществу имя Гавриила Тихова. Это особенно необходимо сделать в связи с ближайшими перспективами развития человечества по освоению Солнечной системы и пилотируемым полетом на Марс, подготовка к которому идет в России и США.

А мечта снова сердца коснулась…

Тихов родился в 1875 году в деревне Смолевичи, в Белоруссии, в семье начальника железнодорожной станции. Тиховы были дружной семьей. Атмосферу сердечности и уважения умело создавала мать, она была хорошо образована и воспитана. Знала французский и польский языки, отлично играла на рояле. Много занимался с сыном, в том числе и арифметикой и отец – человек очень деятельный. Так что к гимназии Гавриил, названный так в честь своего деда, был подготовлен отлично.

Служба отца на железной дороге вынуждала семью часто переезжать с места на место, но Тиховы быстро обживались. Гавриил учился в Павлоградской гимназии, а на каникулы к деду приезжал в родные Смолевичи.

Дед, человек одаренный, любящий живопись (он учился в Петербургской Академии художеств) и природу, с таким вдохновением, так ярко и образно рассказывал о ней, что внук многое из этих рассказов запомнил на всю жизнь.

В детстве и юности Гавриил был очень религиозным, мечтал даже стать священником, поэтом, начал было писать стихи, но весьма неудачно. Затем увлекся живописью. Шли годы. Из класса в класс он переходил с наградами: похвальным листом и дарственной книгой, но кем будет, так и не знал.

Однажды, будучи на окраине Симферополя, Гавриил обратил внимание на две звезды. Одна была очень яркой, другая непрерывно меняла цвет. Он попросил у сестры узнать у преподавателя космографии (так тогда называли астрономию – А.С.) название красивых звезд. Ответ был такой: яркая звезда – планета Венера, мерцающая – звезда Сириус.

Тихов обратился в Симферопольскую публичную библиотеку, где ему дали две книги Камилла Фламмариона: «Историю неба» в русском переводе и «Популярную астрономию» на французском языке. Юноша прочитал их с захватывающим интересом, его судьба определилась: он решил стать астрономом. Шла весна 1892 года.

Год спустя Гавриил Тиховзаканчивает гимназию и поступает на математическое отделение физико-математического факультета Московского университета. Астрономию здесь читал легендарный профессор Витольд Церасский, а небесную механику – приват-доцент Павел Штернберг. После лекций Тихов посещал собрания общества любителей природы и общества любителей естествознания. Там студент услышал лекции корифеев науки – физиологов Климента Тимирязева и Ивана Сеченова.

В автобиографической книге «Шестьдесят лет у телескопа» (Москва, 1959 год) Тихов писал:

«У моих читателей может создаться впечатление, что я был сухарем и книжником, что, кроме науки, ни о чем не думал, ничего не видел. Конечно, это не так. В годы студенчества меня волновала трагическая судьба Ромео и Джульетты. Я часто бывал в театре, как и все студенты, был влюблен в Софью Ковалевскую – первую русскую женщину-профессора. Нарисовал ее портрет, который хранится по сей день» (стр. 28-29).

Для научной работы по астрономии в Московском университете оставляли одного студента раз в пять лет. Им оказался счастливец из предыдущего выпуска. Тихов занимается репетиторством, уезжает в Смоленскую область, где готовит к поступлению в швейцарский университет Людмилу Попову. Они полюбили друг друга, в 1898 году поженились и уехали в Париж.

Гавриил был принят студентом в Парижский университет, а Людмила поступила на медицинский факультет Бернского университета. Осенью 1902 года Гавриил Тихов защитил диссертацию магистра, а вскоре был избран на должность штатного преподавателя высшей математики Екатеринбургского высшего горного училища. Но мечты об астрономии не давали Тихову покоя.

Он часто вспоминал своих учителей, помогавших ему в Москве и Париже стать астрономом, – академика Аристарха Белопольского и французского астронома Жюля Жансена. Именно с Жансеном в ночь на 15 февраля 1899 года на воздушном шаре они наблюдали редчайшее явление природы – падающие звезды (метеоры) Леониды. До 6 часов утра Тихову удалось увидеть 91 падающую звезду. Это была фантастика!

Г.А. Тихов в период работы в Пулковской обсерватории

Истина где-то рядом

И вот свершилось. Настойчивость Тихова, его поддержка Белопольским осуществили давнюю мечту Гавриила! Он был зачислен адъюнкт-астрономом знаменитой Пулковской обсерватории под Петербургом сверх штата. Это была отличная школа! Но началась Первая мировая война. В 1917 году Тихова мобилизовали в армию, он попал в часть, где служил знаменитый летчик Нестеров, протаранивший вражеский самолет. Тихов занимался аэрофотосъемкой, получил чин ефрейтора.

Быстро пролетели годы. В 1927 году Тихов избирается членом-корреспондентом Академии Наук СССР, читает лекции в различных институтах и университетах. Наступил июль 1941 года. Из Пулкова должны были направить экспедицию в Алма-Ату для наблюдения солнечного затмения. Решили совместить экспедицию с эвакуацией обсерватории. В условиях войны от Ленинграда до Алма-Аты ехали 20 суток. С 21 августа 1941 года начался алма-атинский период жизни Гавриила Адриановича Тихова. В 1945 году открывается Академия наук Казахской ССР, Тихова избирают ее действительным членом.

Гавриил Адрианович с энтузиазмом окунается в работу: печатается в «Вестнике Академии наук Казахской ССР», выступает с лекциями о возможности жизни на других планетах, организует экспедиции в Южный Казахстан, устье Оби, в район Салехарда с целью изучения спектрограмм тянь-шанской ели и северных растений – карликовой березы, мытника, кладоники… Зачем астроному изучать растения? А затем, что Гавриил Адрианович в декабре 1945 года на заседании Казахского филиала Академии наук СССР выступил с историческим докладом об итогах многолетних наблюдений Марса и впервые во всеуслышание произнес слово – астроботаника.

