Уродская коллекция приехала в Уральск

31 октября 2019
0
456

В Уральск привезли более ста экспонатов из знаменитой петербургской Кунсткамеры, сегодня – Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской Академии Наук. Демонстрируются страшные аномалии природы в музее природы и экологии (такая вот тавтология).
У входа посетителей встречает сам Петр Первый, в смысле его фигура. Привезенные заспиртованные уродцы – это малая часть огромной коллекции старейшего музея мира, которому в этом году исполнилось 305 лет.

Зачем Петр Первый их собирал

Кунсткамера – первый российский государственный публичный музей и одновременно старейшее научное учреждение страны, превратившееся из «кабинета натуралий» в Музей антропологии и этнографии, отнесенный указами президента России к особо ценным объектам культурного наследия.

Среди более миллиона экспонатов музея всевозможные аномалии занимают не самое главное место, но народ «идет» в основном на них. В Петербурге в Кунсткамеру всегда была большая очередь. В 2014 году ее посетили около миллиона человек. По словам сотрудников нашего музея, среди жителей Уральска особого ажиотажа не наблюдается. Может, и хорошо. Все-таки в интересе к аномалиям есть что-то нездоровое. Хотя как посмотреть. Петр Первый сказал о музеях: «Я хочу, чтобы люди приходили и учились».

Но, видимо, и тогда народ шел «на уродов» неохотно. Недаром по указу Петра за посещение Кунсткамеры денег с посетителей поначалу не брали. Царь отмечал, что «надлежит охотников приучать и угощать, а не деньги с них брать». Тому была причина – люди боялись смотреть на уродов в банках. Тогда их стали угощать – «кофе и цукерброды», закуски и венгерское вино, их встречали гиды и объясняли, что значит тот или иной экспонат. Как результат – посетители охотно осматривали Кунсткамеру, а молва о её «изюминке» – «уродах» – разнеслась так широко, что и сегодня многие считают, что ничего другого там нет. А там полно других интересных и диковинных вещей.

В 1717 году Петр приобрел кабинет Себы, который представлял собой универсальное собрание. Тут были хранимые в спирте зверьки, рыбы, большая коллекция пресмыкающихся, множество любопытных искусственных вещей: японский кабинет, украшенный ажурной резьбой по слоновой кости, китайская обувь, колчан со стрелами, японская мухобойка и т.д.

Все эти зародыши, эмбрионы, уродики, части тел и различные органы в стеклянных сосудах собирались с просветительскими целями. Покупая эти коллекции, Петр думал о том, как организовать в России исследования по анатомии и физиологии. И поэтому часть первых купленных коллекций была разрушена – именно на этих экспонатах проводились исследования.

Страшнее фильмов ужасов

Петр Первый много общался с натуралистами в Европе и разделял модную в то время идею философа Фрэнсиса Бэкона, утверждавшего, что пределы нормы можно узнать, выяснив границы патологии. Не потехи ради собирал Петр коллекцию уродцев, не зря голландцу Рюйшу отвалил за нее и секрет бальзамирования тел стоимость двух кораблей. Этот Рюйш тот еще тип. Он из младенческих трупиков целые композиции создавал. Отрезанные ручки в кружевные манжетики одевал, головки без тел – в чепчики, шейки со всеми позвонками и сосудами – в воротнички с рюшами. Короче, фильмы ужасов отдыхают.

После приобретения коллекции за границей, Петр издает указ «О приносе родившихся уродов, также найденных необыкновенных вещей», после чего начинаются сборы «Русской анатомической (тератологической) коллекции». Оказалось, что наши уроды ничем не хуже заграничных, а некоторые даже и поуродливее будут. В первое десятилетие после опубликования указа в Кунсткамеру стали поступать не только мертвые, но и живые люди с врожденными уродствами. Их называли монстрами, то есть чудовищами. Они отличались от обычных людей какими-нибудь странными особенностями. Так, монстр Фома имел рост всего 126 сантиметров. К тому же у него на руках и ногах росло всего лишь по два пальца, похожих на клешни рака. Монстры жили при Кунсткамере, и их показывали зрителям как и все остальные экспонаты.

