Умереть нельзя, выжить

21 февраля 2019
0
905

«Рак излечим, если обратиться за помощью своевременно», – эту фразу по нескольку раз произнес, пожалуй, каждый врач областной онкологической больницы. Как и то, что медицина шагает вперед семимильными шагами, и тут есть все самое необходимое для борьбы с коварной болезнью – оборудование, способное творить чудеса, дорогие лекарства, а главное – врачи, грамотные, опытные и желающие помочь.

Сергей Вячеславович Думчев, врач-онкоморфолог, все свое рабочее время проводит в небольшом кабинете на четвертом этаже. На его рабочем столе микроскоп и стекло, препараты. Здесь фрагменты опухолей, природу которых необходимо определить. Расплющенную в один слой клетку, хранящую важную информацию, увидеть невооруженным глазом невозможно, срез в десять раз тоньше человеческого волоса. Он рассматривает их через оптический прибор.

Патологоанатомическое отделение – часть сложной системы, через которую проходят все те, кому поставлен диагноз. Это одно из самых ответственных отделений, хотя то же самое можно сказать и о других. Сюда поступает идентифицированный материал каждого больного, спутать который стало бы настоящим преступлением. Так что лаборанты в режиме максимальной сосредоточенности весь рабочий день.

Общий стаж Сергея Вячеславовича больше 20 лет, 15 из них в морге. За это время, признается, у него сформировалось особо уважительное отношение к смерти. По-другому, считает он, было бы неправильно. Она часть бытия, часть любой сущности, которая рано или поздно придет.

– Многие думают, патологоанатом занимается только вскрытием трупов. Неверное мнение. Если правильно, то онкоморфолог и есть патологоанатом, который на 99 процентов работает с живыми людьми, точнее занимается диагностикой прижизненных опухолей, после которой лечащие врачи назначают правильную терапию, – объясняет он.

Привыкший все делать исключительно точно, основательно и без торопливости, он и в разговоре не спешит. Словно мелом на доске выводит аккуратно каждое слово.

– Мы бойцы невидимого фронта. Никто не знает, кто мы, где находимся. Больным не до этого. Все просто ждут результаты анализа и молятся.

Молится за спасение больных и сам врач. В его кабинете над головой висит икона «Спас нерукотворный».

– А как же без веры бороться за жизнь? – удивляется он. – Так не получится.

В своем небольшом кабинете он, чей рост почти два метра, кажется еще больше. Хочется верить, что раковая клетка испугается гиганта и сдастся. Но это, конечно, фантазия.

Он рассказывает о работе, делится своими историями и объясняет, что и зачем лежит на его столе. За разговором «наблюдает» молодая женщина с красивой обнаженной грудью – картина в технике гобелен.

– Не просто так тут висит, – замечает врач. – Среди женщин на первом месте рак молочной железы. А здесь здоровая грудь, как и должно быть в природе.

В соседней лаборатории кипит работа. Увидев фотокорреспондента, женщины засуетились.

– Нужно было предупредить, мы бы приготовились, – смущаются они.

Сергей Вячеславович знакомит: Светлана, Гульнара и старший лаборант Асима. Объясняет, чем конкретно занимаются они.

– Смотрите – вот это блоки, – протягивает маленькие, похожие на флешки контейнеры. – В каждом, размером с семечко, материал, который мы изучаем. Даже когда результат готов, его не уничтожат, поместят в хранилище, где он будет находиться в течение 25 лет. В любой момент можно проследить динамику развития болезни или исцеления конкретного человека.

Аппарат «Микротом» исправно выполняет заданную программу, робот бесшумно и микроскопически точно разрезает материал на пластинки. Как было сказано выше, 10 раз тоньше волоса. «Микротом» состоит из подвижного столика, в котором закреплен объект, и микротомного ножа. Стоит недешево, но в больнице это не самое дорогое оборудование, есть стоимостью в несколько миллионов долларов.

Срезы бесцветные, рассмотреть ядро, вакуоль или цитоплазму в таком виде даже под микроскопом невозможно, поэтому лаборанты еще окрашивают материал, тогда можно будет досконально разглядеть клетку.

Опухоль – живая ткань, инородное тело, нарушающее все физиологические законы. Больные клетки теряют функцию к своевременной гибели, растут в геометрической прогрессии. При этом организм не успевает справляться, начинается метастазирование, с дальнейшей интоксикацией и последующей гибелью человека.

– Автоматы для гистологии – сложные комплексные приборы, предназначенные для фиксации, уплотнения и парафинирования тканей. Они значительно экономят время и создают дополнительный комфорт при выполнении исследовательских работ, – объясняют специалисты.

