Убили друга

23 мая 2019
0
649

В редакцию обратилась молодая женщина.
Голос дрожит, в руках фотографии:
– У меня убили собаку, – чуть не плача, проговорила она. – Это сделали специалисты ветеринарной службы. Я точно знаю, потому что видела. Зашли во двор, пристрелили Дашу (так звали собаку – прим. автора) погрузили ее в машину и резко дали по газам.

Аня Никитина раскладывает на столе несколько снимков и копию заявления в полицию. Бездействовать она не собирается: у нее убили друга. Пара фотографий, единственные доказательства, которые она собирается предъявить. На одной – смертоносный дротик с остатками яда, на другой – мокрое пятно на асфальте. По всей видимости, сразу после того как отрава стала действовать, собака испражнилась. Стрелки, взяв ее за лапы, потащили к машине. Об этом говорит оставленный мокрый след, ведущий к воротам.

– Я, когда выскочила из дома, заметила, что ошейник Даши валяется на земле расстегнутым, – говорит Аня. – Увидела только машину ветеринарной станции, ее я знаю. Сообразила сразу, что нужно сделать фотографии, чтобы хоть какое-то доказательство было на руках.

Даша была маленькой безобидной дворняжкой, ласковой и игривой. В семье Никитиных живет с пяти месяцев. Именно она звонким лаем оповещала домашних о том, что во двор вошел посторонний. Не кусалась, не кидалась на нежданного гостя, просто громко лаяла. Как только кто-то выходил из дома, тут же умолкала, довольно виляла хвостом и заглядывала в глаза хозяевам, вроде бы спрашивала: ну, как я? И ее хвалили, гладили по голове, давали что-нибудь вкусное. На улицу выходить не любила, словно чувствовала, могут обидеть.

– Щенком пришла к нам, с тех пор так и осталась, – рассказывает Аня. – Говорят, животные не понимают, – неправда. Дашка все понимала. Она была очень хорошая мать. У нее остался щенок, которого она кормила. Выживет ли он без материнского молока?

Сразу после убийства позвонили в полицию. Участковый приехал сразу, взял заявление о совершении уголовного правонарушения, а уже через пару часов на мобильный телефон расстроенной хозяйки пришло сообщение, в котором сообщалось, что ей отказано в возбуждении уголовного дела.

– Понять сотрудников полиции можно, они и без этого заняты, но совершено преступление, – возмущенно говорит Аня. – Во-первых, без разрешения проникли на мою территорию, во-вторых, убили собаку, а выражаясь юридическим языком – уничтожили мое имущество, потому что, как бы это кощунственно ни звучало, собака является личным имуществом хозяина. Я обратилась в прокуратуру, где мне посоветовали написать заявление в УСБ, чтобы там провели служебное расследование. Если уж откажут, заявление примут в прокуратуре.

– Это отнюдь не единичный случай, – рассказывает руководитель общественного объединения по защите животных «Доброе сердце» Елена Иноземцева. – Нам постоянно поступает подобная информация. Сотрудники ветстанции действительно заходят во двор, убивают животных и забирают. Зачем? Я знаю, что раньше оплата их работы была сдельная, за каждую голову получали деньги, возможно, и теперь так. Но отговорка у них железобетонная: докажите!

Вопиющий случай произошел зимой в поселке Желаево. Нам позвонила женщина, во двор которой вошли такие же стрелки и на глазах детей убили собачку. Она бегала от них, пряталась, но пристрелить им ее все равно удалось. Хозяйка вышла из дома, в этот момент они уже закидывали труп в будку. После чего спокойно сели и уехали. Она даже не успела прийти в себя. Дети плакали, долго не могли отойти от увиденного. Тяжело перенесли гибель собаки и дети Ани.

Как выясняется, за жестокое обращение с животными к ответственности привлечь сложно. Именно поэтому безнаказанно собак и кошек убивают во дворах их же домов. Впрочем, в Уголовном кодексе РК существует статья 276, предусматривающая наказание за жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних. За это грозит штраф в размере от ста до двухсот месячных расчетных показателей (МРП), либо исправительные работы на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до одного года.

То же деяние, совершенное группой лиц, или группой лиц по предварительному сговору, или организованной группой, или неоднократно, наказывается штрафом в размере от пятисот до восьмисот месячных расчетных показателей либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет.

Однако на практике подобные преступления часто никак не наказываются.

Аня первый раз называет свою убитую собаку имуществом. Для нее она была членом семьи – добрым, отзывчивым, верным. Но чтобы наказать виновных в рамках правового поля, готова называть Дашу и так. В ее телефоне фотографии погибшего друга, за убийство которого возможно кто-нибудь все-таки понесет наказание.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top