В Уральск привезли заспиртованную «бабу Маню» – так называли ее в лаборатории музея. Пятидесятисанти-метровый уродец на самом деле 56-летняя женщина. С самого рождения она жила в лаборатории музея, и все 56 лет длился эксперимент ученых, которые за ней наблюдали. «Баба Маня» родилась с нормальным для младенца ростом – 51 сантиметр, но такой и осталась. У нее практически не было мозга и полностью отсутствовал гипофиз (который отвечает за рост). Она жила как овощ – ее кормили, за ней ухаживали, она издавала какие-то звуки, но ничего не понимала и не освоила ни одного человеческого слова. Может, жила бы дальше, но случилась революция, закончилось финансирование… Теперь «Баба Маня» живет в банке и, судя по ее обиженному виду, она очень этим недовольна.

После выхода императорского указа мертвые младенцы и детеныши животных с различными аномалиями стали часто поступать в Кунсткамеру. Еще бы, за них платили по 10 рублей – стоимость нескольких коров. Для изучения уродов из Германии был выписан анатом Дювернуа, прибывший в Петербург для работы в учрежденной в 1724 году Академии наук.

Собрание уродов Кунсткамеры продолжало расти. К моменту публикации первого каталога музея в 1742 году в нем было перечислено уже 46 «монстров». Эта коллекция, пополнявшаяся и в последующие годы, служила базой для работ по тератологии – науки об аномалиях. Тератология развивалась в спорах и конфликтах приверженцев разных точек зрения на происхождение уродов: одни считали их результатом Божьего промысла, другие – несчастной случайности. Дискуссия была так актуальна, что даже дала название этому периоду в науке: время «спора о монстрах».

Аннотации, которые сопровождают привезенных в Уральск «монстров», свидетельствуют о том, какие шли споры и какие выводы делали ученые, изучая эти аномалии.

Например, самый старый экспонат коллекции – сиамские близнецы – имеют такую историю. В 1742 году в семье крепостных крестьян Аристарха и Ефросиньи из Тверской губернии ждали появление на свет 13-го ребенка. Внезапно налетела страшная гроза: сверкали молнии, раздавались раскаты грома. Повитуха в это время принимала роды, Аристарх находился во дворе. Молния ударила в дерево, оно заполыхало, рухнуло и ударило Аристарха по голове, убив насмерть. В этот момент из избы выскочила повитуха со страшным криком: «Дьявол! Родился дьявол!» Младенец родился о двух головах. Бедную Ефросинью в деревне объявили ведьмой, убили единственную корову – кормилицу семьи, били детей. Ефросинья, чтобы доказать, что она не ведьма, согласилась удушить двухголового младенца на глазах всей деревни. После этого женщина окончательно сошла с ума, была помещена в лечебницу, ее детей раздали бездетным семьям в Петербурге, а труп несчастных близнецов поместили в Кунсткамеру.

У патологий, которые изучали антропологи, появилось название сиреномелия – «русалки». В аннотации к этому экспонату говорится, что причины, почему эти дети рождаются со сросшимися ногами, наподобие рыбьего хвоста, неизвестны до сих пор. «Врачи лишь могут констатировать, что по неизвестным причинам на ранних стадиях развития эмбриона возникают изменения в сосудистой системе. При этом современная медицина не признает сиреномелию ни генетическим, ни наследственным заболеванием».

Монстрики под названием «Жабы» действительно очень похожи на жаб, только намного страшнее, потому что это все-таки люди. С одной «жабой» связана такая история, происшедшая уже в советское время и тем более удивительная. 1921 год, Ростовская область. Уборка урожая. День жаркий, женщины устали. После рабочего дня шли домой, а одна, самая молодая, 17-летняя Нина отстала и присела отдохнуть. Подруги пошли дальше, потом оглянулись, стали ее звать. Но на том месте, где была Нина, возник светящийся столб и раздался истошный крик девушки. После этого сама она пропала. Ее искали две недели, а потом она появилась сама – живая, но истерзанная. На все вопросы она отвечала: «Не помню». Через девять месяцев девушка родила ребенка, увидев которого, люди сказали: «Чистая жаба». Нина, увидев дочку, сошла с ума. Ребенок умер через три дня. Злые языки в деревне поговаривали, что две недели после пропажи Нина провела в сторожке лесника.

Есть в привезенной коллекции ребенок, рожденный женщиной, которая испытала на себе весь ужас садизма помещицы Салтыковой (Салтычихи), зверски издевавшейся над своими крестьянами.