Это название новой науки! Вокруг Тихова объединяются ученые – и приезжие, и местные. Как писал Тихов в упомянутой книге, «сплоченный, дружный коллектив астроботаников берется за работу».

Гавриил Адрианович был убежден в наличии на Марсе растительности. Ему возражали: «Какая растительность, когда в спектре Марса отсутствует полоса поглощения хлорофилла?!»

«Тянь-шанская ель и северные растения даже в самое теплое время не дают полосы поглощения хлорофилла, но никто же не говорит, что этих растений нет! – отвечал Тихов. – Почему пихты, канадские сосны и другие растения в горах Казахстана имеют голубоватый оттенок? Наши исследования показали: да потому что в суровом климате растения вместо зеленого могут иметь голубой, синий и фиолетовый цвета!»

В суровом климате теплом нужно дорожить, и растение должно стремиться не отражать световые лучи, а поглощать их. Хвойные деревья на Земле, как оказалось, отражают тепловые лучи гораздо хуже, чем лиственные. Так, ель отражает их в 3,5 раза меньше, чем береза.

Даже оппоненты Тихова, например, К. Любарский в книге «Очерки по астробиологии» (1962 год), признают полезность работ школы Г.А. Тихова, но Любарский не согласен с тем, что марсианские растения должны быть земноподобными.

Давно уже была восстановлена из руин Пулковская обсерватория, однако Тихов туда не вернулся: он до конца своих дней продолжал работать в Казахстане. Известный астроном и популяризатор науки Борис Воронцов-Вельяминов с большим уважением писал о бывшем пулковском астрономе: «Невзирая на свой преклонный возраст, Г.А. Тихов неутомимо поднимается в горы, исследуя растения, произрастающие в условиях короткого лета и разреженного воздуха…»

Сначала группа Тихова проводила исследования в Институте астрономии и физики. Однако затем работа шла так бурно, что вскоре понадобилось учреждение при Президиуме Академии наук Казахской ССР специального сектора астроботаники, который открылся 11 ноября 1947 года.

Впоследствии Тихов и его соратники стали заниматься флорой Венеры. Умер Гавриил Адрианович 25 января 1960 года в Алма-Ате.

Их труд не напрасен!

Исследования Марса советскими и американскими автоматическими межпланетными станциями в 1960-1980-х годах, полученные ими снимки каменистых пустынь поверхности Красной планеты поставили под сомнение представления Тихова о преобладании на ней низкой растительности земного типа и вообще какой-то растительности. Но значит ли это, что Гавриил Тихов и его казахстанская школа астроботаники занимались «не тем», что их труды напрасны, как поспешили заявить некоторые ученые?

Конечно же, нет! Здесь важно не столько правильность или ошибочность предположения Тихова и его соратников о наличии и характере растительности на той или иной планете (ошибаться тут может любой ученый!), важны значения создания новой науки для человечества и методы исследований! А они разнообразны: астроспектрометрические, химические, биологические…

В книге «Шестьдесят лет у телескопа» Гавриил Адрианович обратил внимание на то, что космическую роль растений открыл еще Климент Тимирязев. Из его открытия следует, что жизнь на Земле не изолирована от космоса, она связана с процессами, происходящими в Солнечной системе.

Тимирязев рассматривал фотосинтез – освоение светового луча растением – как взаимосвязь земных и космических факторов. Он писал:

«Зеленый лист, или, вернее, микроскопическое зеленое зерно хлорофилла, является фокусом, точкой в мировом пространстве, в которую с одного конца притекает энергия Солнца, а с другого берут начало все проявления жизни на Земле. Растение – посредник между небом и Землей. Оно – истинный Прометей, похитивший огонь у неба».

Гавриил Тихов значительно развил воззрения Тимирязева, заложил методологические основы астроботаники. Причем материалом для исследований служит флора самой Земли как космического тела. То есть, Тихов не идеалист, он, как принято говорить, стоит на твердых материалистических позициях. Он убежден, что будущие покорители Вселенной должны иметь как можно более полное представление о новом мире, в который они вступают, в том числе о растительности.

Как не согласиться с Тиховым! Ведь такая растительность, подвергнутая мутациям или непродуманным биологическим экспериментам, может принять опасные для жизни человека формы. В романе английского писателя-фантаста Джона Уиндема «День триффидов» описано такое растение – триффид высотой до метра. При приближении живого существа оно выбрасывает жало и впрыскивает в него яд. Такие явления в растительном мире нужно изучать.

Тихов писал, что «проблема жизни на других планетах поставлена в повестку дня и она будет разрешена. Тесная связь астроботаники с астрономией, физикой, химией, биологией объединит усилия исследователей. Все это даст науке единый комплекс знаний о жизни на Земле и других планетах. Получит дальнейшее развитие новая наука – космобиология».

Прогноз Тихова оправдался: космобиология успешно развивается.

В 1955 году в Париже журнал «Горизонты» опубликовал статью «Родилась новая наука – астроботаника». Автор статьи побывал в Алма-Ате, встретился с Тиховым, а затем подробно изложил суть работы сектора астроботаники в 55-м номере журнала «В защиту мира» за 1955 год. Статья была переведена на русский язык.

Так имя и работы Гавриила Адриановича Тихова приобрели мировую известность. Пора и нам, казахстанцам, отдать дань уважения памяти этого замечательного ученого, его работам во имя настоящего и будущего.

Астроботанические наблюдения в горах Заилийского Алатау

Автор: Александр Суетин

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top