Уходят наши ветераны…

29 апреля 2021
0
275

Вот и еще один солдат Великой Отечественной пополнил Бессмертный полк. Умер Хамза Абдрахманович Сафин, оборвалась еще одна живая связь с тем героическим временем. А он до последних дней держал эту связь – стойко, мужественно, по-солдатски. Невзирая на возраст, болезни, а порой и равнодушие слушателей, ходил на разные мероприятия, встречался со студентами, школьниками, рассказывал молодежи о том, какой ценой досталась Победа их отцам, дедам и прадедам. Завещал – не забывать.

Последние несколько лет мы часто разговаривали с ним по телефону. Он как будто торопился рассказать и высказать все, что хранилось в памяти и лежало на душе – о тех, с кем коротал время в землянках и госпиталях, с кем шел в атаку, о тех, кто падал рядом… Говорил искренне, порой не щадя себя.

Почему рвался на фронт добровольцем в неполные семнадцать лет?

«Ну, мы же думали, что все будет, как в фильме «Чапаев» – шашками помахаем и победим», – отвечал Хамза Абдрахманович.

В 1942-м году настырного электромеханика с овчинно-шубного завода, доставшего военкомат своими просьбами отправить на фронт, вызвали в горком комсомола и предложили сначала пройти обучение в пехотном училище. Через полгода в мае 1943-го Хамзу вместе с такими же юными курсантами отправили на фронт. Май выдался жарким, они вылезли на крышу вагона, их обдувал ветер, вокруг простирались поля, над головой чистое небо. Когда в этом небе появились самолеты, они решили – свои, ведь до фронта еще далеко. Машинист сделал все, что мог – дал протяжный гудок, стал тормозить и выпустил клубы дыма. Дым – ненадежная защита от пулеметов, но мальчишки посыпались с крыш и из вагонов. Потом грузили убитых и раненых. Этого он не мог забыть никогда.

Хамза Абдрахманович очень переживал, когда на Украине случился майдан, когда там стали маршировать с портретами Бандеры под фашистскими знаменами со свастикой. Ведь эту землю он освобождал от фашистов в 1943-м!

«Все эти названия – Донецк, Горловка, Дебальцево – мне знакомы», – говорил он.

Еще бы. При освобождении украинских сел дважды был ранен и отправлен в госпиталь в Луганск. Там отметил свое восемнадцатилетие. Достали четверть самогона и напились всей палатой.

Не раз вспоминал Сафин, что не делились на фронте на национальности, а в бой комбаты поднимали словами: «Вперед, славяне!».

После второго ранения Сафина хотели комиссовать, но он упросил врачей снова отправить его на фронт. Дивизия, в которой воевал Хамза Сафин, освобождала Прибалтику, концлагерь «Саласпилс». В этом лагере, расположенном в Латвии, кроме сотен тысяч пленных красноармейцев, евреев, мирных жителей, убивали и мучили детей. Из маленьких узников концлагеря гитлеровцы сделали живой «банк крови» – до последнего выкачивали из них кровь для раненых солдат вермахта. Отступая, фашисты уничтожали следы своих преступлений – добивали последних, оставшихся в живых узников, сжигали бараки и газовые камеры. Но полностью уничтожить не успели. Среди тех советских солдат, которые освобождали этот страшный концлагерь, был и Хамза Сафин. Он вспоминал, какое испытал потрясение, когда увидел детские башмачки и тюки с человеческими волосами. Но больше всего его поразили живые скелеты, которые буквально выползали из каких-то щелей.

«Нам запретили прикасаться к ним, чтобы не заразиться, но они кидались к нам, падали на колени и целовали наши сапоги», – вспоминал Хамза Абдрахманович.

Накануне 1945-го года он едва не погиб от кинжала эсэсовца. Немцы справляли свое католическое рождество, был слышно, как они пели и играли на губных гармошках. Решили использовать этот момент – взять языка. Потихоньку приблизились, и неожиданно Хамза нос к носу столкнулся с огромным фрицем. Тот замахнулся ножом, Хамза схватился за этот нож и вспомнил простейший прием, которому научили разведчики: коленом в пах. Когда немец согнулся – добил его штыком. Первый раз он убил человека вот так – лицом к лицу. И всю жизнь помнил это. Особенно почему-то запах, который шел от немца: смесь алкоголя, одеколона и – страха.

Последнее ранение Хамза Сафин получил после форсирования реки Неман в Литве. В бой вступил мокрым до нитки, но холода не чувствовал. А Победу встретил в госпитале.

После войны он столько построил в нашей области домов, больниц, клубов, детских садиков, столько посадил деревьев, что хватит на всех, кто не вернулся с той войны. Трудовой стаж фронтовика Сафина – 66 лет. К боевым наградам – медали «За отвагу», ордену Красной Звезды добавился «Знак Почета», «Парасат», множество медалей.

«Мне всегда помогала твердая вера: трудности, лишения временны. Своих заслуг не преувеличиваю: я один из многих, кто делал историю страны. Я искренне верил в идеалы. На войне, ставши кандидатом в члены КПСС, считаю: в партии подавляющее большинство честных, трудолюбивых, самоотверженных. Они от одного общеполезного дела переходили к другому. Такие люди меня окружали. Был с ними. Строил с ними. Застроил пустыри города, сменил мазанки на дома – все с ними! И оттого счастлив», – так писал он в своих воспоминаниях.

После окончания Великой Отечественной войны выросло не одно новое поколение. Как сохранить свет благодарной памяти у него своим предкам – тем, кто бился с врагом на фронте, трудился в тылу, страдал в фашистских концлагерях? Уходят последние наши ветераны. Кто теперь расскажет, как смогли выстоять и победить?

В последние годы Хамза Абдрахманович Сафин все свои силы отдавал тому, чтобы оставить в потомках живую память о священной войне, которую вел народ с абсолютным злом под названием «фашизм». Последнее, о чем он просил – не забывать об этом, помнить о великих жертвах, который вознес народ на алтарь Победы, чтить героев Великой Отечественной войны.

Мы не забудем. Мы помним. Мы гордимся. Мы передадим эту память и эту гордость потомкам.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top