У сильного всегда бессильный виноват

9 июля 2020
0
617

400 молодых людей этим летом будут заняты на строительстве социальных объектов во всех уголках ЗКО. Таким образом местные власти хотят решить проблему временного трудоустройства студентов на время каникул. Если еще год назад ребята могли подрабатывать официантами в кафе и ресторанах, карантин лишил многих из них этой возможности.

Иллюстративное фото

 

«Тому в истории мы тьму примеров слышим…» – писал Крылов в басне «Волк и ягненок» двести с лишним лет назад. Ягненок из басни в жаркий день зашел к ручью напиться. А там рыскал голодный Волк. Мало того, что он хотел Ягненка съесть, ему еще надо было внушить Ягненку, что тот сам в этом виноват – воду мутит, пьет не там. Ну, подвести под это свое злодеяние правовую базу, так сказать. Ягненок пытался оправдаться: питья мутить никак я не могу, мол, ниже по теченью пью. Но напрасно он оправдывался и вопрошал, чем перед Волком виноват. Волки «нечистым рылам» ничего объяснять не обязаны. «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

Иногда кажется, что наши отношения с коммунальщиками-монополистами напоминают отношения волка с ягненком: что захотят, то и сделают. И, как правило, у них всегда «бессильный виноват».

В феврале в одной небогатой семье случилась трагедия: погиб четырнадцатилетний сын. Семья жила в частном доме в районе завода «Омега», задолжала за газ, и в разгар зимы им его «отрезали». Отец ушел на работу, в доме оставалась мачеха с младшим братом, и подросток, почувствовав себя ответственным за семью, в промерзшей кухне стал подключать к газплите большой газовый баллон. Баллон взорвался у него в руках, отцу даже не показали то, что осталось от сына.

Конечно, виноваты взрослые, пустившие подростка к предмету повышенной опасности. Конечно, виноваты родители – задолжали за газ крупную сумму, да еще вроде бы уже замеченные в самоуправстве – незаконном подключении к газопроводу.

А отключать дом от системы жизнеобеспечения в разгар зимы – это теперь стало законно? «В каком-нибудь коттедже богатом, небось, не отключили бы…», – в сердцах сказала тогда мне учительница этого мальчишки. Тихого, незаметного, но очень старательного и заботливого. А газовикам что? Сами виноваты – платить надо и за детьми смотреть, чтобы не лезли, куда не надо.

Но соразмерна ли плата за такую вину? Жизнь ребенка из-за какого-то газа! Который добывают из недр, «принадлежащих народу». Какие доходы приносит «принадлежащее народу»? Волк – он выше по ручью пьет, а Ягненок виноват «уж тем, что хочется ему – Волку – кушать». Чем «выше» пьешь, тем меньше спрос – такой еще смысл есть в этой басне.

Ну а если нельзя отрезать, отключить, оставить без тепла, воды, света? Что делать? Выход один – повышать тарифы. Что и делает успешно в последние годы ТОО «Таза сервис».

С 2018 года оно повысило тариф с 115 тенге с человека до 290, то есть почти в три раза. Новое руководство, ссылаясь на каких-то «независимых экспертов», замахнулось было на 400, но тут его слегка отрезвил Антимонопольный комитет, а до этого Президент коммунальщиков одернул. Директор международного бюро по защите прав человека и соблюдению законности Павел Кочетков тогда заметил, что «повышение тарифов стало обычным явлением, а общественные слушания проводятся для галочки, все будет так, как решили наверху».

Не разрешили (видимо, пока) поднять тариф до четырехсот? «Таза» пошла другим путем. В платежках начали приписывать количество проживающих. Не все сразу поняли, что платят за «мертвые души». Когда опомнились, людям объяснили с детской непосредственностью – просто у них произошел сбой в программе, понимать надо. Почему-то «сбой» увеличил, а не уменьшил количество проживающих в домах и квартирах.

