Убийство в заброшенном доме

5 мая 2016
0
1989

Аварийные дома, оставшиеся на какое-то время заброшенными, часто становятся прибежищем бомжей, алкоголиков, наркоманов, бродяг. Там они пьют, спят, ругаются, дерутся, а зачастую и умирают – от плохого алкоголя, от болезней, от холода и голода. А нередко погибают от побоев в результате каких-то своих разборок или агрессии тех, кто сильнее, кто считает, что жизнь таких людей ничего не стоит и убивать их можно безнаказанно. Эти дома стороной обходят не только местные жители, но и участковые. И «скорая помощь» туда не приедет. Десятого октября прошлого года в одном таком заброшенном доме на улице Петровского произошло убийство.

Двое мужчин неопрятного вида топтались на улице и просили редких прохожих вызвать «скорую»: их товарищу совсем плохо. Время было позднее, мужчины казались подозрительными, и люди от них шарахались. Наконец какой-то парень со своего телефона позвонил и вызвал «скорую»: у неопрятных людей был адрес, где находится тот, кому «очень плохо» – Петровского, 108.

Жамбыл и Тлеккабул, а это были они – лица без определенного места жительства – успокоенные вернулись в свое логово, подошли к лежащему на матрасе товарищу и поняли, что «скорая» не понадобится, Жангали был мертв.

Шерше ля фам

У всех участников этой трагедии день десятого октября 2015 года начинался совсем неплохо.

Жамбыл, Жангали, Тлеккабул и Ержан, по разным причинам оказавшиеся теми, кого называют бомжами, встали рано: очень хотелось похмелиться, да и ночи уже стали холодными, хотелось размяться и согреться. Вчетвером они пошли собирать бутылки, ходили долго, но «урожай» оказался неплохим: хватило на пару пузырей «Белой лозы». Выпили вино, разделив по-честному, и пошли «домой» спать.

Примерно в это же время таксист Виктор Кузельников пришел к своей знакомой Светлане, они выпивали, закусывали, в общем,  проводили время с удовольствием. И тут Светлана начала ему жаловаться на то, что в августе ее избили мужчины, которые проживают неподалеку в заброшенном доме. И назвала их имена – Мурат и Жангали.

Чего эту Светлану занесло в бомжатник, где ее избили? Оказывается, она искала там своего сожителя Рустама. Рустам еще в июле ушел из дома и жил в этом бомжатнике. Но когда Светлана туда пришла и спросила, где он, незнакомый ей мужчина ответил, что никакого Рустама здесь нет, схватил ее за волосы и избил. А знакомый ей Жангали лежал в это время на своем тряпье и за нее не вступился. «Я с ними поговорю», – сказал Виктор и отправился в вышеупомянутый дом. Светлана указывала дорогу.

Много ли бомжу нужно?

Тлеккабул и Жангали мирно спали на одном матрасе, когда в «их» дом через оконный проем влез мужчина с палкой в руках. Это был Виктор. На этом все хорошее в этот день для несчастных бомжей кончилось. Сладкий сон мигом слетел с Тлеккабула, когда нарушивший их покой мужчина обрушил на него удары палкой. Жангали в это время еще не проснулся, но именно он – обидчик женщины – был главной целью. Мужчина и женщина разбудили его пинками, а потом Виктор обрушил на голову несчастного палку. При этом спрашивал, за что он избил женщину, на что Жангали отвечал, что не помнит, бил ли он вообще кого-то, пьяный был.

Тлеккабул пытался защитить приятеля, но, получив несколько ударов в грудь, отступил. Кузельников еще раз ударил, Жангали упал и потерял сознание. Прежде чем уйти, они со Светланой подошли, наклонились к лежащему, прислушались: дышит ли? И услышав тяжелое дыхание, успокоились – жив. И ушли.

А Тлеккабул с Жамбылом, как могли, пытались помочь приятелю, привести его в чувство. А что они могли сделать? Вымыли ему лицо холодной водой, но он в сознание не приходил. Тогда они отправились на улицу вызывать «скорую». Но даже если бы она приехала, то ничем бы уже не помогла.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, причиной смерти потерпевшего явилась закрытая черепно-мозговая травма, в результате которой произошли кровоизлияния под оболочки мозга, в мягкие ткани головного мозга, ушиб и отек головного мозга.

Убитый оказался отцом пятерых детей. За год до этой трагедии жена с ним развелась: Жангали нигде не работал и пил. Похоронили его в поселке, откуда он был родом.

На суде вдова просила суд наказать виновного по всей строгости закона и взыскать с него в ее пользу 500 тысяч тенге в качестве компенсации морального вреда.

Под личными неимущественными правами и благами, нарушение или умаление которых может повлечь причинение потерпевшему морального вреда, следует понимать принадлежащие гражданину от рождения блага, или в силу закона права, которые неразрывно связаны с его личностью. К благам, принадлежащим человеку от рождения, относятся в том числе жизнь и здоровье человека.

Кузельников свою вину признал полностью, на суде говорил, что раскаивается в содеянном.

Действия подсудимого суд квалифицировал по ст. 106 ч.3 УК РК: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего. Признак «из хулиганских побуждений» был исключен из обвинения, так как Кузельников направился в заброшенный дом с конкретной целью «разобраться» с обидчиками своей знакомой, что свидетельствует об отсутствии в его действиях «хулиганских побуждений».

К смягчающим вину обстоятельствам суд отнес признание вины и раскаяние подсудимого, к отягчающим – совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения.

Виктора Кузельникова суд приговорил к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Гражданский иск вдовы потерпевшего о взыскании морального вреда в размере 500 тысяч тенге был отклонен.

Под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, испытываемые гражданином в результате противоправного нарушения, умаления или лишения принадлежащих ему личных неимущественных прав и благ.

Под нравственными страданиями, как эмоционально-волевыми переживаниями человека, следует понимать испытываемые им чувства унижения, раздражения, подавленности, гнева, стыда, отчаяния, ущербности, состояния дискомфорта и т.д. Это чувство может быть вызвано, например, противоправным посягательством на жизнь и здоровье как самого потерпевшего, так и его близких родственников.

Но так как брак с потерпевшим был расторгнут, он со своей семьей на момент смерти не проживал, то и близким родственником бывшей жене не являлся. В связи с этим суд пришел к выводу, что оснований для взыскания морального ущерба в пользу бывшей жены убитого не имеется.

Вещественные доказательства (перечисляются вещи убитого, а также орудие убийства – деревянная палка) – уничтожить. Куртка, трико, рубашка и т. д. – это все, что оставил в конце своего жизненного пути бомж Жангали. Вещи убийцы переданы его матери. Так положено. Но есть в этом какой-то страшный смысл: что такие люди оставляют после себя? Один – ничего, кроме грязного барахла, которое уничтожат. Другой, по эту сторону колючей проволоки, – горе матери и свою сломанную судьбу. И все это – из-за алкоголя, который одного сделал бомжом, а другого, по пьянке поддавшегося подначкам сожительницы, толкнул на преступление. Одно наверняка понял теперь осужденный: никто не имеет права посягать на жизнь другого человека. Даже если это жизнь бездомного изгоя общества.

Гульнара Гимаутдинова,
судья городского суда ЗКО
Наталья Смирнова

(Имена и фамилии фигурантов
изменены по этическим причинам)

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top