У воды без воды?

15 марта 2018
0
295

Недавно встретил одного своего давнего знакомого – заядлого садовода и рыбака. «Весна на носу. Каким будет половодье на Урале? Наверняка опять ниже нормы! – предположил мой собеседник. – Вот читал в вашей газете материалы об Ириклинском водохранилище с фотографиями морского прибоя, яхт и карт этого водоёма с морской топонимикой. Около Ириклинской ГЭС глубина Урала 40 метров – уму непостижимо! А мы тут барахтаемся в какой-то луже… Пора и нам, казахстанцам, обзавестись своей Ириклой. Надо создать такой же водоём в нашей области. России, выходит, можно его иметь, а мы чем хуже?!».

Планов громадьё

Казалось, над такой, на первый взгляд, чисто эмоциональной реакцией можно посмеяться: идея сооружения на территории Приуралья Галицинского (Рубёжинского) водохранилища длиной 180 км и средней глубиной 3-4 метра учёные отвергли ещё в 70-х годах прошлого века. В таком обширном мелководье вода будет «цвести», а рыба попросту летом «сварится». И так далее. Но так ли уж простоват и «некомпетентен» мой собеседник?

Проблема нехватки и неравномерного распределения водных ресурсов волновала человечество давно. Особую остроту она приобрела ещё в древности с развитием орошаемого земледелия, а в ХХ столетии – судоходства и гидроэнергетики. Строительство плотин, каналов, водохранилищ стало нормой, в том числе и на трансграничных реках.

Дунай, Урал, Или и другие крупные речные артерии протекают по территории нескольких государств, между которыми нередко обостряются противоречия по вопросам их использования. Беда в том, что уроки прошлого, опыт крупных гидропроектов и строек сегодня практически не учитывается. В этом плане большой интерес представляют гидропроекты, разработанные в рамках программы так называемых великих строек коммунизма, активная реализация которой началась в конце 40-х – начале 50-х годов.

Согласно программе, планировалось создание семи крупных гидротехнических узлов, состоящих каждый из плотины, гидроэлектростанции, судоходного шлюза и других сооружений. Один из таких узлов предполагалось построить севернее Сталинграда (ныне – Волгоград).

Тогдашний президент Академии наук Казахской ССР академик К. Сатпаев писал по этому поводу:
«Строительство Куйбышевской и Сталинградской гидроэлектростанций, Главного Туркменского канала, Каховской ГЭС на Днепре, Южно-Украинского и Северо-Крымского каналов по грандиозности и масштабам планового преобразования природы превосходит всё, что знала история человечества… Строительство Сталинградской гидроэлектростанции и Сталинградского магистрального канала имеет особое значение для народного хозяйства Казахской ССР. С помощью этих гигантских сооружений намечается обводнить обширные пустынные степи Прикаспийской низменности, в большей своей части расположенные в пределах Западно-Казахстанской и Гурьевской областей».

Речь шла о переустройстве всего народного хозяйства огромной территории площадью в 21 миллион гектаров. Всего через пять лет её должны были обводнить волжские воды благодаря мощному Сталинградскому магистральному каналу длиной 1200 км.

Однако такой канал в полном объёме построить не удалось в силу финансовых и ряда других причин. Много лет спустя, в 1974 году началось строительство ещё более грандиозного сооружения – судоходно-оросительного канала Волга-Урал. Но и его вскоре свернули не только по финансовым, но и по экологическим соображениям: дно канала предполагалось облицевать плитами только на некоторых участках, из-за чего могла возникнуть эрозия (засоление) почв.

Любопытно, что южнее Саратова предполагалось начать канал, который бы заканчивался в 50-60 км к югу от Уральска. Неизвестно, правда, назначение канала: по-видимому, он должен быть оросительно-обводнительным. Во всяком случае, никаких упоминаний о строительстве судоходного канала между Волгой и Уралом в прессе и на официальном уровне в 50-х годах не делалось.

Зато совершенно точно известно: на месте Камыш-Самарских озёр, в которые впадают реки Большой и Малый Узени, планировалось создать гигантский водоём, размером с Ладожское озеро! Об этом, кстати, упоминает и К. Сатпаев. Наполнять высыхавшие тогда Камыш-Самарские озёра как раз и должны были Сталинградский и Саратовский каналы. Саратовский канал, правда, в усечённом виде, не доходящий до Урала, сейчас действует. Во многом благодаря ему Узени и Камыш-Самарские озёра не пересохли.