Этот «сбой» чуть не парализовал работу ЦОНов – столько людей простаивали там в очередях за справками о составе семьи, и продолжалось это не один месяц. С нового года ЦОНы эти справки выдавать отказались. Не успевших послали на четыре буквы – «егов». А надо сказать, что основными «жертвами» приписок в платежках стали пожилые люди: когда-то у них были прописаны дети, внуки, потом они уехали, старики остались одни. И эти буквы, как и слова «электронный ключ» для них – темный лес. Более того, многие только теперь узнали, что не все уехавшие и даже умершие выписаны из их жилищ. И доказать факт одиночного проживания они ничем не могут: надо выписывать, но не все являются единственными владельцами квартир и домов, а тут еще карантин, границы закрыты.

Расчет был верным: самые законопослушные и добросовестные плательщики – пенсионеры. Они боятся долгов и платят. Тех, кто оплату задерживает, забрасывают устрашающими уведомлениями об Исполнительной надписи нотариуса, взыскании долга через судоисполнителей плюс оплаты услуг этого неведомого нотариуса. Такое право отныне дано коммунальщикам – без суда и следствия взыскивать долги.

В суде человек еще может что-то доказать: посмотреть документы, которые предоставил взыскатель, привести свидетелей, например, соседей, которые подтвердят, что человек проживает один, наконец в каждом районе есть участковые, которые тоже все знают о людях, проживающих на его участке. Можно предоставить документы, что «лишние» люди в квартире все эти годы вообще жили за границей. В самом решении суда есть мотивировочная часть, где судья пишет, на основании чего, каких законов (статей) он принял это решение. Ничего подобного заочная Исполнительная надпись не содержит, нотариус ею просто подтверждает наличие данного размера долга и право на его взыскание через судебного исполнителя. С должником он не встречается, его доводы не выслушивает. А размер долга определяет сам взыскатель. Никаких оправданий, никаких апелляций не принимается – все права на стороне сильного. У которого, как известно, всегда бессильный виноват.

Путем взыскания платы с несуществующих жильцов решается еще одна проблема. Ведь во многих домах и квартирах живет намного больше человек, чем там прописано. Происходит как бы уравновешение: кто-то живет один, а платит за пятерых, а кто-то платит за одного, а мусора в его доме производится за пятерых. За «пятерых», как правило, платит «бессильный».

Но куда деваться бедной «Тазе», если один мусорный контейнер отдел ЖКХ закупает за 150 тысяч тенге! А новый мусоровоз и вовсе – за 150 миллионов! Как сказал бы мой внук: «Эти контейнеры что – с выходом в интернет?». Но это же не просто мусорные баки, они – ЕВРОбаки! У них есть крышки! Они – закрываются! Вот каких высот достиг научный прогресс Европы. И мы со своими европомойками станем походить на Париж! Нет, на Брюссель. Или еще лучше – на Лондон! У нас уже стояли красные телефонные будки – совсем, как в столице Туманного Альбиона.

Может, я чего-то не понимаю, но любое местное предприятие, имеющее дело с металлом, изготовит эти мусорные баки раз в десять дешевле.

С крышками, ручками, ножками, колесиками, крылышками – наши умельцы и не такое могут сделать…

Конечно, страшно утонуть в мусоре или, простите, говне. А нам это реально угрожает: канализационные коллекторы рвутся с периодичностью смены времен. Несколько лет назад заменили металлические трубы на стеклопластик, и теперь он лопается. Под напором. Когда их закупали, интересно, каким местом думали? Рабочие разгребают это дерьмо, бюджет выделяет миллиарды!

Может, надо просто проявить здравый смысл и совесть? Недаром же сбежали от нашего «мусорного» бардака и финны, и немцы, которые хотели решить эту проблему Уральска. Видимо, осмелились кому-то «мутить питье своим европейским рылом» и убрались подобру-поздорову. Бежали, наплевав на то, что уже успели вложить какие-то инвестиции. И все мечты об экологически чистой утилизации мусора, заводе по его переработке остались мечтами. Реальны только мусорные свалки, чадящий полигон, вечные жалобы и повышение тарифов. Последнее – самое популярное у наших коммунальщиков. Проблемы это не решает, а вот создать напряженную обстановку в обществе может. А любое недовольство (которое есть в любом обществе) всегда очень умело используют те, кому выгодна нестабильность.

Фото: Нурлан Тастанбеков

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top