«Все, что зело старо и необыкновенно»

«Таят невежды, чая, что такие уроды родятся от действия дьявольского через ведовство и порчу, чему быть невозможно. Ибо един Творец всея твари Бог, а не дьявол, которому ни над каким созданием власти нет, но от повреждения внутреннего, также от страха и мнения матернего во бремени, как тому есть примеры, чего испужается мать, такие знаки на дитяте бывают. Также когда ушибется или больна будет и прочее», – писал Петр Первый в своем указе.

В 1718 году Петр подписал еще один указ, в котором говорилось: «Ежели кто найдет в земле или в воде какие старые вещи, а именно: каменья необыкновенные, кости человеческие или скотские, рыбьи или птичьи, не такие, как у нас ныне есть, или и такие, да зело велики и малы перед обыкновенными, также какие старые надписи на каменьях, железе или меди…», посуду, оружие, – словом, все, что «зело старо и необыкновенно», велено было приносить. Со всех концов России присылались экспонаты: из Выборга овцу с двумя языками и двумя глазами с каждой стороны, из Тобольска – барашков, одного – с восемью ногами, другого – с тремя глазами.

Никакой радиации (кроме естественной) тогда не было, а уроды – животные и люди – рождались. Значит, не только Семипалатинск и Капустин Яр этому причина?

Среди привезенных в Уральск экспонатов животных с аномалиями – чучела лисицы и куницы с двумя головами одинакового размера. А также чучело двуглавого орла, у которого одна голова больше, другая меньше. И трогательная история: большая голова кормила маленькую! То есть, птица воспринимала свою меньшую головку как своего птенца и клала еду в ее клюв. Но прожил орел в неволе недолго.

С лисой, которая ласково названа «обжоркой», произошел такой эпизод. Повадилась рыжая курятники «чистить», и никак не могли ее поймать – и капканы ставили, и охотились, но хитрая (недаром же говорят, что две головы лучше, чем одна) все время ускользала. Но две головы ее и погубили. Однажды утром нашли возле разоренного курятника мертвую лису, и у нее оказалось две головы. При вскрытии установили и причину смерти: ртов у лисы было два, а пищевод и желудок – один. Вот он и не справился с тем, что она хватала двумя ртами.

Надо сказать, что на фоне заспиртованных человеческих уродиков чучела этих животных выглядят намного симпатичней.

В отличие от лисы-обжорки граф Апраксин, тот еще чревоугодник, однажды перевоспитался. Любил граф в обществе крепостных девок и выпить, и закусить за двоих-троих. Особенно любил жареную свинину. Однажды сосед решил сделать ему подарок – «привез очаровательного до ужаса поросенка и предложил зажарить его на обед». «Изрядно подвыпивший граф сразу протрезвел от увиденного – двое поросят с одной головой бегали по двору. Говорили, что после этого распутник и развратник граф Апраксин превратился в воспитанного и всеми уважаемого человека». (1837 г. )

В 1720-1724 годах Петр издает указы, в соответствии с которыми в Москву должны были присылаться древние рукописные книги. Кроме того, впервые на законодательном уровне решен вопрос о формировании и пополнении книжного библиотечного фонда.

Сотрудники Кунсткамеры в Санкт-Петербурге обижаются, когда посетители просят показать им знаменитых «уродов». Петровские «уроды в банках» действительно лишь небольшая часть экспозиции нынешнего четырёхэтажного Музея антропологии и этнографии, чьи коллекции имеют большое научное значение. Музей имеет около 20 научных отделов. Не выходя за стены музея, можно совершить путешествие из Африки в Японию, из Северной Америки в Индию, полюбоваться удивительными экспонатами.

Для того чтобы их собрать, отправлялись академические экспедиции. В середине XIX века в течение 10 лет собирал коллекцию на Аляске исследователь Русской Америки Вознесенский. В США ничего не сохранили по культуре индейцев, а в Петербургском музее антропологии хранится материал того времени, когда эти народы еще не покорили и не уничтожили американцы.

Почему посетители (в том числе иностранные) идут «на уродов», непонятно. Зрелище, прямо скажем, отвратительное и тошнотворное. Не зря Петр Первый приказал выдавать посетителям Кунсткамеры по чарке водки. Но при этом предупреждал: не пейте много, а то таких вот нарожаете…

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top