Уральск устал?

12 августа 2021
0
1603

Есть такое понятие – усталые города. Мне кажется, наш город устал. Старый Уральск устал сопротивляться сносу исторических зданий, энтузиасты устали с этим бороться, народ устал от невозможности что-то изменить. И тогда наступает безразличие. И у города, и у его жителей. Снесли памятник архитектуры – ну он же все равно разрушался. Вырубили и застроили все берега – а что мы можем сделать? Уничтожили сквер – да там все равно помойка была. Вырубают рощу – все равно сделают так, как хотят, нас никто не послушает. У людей растет ощущение того, что они ничего не решают и ничего изменить не в силах – все, что хотят, снесут, все, что хотят – вырубят и застроят.

Памятники архитектуры

Для общества такое безразличие – опасная тенденция.

Вот и директор фонда «Старый Уральскъ» Геннадий Мухин, когда я спросила его о том, что еще не потеряно из исторического наследия города, вздохнул: «Скоро ничего не останется, что толку писать…».

Сам Геннадий Леонидович постоянно обращается в соответствующие инстанции с письмами об опасности разрушения и необходимости сохранения того или иного объекта культурного наследия. Но в лучшем случае получает отписки о том, что у государства нет средств их содержать и реставрировать, что это задача собственников здания, что оно находится в аварийном состоянии или вообще не значится в реестре объектов культурного наследия.

Зданий, представляющих исторический, градостроительный и культурный интерес, но не имеющих статуса официальных памятников культуры, в Уральске много. Их сносят без проблем.

Но и охранная табличка на здании не спасет его от уничтожения, если кому-то понадобится земля под ним. Его просто выведут из реестра памятников, находящихся под охраной государства. Делается это просто – владелец нанимает «экспертов» и те выносят нужное заключение: кто платит, тот и музыку заказывает.

Так получилось с Пороховыми погребами – памятником военно-промышленной архитектуры XIX века. Под охрану их взяли еще в советские годы. Возможно, благодаря тому, что в Солдатских казармах, построенных рядом с Погребами в 1808-м году для местного гарнизона, отбывал наказание поэт-петрашевец Алексей Плещеев, польский демократ Сигизмунд Сераковский, а в 1850-м году несколько дней провел Тарас Шевченко, направлявшийся к месту ссылки в Ново-Петровский форт.

Все эти имена, пишет Николай Чесноков, можно найти в энциклопедиях, но не найдете в Уральске даже в музее. Кстати, Николай Григорьевич в свое время предлагал сделать в Пороховых погребах филиал областного музея – они оставались единственным свидетельством присутствия здесь когда-то солдатского гарнизона.

Покушаться на них начали давно – с тех пор, когда начал разрастаться рынок. Но тогда территорию расширили за счет Макаровской мельницы. Просто снести памятник промышленной архитектуры начала XX века, официально взятый под охрану государства, не получилось – пришлось взрывать. Акту вандализма даже не постарались придать хоть какое-то обоснование. Инспекция по охране культурного наследия привычно развела руками – мы ничего не знали. Возмущенные голоса краеведов остались без внимания. Осенью 2019-го года уничтожили паровую мельницу Овчинниковых-Ванюшиных.

С Пороховыми погребами так просто не получилось – краеведы отстаивали их несколько раз, хотя конечный результат остался тем же. Погреба признали аварийными. По закону собственник должен их и ремонтировать, если так – это не лишает объект статуса памятника архитектуры. Но на это у хозяина рынка денег нет. В феврале 2020-го года собрали комиссию, и тогда Геннадию Мухину удалось отстоять Погреба. Усыпив бдительность краеведов, через месяц собрали новую комиссию, Мухина уже не пригласили и тихой сапой лишили Пороховые погреба охранного статуса, развязали собственнику руки. Не успели разобрать развалины, как уже закипела стройка – на это у собственника деньги есть, на ремонт исторического здания – нет.

Директор музея листает каталог исторических зданий Уральска, перечисляет утерянное только в последние годы: комплекс Хладобоен, памятник жилой архитектуры первой половины XIX – усадьба Рассохиных, бывшие торговые ряды на Торговой улице, здание бывшей воскресной школы собора Александра Невского, усадьба купцов Агибалловых на Предтеченской площади.

– Скоро все останется только на этих фотографиях. Чем собираются привлекать в Уральск туристов?

… и природы

Так же легко, как лишают охранной грамоты старинные здания, захватывают природные территории. Водоохранная зона, пойма реки, земли лесного фонда? Зону можно сократить, статус – изменить. Огромные участки земли в лучших природных местах вокруг города продавали и продают до сих пор оптом и в розницу – в «Самале», на «Карьере», в парке, по берегам рек. Даже для того, чтобы построить набережную на реке Урал, акимату пришлось у частника выкупать кусочек берега. Естественно за сумму во много раз большую, чем она тому досталась. В таких случаях владельцы заламывают цену, капризничают – в другом месте землю не хочу. Однажды я видела, как «дышит» недавно засыпанный проданный берег Деркула. Землю и всякий мусор высыпали в пойму, на живые деревья, поросль, а они сопротивлялись, пытались выпрямиться. Так фашисты, бандеровцы закапывали в землю еще живых людей, и земля, рассказывают, какое-то время «дышала» – такая, конечно, несопоставимая ассоциация у меня возникла. А вы знаете, что каждый застроенный гектар поймы сокращает разлив реки на 80 тысяч кубометров?! Сколько гектаров поймы застроили за последние годы?

«Тайну за семью печатями», а в общем-то секрет полишинеля – кто распродавал и кому доставались лучшие куски городской земли в природоохранной зоне приоткрыл прибывший в Уральск в 2006-м году прокурор Лакпаев. Вот только и прокурор ничего не мог изменить: только начал раскручивать дела о незаконной продаже земель общего пользования и природоохранного значения, как его быстренько перевели в другую область.

В прошлом году стало известно, что Перевалочную рощу собираются перевести из земель лесного фонда в состав городских. Лишить ее статуса леса, как лишили статуса памятника те же Пороховые погреба. Недавно на сайте акимата появился уже третий вариант «освоения» рощи.

Первый предусматривал строительство дороги и жилого комплекса на левом берегу старицы. Потом в генплане появились санаторий, гостиница, ресторан, торговый центр. И вот теперь третий – через рощу до моста через Урал собираются возвести дамбу и дорогу. Да чего там собираются – вырубать просеку начали еще в прошлом году.

Слушания по переводу Перевалочной рощи из земель лесного хозяйства в городские намечены акиматом на 18 августа. Слушания обещали провести в режиме офлайн в ДК молодежи.

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top