Ценить мир

24 июня 2021
0
2078

Большое значение в изучении истории Великой Отечественной войны имеют не только документы, но и воспоминания участников событий. Особенно тех, кто попал в фашистскую оккупацию и пережил тяжелейшие послевоенные годы. Произошло такое и с ветераном службы уголовного розыска Станиславом Ткачуком. Он возглавлял угрозыск ГОВД, работал на других руководящих должностях.

– Я родился в 1939 году в селе Вербовка Кировоградской области на Украине, – рассказывает Станислав Демидович. – В 1941 году наша семья оказалась в оккупации. Не всё из того периода отложилось в памяти, ведь тогда я был ещё слишком мал… Как потом рассказывала мне мать, мы убирали хлеб, налетела вражеская авиация – бомбила телеги, расстреливала работающих сельчан. Охотились буквально за каждым…

Нужно было спасать скот. Сестра Маруся, брат Ваня и отец погнали скот на восток. По рассказам отца, около Днепра их прижали немецкие танки, пришлось свиней и коров пустить вплавь. Помогли наши бойцы, отбившие атаку противника.

Потом месяц отец возвращался домой по занятой врагом территории. Маруся и Ваня потерялись в пути, нашли друг друга и также, как и отец, вернулись домой.

Гитлеровцы не всё жгли и разоряли. Хозяйства сохраняли, бывшим колхозникам разрешали держать скот: нужно было кормить армию. Помню, как они в первый раз пришли в наш дом на окраине села, потом часто наведывались: кто за водой, кто пытался чем-то у нас поживиться из имущества. Каждый двор обязан был сдавать хлеб, скот…

В нашем дворе стояла их рация в большой будке. Придёт воинская часть в Вербовку, отдохнёт, иногда пройдёт переформирование и отбывает. В селе оставались только полицаи и комендант.

Полицаи были местные. Прекрасно их помню. Например, Андрея Чёрного и Виктора Мамзенко. Первый целиком соответствовал своей фамилии – творил дела действительно чёрные, зверствовал. Кто-то из местных жителей выдал сопротивленцев – полицай Чёрный бросил в колодец отца и сына Кольченко и швырнул туда гранату.

Всем жителям категорически запрещалось запираться на засовы: полицаи и представители фашистских властей должны иметь возможность в любое время суток беспрепятственно заходить в дома. Кто закрывался – выбивали двери.

В 1943 году из наших мест начали угонять людей на работы в Германию. Забрали 14-летнего Ваню и 16-летнюю Марусю. Они сбежали в пути. Им приходилось скрываться от облав до прихода наших войск.

В том же году зимой объявили сбор жителей на расчистку от снега дорог, по которым немцы перебрасывали на восток технику. Пошёл на место сбора и мой отец. Навстречу идёт его кум: «Куда?» – «На снег» – «Какой ещё снег?! В концлагерь загремишь. Беги!»

Отец тут же развернулся и в степь. Там встретил других таких же беглецов, которых успели предупредить их родственники и другие сельчане. До марта 1944-го отец прятался от облав в лесах и землянках. В том же месяце наше село освободила Красная Армия, в которой стали служить отец и брат Ваня.

Отец в составе 1-го Украинского фронта войну закончил в Чехословакии. Награждён орденом Славы, медалями «За отвагу» и другими наградами.

Маруся была комсомолкой. Её направили в Кировоград доучиваться. После она работала учителем в Ровенской области. В мае 1945 года раненую бандеровцами Марусю привезли на военной машине. Вскоре моя сестра скончалась.

На полицая Чёрного устроили засаду. Когда его вели по селу, женщины едва не забили его насмерть. Граблями и мотыгами чуть не убили арестованных «людьми Л. Берии» дезертиров. Из них в наших местах целая банда орудовала. Однажды дезертиры пришли в наш двор и расстреляли из пистолетов… яблоню, которая вскоре засохла. После жестокого боя этих бандитов и взяли.

Вернулся с фронта отец. Я много работал в поле – надо кормить семью, а ещё помогать по домашнему хозяйству. Послевоенное детство, как и вся жизнь страны тогда, было очень трудным.

Нужно восстанавливать разрушенную войной экономику. В селе не было карточной системы, действовал налог. Есть корова – сдавай молоко, куры – сдавай яйца. По дворам ходили финагенты и пересчитывали всю живность. В колхозах не было денежного обращения, практиковались трудодни. В старших кассах – платное обучение, за исключением тех учащихся, отцы которых погибли на фронте.

В 1958 году я приехал к брату-первоцелиннику в Уральск и остался в этих местах. Здесь встретил свою любовь – Татьяну. Её отец погиб на фронте в 1942-м. Она местная, закончила с серебряной медалью Янайкинскую школу, затем – учётно-кредитный техникум в Куйбышеве. По распределению работала в городе Ступино Владимирской области. Я в это время служил в армии. Мы переписывались, потом поженились.

Армейскую закалку я прошёл отличную – служил специалистом радиолокационной станции обнаружения и наведения 8-й отдельной армии ПВО под командованием знаменитого лётчика-аса, маршала авиации Александра Покрышкина. Довелось в 1960-м «вести» самого Пауэрса. Засекли мы его ещё над Афганистаном. Так что полёт контролировался и в конце концов шпиона сбили. Также некоторое время я служил у Покрышкина ординарцем.

Да, пережили мы войну, тяжёлые послевоенные годы. Надо всегда ценить мир, бороться за него, помнить о подвиге наших отцов и дедов, завоевавших Победу.

Фото из альбома С. Ткачука
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top