Еще одна комната. Здесь также стерильная чистота. Рядком стоят подписанные и пронумерованные пробирки, колбочки, банки, кастрюльки с бирками на крышках. Чтобы стало понятно, врач поочередно берет пузырьки, в которых, кажется, ничего нет, но нужно всмотреться. В этом помещении происходит «вырезка».

Он машинально поднимает крышку голубого восьмилитрового ведра, в котором, как оказывается, заформалинены ампутированные зараженные органы. Увидев ужас в наших глазах, тут же прикрывает емкость.

– Нужно понимать, насколько коварен и жесток рак, частичные операции делаются на первой стадии, – объясняет он. – Если форма запущена, ампутируют грудь, могут и две. Нужно кричать: женщины, ходите на маммографические обследования! Современная медицина может выявлять рак на нулевой стадии и сохранять орган. Для этого надо только своевременно диагностировать.

Руслан Тураханович Сайденов онкохирург-ординатор. В кабинете его застать сложно: он если не в операционной, то в какой-то из палат. Уверен, поправится пациент или нет, зависит и от настроения. Поэтому, к кому бы ни зашел, обязательно улыбается. И особенно рад, если пациент его встречает так же.

Увидев в дверном проходе лечащего врача, Виктор Владимирович встает, жмет крепкую руку хирурга.

– Как настроение? – спрашивает Руслан Тураханович. По его глазам видно, что динамикой он доволен.

– 10 дней назад этому 55-летнему мужчине сделали операцию, у него диагностировали рак желудка. Операция прошла успешно. Больной уже встает, ест и даже хочет прогуляться, – врач снова улыбается. – Это хорошо.

– Натура такая, – поддерживает разговор пациент, – не могу долго сидеть на месте.

Какими будут дальнейшие действия, врач еще не знает: все определит гистологический результат, который будет готов в течение ближайшего времени.

– Я обратился сначала в Оренбургский военный госпиталь, мне там сразу поставили диагноз, – вспоминает Виктор. – Это не был удар. Сильного шока я не испытал, хотя, конечно, разволновался. Но, собравшись, решил – нужно лечиться. Приехал сюда. Если честно, сомневался, всегда ведь кажется, что где-то «там» все лучше. Тем более, увидев молодого хирурга. Потом понял, зря нервничал. У меня отличный врач, я чувствую его силу, его знания.

Руслан Тураханович объясняет, что настрой – половина дела. Но очень важная половина.

Что стало причиной заболевания, Виктор для себя определил. Он очень много курил, боится даже называть сколько. Но на догадку – около двух пачек в день, улыбается. По профессии водитель, а это значит, были нарушения и в питании – перекусы, сухомятка.

Сегодня у хирурга операций нет, такой день скорее всего исключение из правил. Обычно запланировано несколько операций. Сегодня после обеда назначен медицинский совет, на котором подведут итоги прошлому году, проводится он в феврале. В последний день зимы больница объявляет о Дне открытых дверей. Прийти на консультацию может каждый желающий.

– Каким был год? – врач на секунду задумывается. – Таким же как обычно. Заболевших больше, но за счет выявляемости болезни на раннем этапе. Обратился человек вовремя, сделаем операцию, и будет жить.

Здесь нам рассказывали, теоретически каждый человек обречен умереть от рака, просто не все до этого доживают. Кто-то умирает от инфаркта, кто-то от инсульта или какой-то другой патологии. Механизм старения построен так, что нормальные клетки превращаются в раковые. При этом каждая опухоль принципиально отличается от раковой опухоли другого человека, как отпечатки пальцев.

В Казахстане наиболее распространены следующие виды онкологических заболеваний: рак молочной железы, шейки матки, ободочной и прямой кишки, пищевода и желудка, рак предстательной железы. В 2018 году от рака молочной железы погибло 315 женщин, 754 скончались от рака легких, 202 от рака поджелудочной железы.

– Не нужно откладывать обследование на потом. Не нужно бояться, лучше обратиться раньше и защитить себя от страшных последствий, ведь на ранней стадии эта болезнь успешно лечится, – уверяет хирург.

Надежда Дмитриевна потихоньку идет на поправку. Она еще в начале пути и сдаваться не собирается. За ней ухаживают две дочери, и это ее подбадривает. Сегодня очередь Ирины. Они с мамой прогуливаются по пустому коридору больницы.

Увидев Руслана Турахановича, пациентка оживает и улыбается. Нам о нем рассказывает с нескрываемой нежностью в голосе. В уголках глаз притаились слезинки.

