Уже привыкли

21 октября 2021
0
1041

Эти две случайные встречи с уральскими ветеранами труда около нынешнего Мемориала Победы разделяет 42 года. Первая произошла 21 сентября 1979-го ещё в пору моей учёбы в институте.

Специально приехал на Урал, чтобы сфотографировать участие пароходства, добывавшего ниже дебаркадера ПГС, в возведении Мемориала. На Красном яру, откуда открывалась великолепная панорама реки, встретил моего первого собеседника, также приехавшего посмотреть на эти работы. О них-то, а также необходимости улучшения комфорта на пассажирском речном транспорте мы в основном и говорили. Об экологии Урала и о «модной» сейчас теме маловодья – почти ничего. Так сказать, не приспичило.

Да какое там маловодье! По сравнению с нынешними временами Урал даже в межень напоминал настоящий океан. По реке шли караваны судов в Рубёжку, Чапаево, Кызылжар с нефтепродуктами для сельчан, на линиях Уральск-Гурьев и Индер-Гурьев производились перевозки ПГС, хлеба, леса, сельхозмашин, труб, боратовой руды… А наши пожелания об улучшении пассажирского комфорта вскоре сбылись: в 1985 году речники купили «Москву», построили теплоход «Речной-1». На ходу были «Зарницы». Так что грустить не было никакого резона.

А вот другая картинка. 10 октября 2021 года. Мемориал давно построен, потом обновлён и стал важной достопримечательностью города. Однако другая запечатлённая на почтовых фотооткрытках достопримечательность – пристань «Уральск» в 2005-м ликвидирована. На том же месте, где раньше ходили суда, натужно гудит земснаряд, намывший на середине реки гигантские острова. Как и 42 года назад, автор этих строк снова приехал сюда «на фотосессию».

«Вы что-нибудь понимаете в том, что здесь происходит? – обратился ко мне пожилой мужчина. – Объясняю, что полным ходом идёт углубление Нижне-Уральского переката (на снимке) – продолжение таких же работ на Татарском перекате ниже нынешней пристани в Куренях. Они необходимы для беспрепятственного движения судов, в том числе для их прохода на зимовку в Затон Чапаева. По-видимому, снова придётся углублять обмелевшую протоку, соединяющую затон с Уралом.

«Понятно, что сейчас углубление необходимо, – ответил Рахманкулов. – Но дальше что? Ведь нет воды в Урале! У меня есть выборка максимальных уровней Урала за последние 100 лет. Очень большие подъёмы случались через каждые 10-11 лет, но сегодня не работают такие закономерности: нет больших подъёмов, человек водохранилищами всё испортил! Умирает Урал…»

Дальше наш разговор шёл только в экологическом русле, в основном о том, где взять воду и почему никаких конкретных мер по спасению Урала до сих пор не принимается. Причём строительство водохранилищ всё чаще подаётся их сторонниками как великое благо для Урала: пики половодий они срезают… Срезали: вообще нет половодий! Такие, как выразился один чиновник, «нытьё», «стенания», «стоны» слышны сегодня на каждом углу. В том-то и беда, что этот стон у нас песней зовётся. Привыкли.

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top