В годы реализации планов покорения природы, тем не менее, вопрос о зарегулировании Урала поднимался только в плане создания одного-двух водохранилищ (небольшие по объёму Верхне-Уральское и Магнитогорское начали действовать ещё в конце 30-х годов). Подчёркиваю: в верховьях! Тогда проектанты и даже далёкие от науки люди понимали, что Урал в его среднем и нижнем течении надо оставить нетронутым. Здесь необходимо сохранить нерестилища рыб ценных пород и не уродовать местный ландшафт искусственными водоёмами.

Дарьинская Венеция

После авантюрных экспериментов Никиты Хрущёва с экономикой пришла эпоха брежневской стабильности. Экономические реформы А. Косыгина – Е. Либермана дали ощутимый толчок развитию промышленности и сельского хозяйства, для которого потребовалось большое количество воды.

Коснулась эта проблема и бассейна Урала. В 1966 году началось заполнение Ириклинского водохранилища, а у некоторых хозяйственников Уральской и Гурьевской областей возникает идея пойти ещё дальше – создать вторую Ириклу. И вот об этом же сегодня начинают думать некоторые жители Уральска: мол, жаль, что в советское время на волне мощного гидростроительства, на которое выделялись огромные средства, не соорудили Галицинское водохранилище. Область смогла бы развивать свою экономику, не испытывая дефицита воды. На «Уральском море» можно было бы создать целую индустрию культурного отдыха. А какое раздолье рыбакам! И дальше в том же духе…

Всё это хорошо, но ведь и минусов тоже немало. Огромные площади сельхозземель и населённые пункты уйдут под воду. Не будет Январцево, Рубёжки, Дарьинского. Можно ли такое представить? Придётся переселять массу людей. А что делать с Карачаганакским месторождением? Его не передвинешь! Обнести дамбой? Но она должна быть высотой с трёхэтажный дом… Какой в этом смысл? Грунтовые воды всё равно будут выходить.

Если Ириклинское водохранилище находится в горах, то здесь степь. Водоём будет напоминать огромное блюдце, в котором вода практически не перемешивается, не насыщается кислородом, летом она «цветёт», как в Цимлянском водохранилище на Дону. Обилие донных отложений, заиливание, появление водорослей, камыша ускорит превращение Галицинского водохранилища в водоём озерного типа объёмом 4-5 кубических километров, то есть больше Ириклы.

Ниже плотины, которую предполагается построить ниже Рубёжки, Урал будет напоминать Чаган или Деркул в их естественном состоянии (без подпора Чаганской плотины). В таком виде он понесёт свои жалкие «водные ресурсы» к Каспию, с судоходством и рыболовством на реке будет покончено.

Без имитации и профанации

Можно и дальше описывать ужасные последствия создания степного моря выше Уральска. Выходит, ошибается наш заядлый садовод и рыбак со своей теорией «второй Ириклы»? Вот кто-то из экологов довольно потирает руки: громить надо в СМИ таких «теоретиков», хватит уродовать седой Урал!

И всё-таки садовод и рыбак по-своему прав, ведь ситуация обострилась: дефицит воды в области нарастает. Мы, казахстанцы, ничуть не хуже наших оренбургских соседей и тоже хотим жить хорошо, не испытывая проблем с водой. Необходимо от слов перейти к делу, наладить взаимодействие с оренбуржцами в рамках наконец-то подписанного в 2015 году казахстанско-российского Соглашения по Уралу.

Не допустить дальнейшее зарегулирование главного притока Урала – Сакмары (одно водохранилище здесь уже действует с 2004 года). Возродить существовавший во времена Советского Союза комитет спасения Урала, придать ему статус межгосударственного. Договориться о совместном использовании его водных ресурсов. Принять законы «О реке Урал» – и Казахстану, и России. Необходимо создать надёжную организационно-правовую основу для совместной работы. Только тогда станет возможным спасение Урала от катастрофы. Сейчас, за редким исключением, идёт имитация такой работы.

Синдром второй Ириклы – закономерная реакция простых людей на такую имитацию, на прогрессирующее обмеление Урала. Не надо смеяться над ними. А куча ошибок, пустопорожних обещаний ответственных лиц о спасении Урала – разве это не смешно?

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top