Урал на грани гибели

11 октября 2018
0
1995

2017-й год выдался на Урале исключительно многоводным. Весеннего потопа, правда, не случилось: максимальный уровень половодья составил 588 см над нулём графика Уральского водомерного поста – близко к средним многолетним показателям. Однако летние и осенние горизонты почти на метр превышали привычные в эти периоды значения. Вопреки ожиданиям многих уральцев, прошлогодняя сказка не повторилась. Напротив, меженные горизонты 2018 года стали одними из самых низких за всё время наблюдений.

Эти летние дожди…

В прошлом году во многих частях бассейна Урала весной и в первой половине лета прошли обильные дожди. Как сообщили нам в управлении природных ресурсов и регулирования природопользования ЗКО, тогда Ириклинское водохранилище заполнили почти под завязку. Это позволило сбрасывать не обычные летом и осенью 15 кубометров в секунду, а 100-200 кубометров. Увеличился и сток самого многоводного притока Урала – Сакмары.

Похожая ситуация сложилась и в 2000 году. Тогда и половодье выдалось более обильным (724 см), и количество летних и осенних осадков во многих частях бассейна Урала, особенно в верховьях и бассейне Сакмары, значительно превысило норму. Водосбросы из Ириклинского водохранилища достигли 600 и более кубометров в секунду. В результате в августе в районе Уральска произошло феноменальное явление – водный горизонт начал повышаться.

Даже лодочники около Учужного затона сетовали: в это время махнёшь пару раз вёслами – и на другом берегу. А теперь приходится грести и грести… Речники загружали баржи на полную осадку. Вот такое летнее «половодье»…

В прежние времена на Урале довольно часто наблюдалось и половодье осеннее. Так его гидрологи называли без иронии: уровень поднимался над меженью на 30-40 см, а то и на метр. С начала 1990-х осенние подъёмы практически прекратились. Зато участились низкие половодья (300-400 см) и уровни в летний и осенний периоды – до 30, 20 и даже 8 см над нулём графика.

Многие специалисты связывают это с климатическими изменениями: мол, климат стал суше. Другие, напротив, полагают, что дело в периодически повторяющихся многоводных и маловодных периодах на Урале. Да, прежде они прослеживались. Например, после катастрофических наводнений 1970 (807 см) и 1971 (757 см) последовали маловодные годы. В начале 1980-х вновь наступил более многоводный период. Но о какой периодичности, цикличности можно говорить в нынешние времена? Что-то не видно многоводья!

Хватит заливать!

После потопов 1993 (804 см) и 1994 (853 см) годов многоводные вёсны на Урале случались всего трижды: в 2005 (778 см), 2011 (709 см) и 2017 (588 см) годах. Такие разливы разделяет шесть лет, но это, подчёркиваю, отдельные годы, а не периоды, нередко длительностью в десятилетие. Какая же это периодичность в её полноценном значении?!

Периоды, циклы на Урале давно нарушились. И природа здесь, за редким, может, исключением, ни при чём. Причина – сам человек. Ведь отлаженный природой механизм регулярного затопления поймы нарушился после заполнения в 1966 году Ириклинского водохранилища. Сегодня на Урале и реках его бассейна действуют больше десятка водохранилищ. На Сакмаре в Оренбургской области около села Абдулкаримово в 2004-м заполнено одно – Сакмарское, планируется сооружение ещё как минимум одного такого водоёма на главном притоке Урала.

А ведь большую продуктивность заливных лугов Урала подчёркивал в своей докторской диссертации ректор Уральского пединститута имени А.С. Пушкина в начале 80-х годов прошлого века Есенбай Агелеуов.

Затоптанные притоки

Но это, как говорится, полбеды. С развалом Советского Союза, особенно в «лихие» 90-е, бесконтрольное строительство на притоках Урала и их бассейнах дамб и запруд приняло лавинообразный характер. При этом начисто игнорировался печальный опыт Сырдарьи 1960-1970-х, где такая самодеятельность, а также неоправданно большой водозабор, привели к резкому обмелению реки, которая не стала доходить до усыхающего Аральского моря.

У нас не только настроили дамб, но и стали бесконтрольно пасти скот на уральских притоках. Таким способом затоптали верховья Утвы, которая сейчас впадает в Урал, в основном, весной, представляя в остальные времена года цепь зарастающих камышом плёсов. В Илеке воды больше, но где она? В Актюбинском и Каргалинском водохранилищах. Уральцы, бывающие в тех местах, диву даются: вторая Ирикла! Хорошо ещё, что Илек вообще доходит до Урала!

Жалко смотреть на некогда полноводные притоки Урала с живописными берегами, стекающие с Общего Сырта – Рубёжку, Ембулатовку и Быковку. До Урала они доходят, но нерациональное, неграмотное хозяйствование и экологические нарушения привели к обмелению этих водотоков. Они заиливаются, зарастают камышом, тальником.

Между тем, прежде такие опасные тенденции пресекались: в августе 1988 года Уральское пароходство по просьбе органов рыбоохраны расчистило и углубило Рубёжку на протяжении почти километра от устья. Старший электромеханик участвовавшего в этих работах плавкрана № 11 Александр Ермолаев рассказывал автору этих строк, что расчистка возродила приток Урала к жизни. На его берега вернулись рыбаки, а в районной газете местные жители выразили благодарность речникам.

– Приятно, что мы сделали доброе дело, – вспоминал Ермолаев, – но следовало продолжить начатое: расчищать Ембулатовку, Быковку, другие притоки, старицы и затоны… Все, с кем я разговаривал – местные жители, представители Приуральной районной рыбинспекции, конечно, мы, речники, – выступали «за», однако дальше Рубёжки дело не пошло…

Вот бы сегодня расчистить эти притоки! Но возможности нынешнего Уральского предприятия водных путей ограничены: дноуглубительной и дноочистительной техники не хватает, тут бы госзаказ по самому Уралу выполнить… Вместо конкретной работы по спасению его притоков, стекающих с Общего Сырта, происходит затаптывание их истоков скотом. Таким способом уничтожаются ручейки, формирующие реку, её исток постепенно перемещается всё выше и выше.

Когда кто-то из областных и республиканских ответственных лиц интересуется у местных начальников, откуда взялись плотины на ручьях и речках, подчас слышат «шутки»:

– А это не мы, а бобры!

Так с чего же после таких «художеств» взяться полноводному Уралу?!

«Ненасытная» Ирикла

Не так давно в Уральске в составе делегации из Оренбуржья побывал председатель комитета по собственности, природопользованию и строительству Законодательного собрания Оренбургской области, директор ФГБУ «Управление эксплуатации Ириклинского водохранилища» Аркадий Швецов. Он заметил, что теоретически можно спустить хоть весь его объём, но что будем делать, случись в 2019 году засуха? Резервный запас воды в водохранилище обязательно должен иметься!

В такой и без того тревожной обстановке главная задача – не допустить дальнейшее строительство водохранилищ на Урале и его притоках.

С конца 2015 года действует казахстанско-российское Соглашение по Уралу, наконец приступила к работе созданная в его рамках совместная комиссия. Как нас уверяют, это аналог межреспубликанского комитета по Уралу, достаточно эффективно работавшего в советское время. Хочется думать, что комиссия уделит этому вопросу должное внимание. Иначе Урал, лишённый подпитки из-за закупорки своих притоков дамбами, словно тромбами, погибнет, перестав доходить до Каспия, как Сырдарья до Аральского моря.

Фото автора и Ярослава Кулика

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top