– Это мой любимый лечащий врач, – говорит пациентка. – Я ему очень благодарна. Меня прооперировал другой доктор Тайман Тлеугалиевич Аманов, не менее талантливый, а лечит Руслан Тураханович. Обычно он держит мои ладони в своих руках, а сейчас я их взяла и прижимаю, чтобы вы поняли, какой великий он человек. Они здесь все очень внимательные. Тайман Тлеугалиевич подходит, спрашивает: «Ну, как вы, моя родная?». Меня эти слова греют и помогают выздоравливать.

– Через прикосновение рук мы делимся с пациентами своей энергетикой и силой, главное, чтобы они скорее выздоравливали, – улыбается Руслан Тураханович.

Уже у себя в кабинете он снова объяснял, что рак не проказа, не заразен, его можно предупредить и лечить. Ведь некоторые родственники, пряча глаза, спрашивают, рискуют ли они, общаясь с больным.

– Пока мы не станем относиться к раку именно как к болезни, наверное, проблема запущенности будет актуальна, – делает вывод он. – Когда мы осознаем масштаб проблемы, мы понимаем, как ее выявить и предотвратить. Это одно. Но когда народ просто предпочитает не думать и замалчивать, это не приведет ни к чему хорошему. Некоторые и вовсе не видят первых симптомов. А потом онкологи пытаются лечить болезни на 3-4 стадии. Конечно, чудо всегда возможно, но на ранних стадиях, первой или второй, его вероятность значительно выше. Возвращаясь к страхам, я часто сталкиваюсь с тем, что многие просто психологически даже не могут произнести это слово – «рак». Они не могут подумать о том, что сами должны знать о своей болезни. Между тем, если взять цифры, за последние годы у нас довольно хороший показатель лечения. Однако если онкология изначально развилась, то стоит понимать, что здесь сложилось много факторов: окружающая среда, вредные привычки, продукты, о вреде которых все знают, но не отказываются.

Конечно, предположить, что будет в будущем, невозможно, но в силах каждого сделать так, чтобы болезнь вовсе не возникла. Для этого не надо даже никаких суперусилий. Возьмем, к примеру, рак легкого (лидирует среди причин смертности у мужчин) или опухоли головы и шеи, самые главные провоцирующие факторы здесь курение и злоупотребление алкоголем. Просто бросьте курить, пересмотрите свое отношение к спиртным напиткам и вы уже сделаете первый шаг.

Что касается женщин, у них лидирует рак шейки матки и молочных желез. Рак шейки матки – это распространенное заболевание среди молодых. Почему? Потому что причина кроется в инфицировании определенными штаммами ВПЧ (вируса папилломы человека), типов этого вируса много, но угрозу несут только определенные. И заражение как раз происходит половым путем. Раньше мы очень мало знали об этом вирусе и больше все боялись венерических заболеваний, сейчас же ситуация изменилась. ВПЧ может жить в организме годами, а потом провоцировать рак. Для развития ему нужно 4-5 лет, и мы в состоянии его предотвратить. Сегодня проводится вакцинация, которая позволяет защитить женщин, но прививку можно сделать девочкам только до 12 лет. Однако необходимо отказаться от неразборчивых сексуальных связей.

Значительную роль в профилактике заболеваний играет скрининг. Он на первом месте в борьбе с раком. Болезнь лучше предупредить, чем лечить.

Но людей приходится уговаривать и буквально зазывать на обследование.

Согласно статистике, на четвертой стадии рака после лечения выживает всего 12 процентов пациентов. При опухолях на третьей стадии уже 56. На второй – еще на 20 процентов больше. Если рак обнаружили на первой стадии, выживают практически все пациенты. Тут важно не опоздать. Условия для скрининга созданы в каждой поликлинике как в городе, так и в районе. Предусмотрена отдельная регистратура, кабинет доврачебного приема.

В 2019 году на прохождение профилактических скринингов в Казахстане выделено 4,3 млрд. тенге, в области – 170 млн. тенге.

В рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи можно бесплатно пройти следующие скрининги: маммография молочных желез для женщин в возрасте от 40 до 70 лет, рака шейки матки для женщин от 30 до 70 лет; скрининг для выявления рака толстой и прямой кишки для мужчин и женщин в возрасте от 50 до 70 лет.

В области на диспансерном учете, включая детей до 14 лет, состоят 7316 больных, из них впервые установлен диагноз у 1393 пациентов. Онкологическим заболеванием трахеи, бронхов, легкого в нашей области болеют 246 человек, молочной железы – 1 606.

(Окончание следует)

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top